Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

КРИЗИС АМЕРИКАНСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

Phillips K. Bad Money: Reckless Finance, Failed Politics, and the Global Crisis of American Capitalism. New York: Viking Penguin, 2008. 239 p.
Филлипс К. «Дурные» деньги: авантюризм в финансах, несостоятельная политика и глобальный кризис американского капитализма. Нью-Йорк: Викинг Пенгвин, 2008. 239 с.

        В книге известного американского журналиста и писателя-публициста Кевина Филлипса утверждается, «что будущее США как ведущей мировой экономической державы находится под вопросом, учитывая шаткое положение переполненного долгами финансового сектора и уязвимость экономики, вызванную зависимостью страны от дорогой импортной нефти» (с. xii). Автор не просто доказательно констатирует, что экономика США оказалась в глубочайшем кризисе, но и предметно критикует экономическую и политическую системы страны, демонстрируя, что именно они повинны в том, к какому состоянию пришла страна к первому десятилетию XXI века. Неспособность американской политико-экономической модели ответить на современные вызовы приведут к снижению роли США в мире. На первый взгляд, книга написана с алармистских позиций. Но авторитет К. Филлипса в американском научном и политическом мире, известность его прогнозов заставляют серьезно отнестись к мнению автора.
        В 1969 году, когда Филлипсу было 29 лет, он выпустил свою первую книгу – «Возрождение республиканского большинства» (The Emerging Republican Majority). Сейчас это – классика американской политологии. Всего он написал 14 произведений. Многие из них стали бестселлерами. Известность К. Филлипсу принесли его точные прогнозы о тех или иных переменах в американской политике. В частности, он предсказал реорганизацию Республиканской партии, которая позволила Рональду Рейгану стать президентом. Он предвидел появление «солнечного пояса» штатов, поддерживающих кандидатов-республиканцев, и смог предложить соответствующую предвыборную стратегию.
        В трех своих предыдущих сочинениях: «Богатство и демократия» (2002), «Уильям МакКинли» (2003) и «Американская теократия» (2006) – Филлипс сосредоточился на закостенелости правящей элиты США и ее неспособности к долгосрочному эффективному планированию, на росте долговых обязательств в американской экономике, ее зависимости от импортной нефти, на снижении благосостояния среднего класса, а также на факторе религиозного радикализма при принятии политических решений. Как пишет автор во введении к рецензируемой монографии, он не предполагал, что до выборов 2008 г. решит подготовить новый труд. Однако начавшийся в США в августе 2007 г. ипотечный кризис стал подтверждением многих тенденций, которые Филлипс предвидел ранее, и создал «непреодолимый соблазн написать еще одну книгу» (с. xi).
        Автор признает, что в названии книги частично подразумевается слабо регулируемый финансовый сектор американской экономики. В то же время «в исторической перспективе деньги являются дурными, нехорошими и в том смысе, что ведущие мировые державы в момент наибольшего могущества – будь то Испания, Нидерланды, Британия, а теперь США – делали ставку в своем развитии на финансовый сектор в ущерб сельскому хозяйству, производству или транспорту. И каждый раз это приводило к снижению роли этих стран в мире» (с. 20). Филлипс сравнивает положение мировых лидеров в прошлые периоды и положение США в настоящее время на протяжении всей книги. Это значительно украшает монографию и делает выводы автора более весомыми.
        Работа поделена на семь глав. Структуру вряд ли можно считать оптимальной: главы не выстроены в единый смысловой ряд – начав с описания ипотечного кризиса и паники на рынке ценных бумаг США в августе 2007 г. автор «вдруг» переходит к бурному развитию финансового сектора за последние тридцать лет, приведшему к нынешнему кризису, затем анализирует влияние мирового нефтяного рынка на экономику страны, описывает недостатки американской политической элиты и конкуренцию экономике США со стороны других стран.
        Видимо, автор не стремился к выверенной структуре. Замысел был в том, чтобы показать с самых разных сторон, в каком сложном положении находится экономика США, привлечь к этой проблеме внимание читателей. По этой же причине многие вопросы (например, чрезмерное долговое бремя экономики, зависимость от нефти, падение доверия к доллару в мире) Филлипс описывает сразу в нескольких главах, что было бы неприемлемо в научном исследовании. Вместе с тем подобное композиционное и стилевое решение позволило автору привести огромное количество интересных фактов и цифр, характеризующих развитие не только США, но и многих других стран мира, рассмотреть исторические примеры, процитировать известных ученых. В своей работе Филлипс органично сочетает анализ экономики США и мировой экономики, внутренней политики, международных отношений, исторические экскурсы. Эти достоинства книги важнее перечисленных недостатков.
        Филлипс связывает текущий кризис с ускоренным развитием финансового сектора, отличавшим американскую экономику на протяжении последних трех десятилетий – с прихода к власти администрации Р. Рейгана (с. 38), принявшей на вооружение монетаристскую теорию Милтона Фридмана (с. 73) и уверовавшей в тезис об абсолютной эффективности рынка (с. 74–76). «В 1987–2007 годах сектор финансовых услуг, связанных с долговыми обязательствами во всех их формах – от кредитных карточек и ипотеки до государственных ценных бумаг, выпускаемых министерством финансов, и сложных финансовых инструментов, разработанных финансистами с Уолл Стрит, – стал самым большим и быстрорастущим бизнесом в стране» (с. viii). За эти годы общий размер американских долгов вырос в четыре раза с 11 до 48 трлн. долларов, что составляет около 340% ВВП страны (с. 7, 43, 46), при этом 37 трлн. долл. приходится на долги частных лиц и корпораций. В 1990-х годах финансовый сектор стал крупнейшим в экономике США, намного опередив производственный сектор (с. viii). Если в 1970 г. доля производства в ВВП составляла 24%, а финансов – 14%, то к 2005 г. эти показатели равнялись 12 и 20% ВВП соответственно (с. 31).
        В столь авантюрном развитии экономики автор винит американские власти – как республиканцев, так и демократов. Хотя период нахождения в Белом доме У. Клинтона и характеризовался быстрыми темпами экономического роста, размер долгов в американской экономике за это время увеличился с 16 до 28 трлн. долл. (с. 44). Взрывной рост финансового сектора (в том числе фондового рынка), по мнению Филлипса, объясняется не действием рыночных законов, а (!) вмешательством госструктур. Спекуляциями занимались не только крупные (например, Дж. Сорос) и мелкие частные игроки, но и само американское правительство. Такие действия существенно искажали посылаемые рынком ценовые сигналы. Филлипс описал созданную в 1988 г. и действующую до настоящего времени Рабочую группу по финансовым рынкам при Президенте США.
        Хотя автор и говорит, что «в книге нет попытки доказать или опровергнуть какое-либо влияние на рынок со стороны группы», но с уверенностью добавляет, что воздействие со стороны властей на рынок все-таки оказывалось (либо данной группой, либо Федеральной резервной системой), с тем чтобы противостоять резким падениям индексов в кризисные периоды (с. xiv, 58–60).
        Бурное развитие финансового рынка привело к обогащению не среднего класса – основы американского общества, а тонкой прослойки богатых финансистов (с. 63, 77). Возможно, впервые в американской истории длительный период экономического роста не сопровождался ростом благосостояния широких масс населения. Филлипс приводит данные о том, что за последние тридцать-сорок лет американцы, наоборот, стали жить намного беднее. В 1970-х годах обязательные расходы (ипотека, социальное обеспечение ребенка, медицинское страхование, обслуживание автомобиля, налоги) составляли около 50% от всех расходов семей, относящихся к среднему классу, зато в начале XXI века – уже 75% (с. 100).
        Для зарубежных экономистов еще более важной является информация о том, что в 1997–1999 годах в США были внесены изменения в методологию подсчета индекса потребительских цен. В результате в настоящее время официальные данные занижают инфляцию на 2–3 процентных пункта (с. 81–83). Это также косвенно свидетельствует о снижении реальных доходов населения, ведь рост зарплат американцев в последние годы обычно соизмеряется с темпами официальной инфляции. Кроме того, уровень инфляции в США является важным макроэкономическим показателем, влияющим на всю мировую экономику – оценку стадий экономического роста, ставку процента, валютные курсы. Филлипс пишет о том, что в 2006 г. американские власти прекратили публиковать информацию об изменении денежного агрегата М3 (он включает в себя объем наличных денег в обращении, депозиты в банках, некоторые категории ценных бумаг). Причина этого, по мнению автора, в том, что показатель М3 начал расти темпами, значительно опережающими инфляцию, отражая возросший выпуск ничем не обеспеченных долговых финансовых инструментов (с. 111–112).
        Важнейшим фактором, влияющим на экономику США, по мнению Филлипса, является нефть. Он пишет, что две страны, являвшиеся мировыми экономическими лидерами до Соединенных Штатов, имели особые, передовые технологии по использованию определенного источника энергии: Нидерланды – ветра и воды, Британия – угля (с. xiii). Для США особое значение имеет нефть: «американская нация, сложившаяся 150 лет назад, исторически связала свою судьбу с огромными запасами нефти и возможностями максимизировать их с помощью торговли и военных действий» (с. 14). Автор показывает зависимость доллара от нефтяного рынка. Он пишет, что когда в 1974 г. ОПЕК потребовала увеличения цен на «черное золото», взамен была достигнута договоренность с Саудовской Аравией о том, что торговля нефтью будет вестись в долларах (с. 127), а валюты нефтеэкспортеров были привязаны к курсу американской валюты. Значительная часть нефтедолларов инвестировалась в экономику Соединенных Штатов. Вторжение США в Ирак привело к тому, что цена на нефть резко выросла, в том числе из-за позиции стран ОПЕК (с. x). Кроме того, нефтедобывающие страны рассматривают возможность отказа от привязки валют к нестабильному доллару, сократили его долю в золотовалютных резервах (ЗВР) и вывели часть своих авуаров из американской экономики. В целом, доля американской валюты в ЗВР стран мира в 1999–2007 годах снизилась с 71 до 63%, и данная тенденция продолжается (с. 147). Это сигнализирует о снижении доверия к доллару и возросшей конкуренции со стороны других валют. Автор приводит цитату из журнала «Экономист» о том, что падение курса доллара – это «крупнейший дефолт в истории» (с. 179).
        Ухудшение отношений с нефтеэкспортерами – только часть нефтяной проблемы. Не менее важно, что в условиях растущего спроса на нефть на мировом рынке рост ее добычи прекратился. Филлипс приводит оценки, согласно которым на период 2005–2011 годов приходится максимум производства нефти, после чего оно начнет сокращаться (с. 130–131, 174–176). В самих Соединенных Штатах, некогда крупнейшем производителе черного золота, 2/3 потребляемой нефти обеспечивается за счет импорта (с. 121). Автор призывает американскую элиту задуматься о разработке долгосрочной энергетической стратегии в связи со скорым дефицитом нефти в мире и большими угрозами, которые он будет нести для мировой экономики и безопасности, и призывает активно заниматься разработкой альтернативных экологически чистых источников энергии и энергосберегающих технологий. Это необходимо для того, чтобы на постнефтяном этапе стать страной, обладающей передовыми энергетическими технологиями (с. 174–178).
        Филлипс показывает, что элита страны – как республиканцы, так и демократы – не способна решать стоящие перед США проблемы. В одной из глав – «Политика уклонения» – автор предсказывает, что следующему президенту страны в ближайшие четыре года придется столкнуться с такими серьезными вызовами, как долговое и кредитное бремя, слабость национальной валюты, снижение стоимости активов, незащищенность поставок нефти, возможные войны за ресурсы, расходы в связи с войной на Ближнем Востоке (с. 162). Сигналов снизу, от избирателей, о необходимости решительных действий тоже не поступает: хотя большинство американцев и считает, что страна идет по неправильному пути, политические дискуссии о возможности упадка США готовы воспринимать не более 5–10% электората (с. 155–156). Поэтому для политиков обсуждение этих тем равнозначно политическому самоубийству (с. 162). Закостенелость элиты усугубляется наличием в политике династий, что снижает действенность механизмов «социального лифта» и обновления элиты. Речь идет не только о династиях Бушей и Клинтонов, но и о сенаторах, конгрессменах, партийных чиновниках (с. 158–162). Филлипс напоминает, что элиты прежних ведущих экономических держав мира, Испании, Нидерландов и Британии, осознавая, что экономика их стран находится в преддверии кризиса, не предпринимали действий по его предотвращению (с. 162–169).
        В заключение автор уделяет большое внимание политике и экономике зарубежных государств и их влиянию на Соединенные Штаты. Филлипс обнаруживает доскональное знание процессов, происходящих в мировой экономике и международных отношениях, их системное видение. Значительное место в книге посвящено России. Автор останавливается на Шанхайской организации сотрудничества (с. 133), резервном фонде (с. 146), политике по отношению к зарубежным нефтяным компаниям (с. 191), исследованиям дна Северного Ледовитого океана (с. 192).
        Знание и понимание американского опыта развития экономики, в том числе негативного, полезно для российского общества. Во-первых, при существовании в стране более тысячи финансовых организаций многие промышленные предприятия лишены доступа к дешевым кредитам (хотя эта проблема стоит не так остро, как в 1990-х годах). Во-вторых, расплатившись практически со всеми государственными долгами, отягощавшими экономику и бюджет страны, Россия начала быстро накапливать корпоративный долг (за 2001–2007 годы он вырос с 35 до более чем 400 млрд. долларов, что в десять раз превышает размер госдолга). В-третьих, значительная часть средств российских государственных финансов (средства резервного фонда и золотовалютные резервы Центробанка) инвестирована в американские ценные бумаги или доллар, которые, учитывая чрезмерный уровень задолженности экономики США, не могут считаться безрисковыми активами. В-четвертых, не может не вызывать тревоги и то, что Россия несколько лет назад прекратила публикацию данных о наших нефтяных запасах.
        «Кризис – не в будущем, – пишет К. Филлипс. – Он рядом, и его первая фаза началась в 2007 году…» (с. 198). И хотя в предисловии автор и обещает не давать прогнозов (c. хi), ему не удается вовсе воздержаться от них. Возможно, на смену «американскому капитализму» придет «азиатский капитализм», который будет характеризоваться «госкапитализмом, меркантилизмом, даже конфуцианомикой, если лидирующая роль отойдет Китаю» (с. xiv).
        Беспощадно критикуя экономику США на протяжении всей книги, автор решил поменять тональность рассуждения на последней странице. «Ни один из мировых экономических лидеров прошлого не пережил полного производственного ренессанса после того, как чрезмерно увлекался развитием финансового сектора». У США такой шанс есть. Он заключается в том, что они – крупная континентальная экономическая держава с большими природными и трудовыми ресурсами. Филлипс рекомендует им выбрать экономическую модель таких стран, как Германия, Япония и Швейцария (которые развивают производство с высокой добавленной стоимостью и экспорт), ... и отказаться от военного и финансового империализма (с. 208–209).

Евгений Бирюков,
кандидат экономических наук

 


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015