Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

ЯДЕРНЫЙ МИР ДЖОРДЖА БУША

Nuclear Transformation. The New U.S. Nuclear Doctrine / Edited by James J. Wirtz and Jeffrey A. Larsen. New York: Palgrave Macmillan, 2005. 288 p.
Ядерная трансформация. Новая ядерная доктрина США / Под ред. Джеймса Виртца и Джефри Ларсена. Нью-Йорк: Палгрейв Макмиллан, 2005. 288 с.

        Данный сборник статей различных авторов посвящен ядерной политике США и в особенности – изменениям, появившимся в ней в 2002 году. Минувшие с тех пор три года и дали авторам материал для обобщений, которые они постарались представить читателю.
       В первую очередь необходимо отметить, что большинство авторов – «родом» из академических кругов. В списке присутствует также представитель бюро контроля над вооружениями Госдепартамента США и два специалиста из национальной лаборатории Соединенных Штатов в Лос-Аламосе. Краткое предисловие к сборнику написано отставным адмиралом Р.У. Мисом. Такой состав авторов позволяет читателю рассчитывать на знакомство не столько с итогами анализа ядерной политики в контексте практики стратегического планирования, сколько с теоретическими дебатами о места ядерного оружия в современной внешней политике США.
       Статьи, написанные отчасти очень «хлестко», дают непохожие взгляды разных авторов на одни и те же вопросы «нового взгляда» на мир администрации Дж. Буша-младшего. При этом любопытно, что обзор американской ядерной доктрины (Nuclear Posture Review), на анализе которого выстраивают (насколько можно судить) свои заключения и рекомендации авторы книги, – документ по определению закрытый. Поэтому очень интересно (хотя и трудно проверить), насколько обоснованы те положение, которые представлены в рецензируемом труде.
       Редакторы сборника, по собственному признанию, не ставили задачу охватить весь спектр проблем, имеющих отношение к обзору ядерной доктрины США. Тем не менее в книге рассматривается достаточное количество тем и вопросов, связанных с (1) ядерной политикой Соединенных Штатов, в том числе в исторической перспективе; (2) реакцией других стран и регионов на изменения в ядерной политике США; (3) проблемами имплементации новых элементов политики, заложенных в указанном обзоре; (4) перспективами и результатами предписанных изменений. К достоинствам сборника следует отнести тот факт, что ядерная политика США рассматривается в нем в контексте общей политики национальной безопасности Соединенных Штатов и перемен в мире в середине первого десятилетия нового века.
       Авторы статей доказывают то, что за последнее время стало общим местом публикаций о внешней политике администрации США: Дж. Буш-младший на деле придерживается традиций своего предшественника У. Клинтона (1993–2000), который в свою очередь оберегал славные устои американской политики во всем, что касалось национальной безопасности и международных отношений. Право применения оружия, в том числе ядерного, первыми (концепция упреждения), которое было обозначено в Стратегии национальной безопасности и вызвало массированную критику во всем мире, являлось ключевым положением американской политики еще со времен президентства Г. Трумэна (1945–1952). В подтверждение приводится цитата другого американского президента Дж. Ф. Кеннеди: «Думаю, если мы окажемся втянутыми в войну в Европе, у нас не будет иного выбора, кроме использования ядерного оружия» (с. 12).
       Изменения непосредственно в ядерной политике были вызваны эволюцией стратегической обстановки после окончания «холодной войны». В условиях нарастающей опасности распространения оружия массового уничтожения (ОМУ) среди государств и негосударственных акторов стратегического сдерживания, по мнению американского руководства, не достаточно для защиты США и их союзников. В обзоре ядерной доктрины провозглашается «новая триада» – ядерные и неядерные стратегические силы, активная и статичная оборона, научные разработки, исследования в военной области и соответствующая инфраструктура. Тем не менее через три года после принятия в 2002 г. новой версии ядерной доктрины Соединенных Штатов продвижения в трансформации американских ядерных сил не заметно. Единственным «резким шагом» в этом смысле можно считать выход США из Договора ПРО в июне 2002 года.
       Обзор ядерной доктрины является составной частью ключевых документов политики безопасности США – наряду со стратегией национальной безопасности, военной стратегией, четырехгодичным обзором обороны, принятыми впервые при Буше стратегиями по борьбе с терроризмом и распространением оружия массового уничтожения. Согласно этим документам, в основном одобренным в 2001–2002 годах, Соединенные Штаты должны изменить свой подход в военном планировании – отказаться от упоры на угрозы и перейти к акцентированию потенциальных возможностей (capabilities-based vs. threat-based).
       В книге отмечается, что, несмотря на «замечательные» цели, поставленные в обзоре, в нем не описаны важные организационные и иные практические моменты, которые необходимо учитывать при создании функционирующей новой триады. Реформирование не уничтожает «старую», хорошо знакомую с советских времен триаду МБР–ТБ–БРПЛ1. Просто этот «треугольник» должен быть встроен в иную структуру.
       В соответствии с изложением обзора ядерной доктрины США в книге она предполагает интеграцию ядерных и обычных вооружений. При этом функции ядерного оружия в защите национальных интересов США достаточно широки – от разрушения подземной инфраструктуры на территории других государств (неважно, скрываются там места производства ОМУ или террористы) до его использования при активной обороне. Авторы задаются вопросом: могут ли справиться обычные стратегические или нестратегические вооружения с подобными задачами?
       Существуют опасения, что столь широкие «обязанности» ядерного оружия подтолкнут другие государства к его приобретению. Согласно ряду мнений, приводимых в книге, США таким образом могут разрушить «ядерное табу». Высказываются и иные точки зрения. Согласно им, это табу настолько сильно, что подвижки в ядерной политике Соединенных Штатов не смогут его низвергнуть – тем более что пока случаев применения ядерного оружия после 1945 г. не было, и дальнейшее развитие этой проблемы зависит от сценария и целей, для которых это оружие будет использовано. Как отмечают авторы, реалистичных сценариев его применения пока нет. Анализируя поведение США на международной арене, можно предположить, что ядерное оружие рассматривается экспертами в качестве крайнего средства сдерживания и устрашения, но при этом достаточно разумного. По крайней мере, о планах применения ядерного оружия против таких опасных очагов, угрожающих национальной безопасности США, как Иран или Северная Корея, пока или не говорится, или говорится весьма скупо.
       Справедливый вопрос: насколько соответствует активное участие Вашингтона в противоборстве распространению ОМУ, в том числе ядерного, его желанию совершенствовать это оружие для того, чтобы, возможно, однажды применять ядерные системы? Ответа на него авторы не дают. Они ограничиваются только констатацией того факта, что режим контроля над вооружениями и такие ключевые его договоры, как ДВЗЯИ (к которому США не присоединились) и ДНЯО2, в документах администрации Дж. Буша практически не упоминаются.
       Высказывается мнение, что США на самом деле поддерживают контроль над вооружениями, однако придерживаются иного, более активного, более самостоятельного и одностороннего подхода к этому вопросу. Традиционный контроль над вооружениями потерял для американцев свою ценность. «Контроль над вооружениями мертв», – так следует из цитируемого заявления заместителя директора Департамента трансформации Министерства обороны США Т. Барнетта. Способ борьбы с государствами, скрывающими террористов, – это непосредственное разоружение этих стран, что полностью вписывается в линию американской политики.
       Авторы осторожно замечают, что обзор ядерной доктрины можно воспринимать или как попытку разрушить существующий режим (в первую очередь обязательства государств по ДНЯО), или как новый взгляд на контроль над вооружениями. Так же двойственно на сегодняшний день можно описать и существующую ситуацию в мире. С одной стороны, режим контроля над вооружениями все еще существует; с другой – ряд государств развивает программы по разработке ОМУ, в том числе ядерного.
       Вряд ли можно сказать, что изменения в ядерной политике США оказали на это такое влияние (к примеру, в книге утверждается, что Индия и Пакистан восприняли положения обзора ядерной доктрины США как фактическое «разрешение» им продолжать свои программы). Конкретные несоответствия между политикой Соединенных Штатов и режимом нераспространения заключаются в (1) несоблюдении принципов разоружения (разработка новых видов вооружений) и неприменения ядерного оружия, обязательств по ДНЯО (неприменение ядерного оружия против государств, им не обладающих) и (2) размывании различий между обычным и ядерным оружием.
       Интересна часть книги, посвященная НАТО. В ней указывается на сдержанность реакции альянса на обзор ядерной доктрины США и рассматривается вопрос о возможной совместимости проектов ПРО. Однако речь не идет о зависимости ядерных политик стран альянса от политики Соединенных Штатов. Европейские союзники перестали бояться, что США «закроют» свой ядерный зонтик над Европой.
       Значительное внимание в книге уделяется России. Автор статьи о российской реакции на новации в ядерной доктрине США – А. Савельев, сотрудник ИМЭМО РАН. По его мнению, для России пришло время отказаться от напрасных попыток поддерживать ядерный паритет с Соединенными Штатами. Подчеркивается, что ядерная стратегия самой России – вещь загадочная, а в официальных военно-политических документах угрозы и возможные ответы на них описаны туманно. США на ядерную политику России особого внимания не обращают, нынешняя структура и состав американских ядерных сил не привязываются к российским. В американских документах Россия упоминается в качестве партнера и важной составляющей стратегической обстановки в мире.
       Иным стал «образ врага». Сегодня – это слаборазвитые в западном понимании страны, обладающие, однако, сильными военными машинами и не согласные с политикой США. Авторы напоминают: надежды на то, что все ядерные арсеналы будут уничтожены, теперь окончательно похоронены. Перед нами – жестокий мир, в котором угроз безопасности (часто непредсказуемых) гораздо больше. Для большинства авторов это служит оправданием произведенных Дж. Бушем изменений в ядерной политике Соединенных Штатов.
       Изменения в ядерной доктрине США порождают больше вопросов, чем дают ответов. Складывается впечатление, что в целом «новая» роль ядерного оружия в американской политике преувеличивается. Во всяком случае, не кажется, что в тексте обзора ядерному оружию на самом деле отводится центральное место как средству стратегии сдерживания и обороны.
       В четырехгодичном оборонном обзоре США 2002 г. ядерное оружие не описывается как основное средство сдерживания. В национальной военной стратегии 2004 г. сказано, что «ядерное оружие продолжает играть важную роль в сдерживании» и подчеркивается важность трансформации существующих ядерных стратегических сил в новую триаду3 (что снова свидетельствует о том, что в этой области не было ничего сделано). Однако этому посвящен всего один абзац из 35 страниц. Возможно, ядерное оружие в основном продолжает восприниматься так же, как и во времена «холодной войны» – в качестве средства устрашения и обороны, не предназначенного для «каждодневного» использования. В опубликованной в 2005 г. оборонной стратегии США о возможности использования ядерных вооружений для национальной обороны не говорится. Несмотря на это и на отсутствие громких событий, связанных с ядерной политикой самих Соединенных Штатов, в американских лабораториях идет разработка новых видов ядерного оружия, подземные бункеры в штате Невада готовы к новым испытаниям, а ядерные боеголовки, «сокращенные» в соответствии с Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 года, лишь снимаются с дежурства. Все это означает, что быть в курсе общей картины ядерной политики Вашингтона необходимо для понимания возможных будущих шагов США в этой области.
       В целом можно сказать, что книга «выполняет обещание», данное от имени редакторов: информировать, но не предлагать готовые оценки, ответы и решения. Не убеждать, а только очерчивать перспективы и возможные пути решения возникающих проблем. Иногда раздражает патриотично-патетический тон отдельных разделов. Черта неизбежная, но книгу не украшающая. В заключение отметим: предложенные взгляды на трансформацию ядерной политики США адекватны реальности. Польза специалистам от чтения работы есть.
Анна Захарченко

Примечания

      1МБР – межконтинентальные баллистические ракеты; БРПЛ – баллистические ракеты на подводных лодках; ТБ – тяжелые бомбардировщики.
      2ДВЗЯИ – подписанный в 1996 г. Договор о всеобъемлющем запрете ядерных испытаний; ДНЯО – подписанный в 1968 г. Договор о нераспространении ядерного оружия.
      3The National Military Strategy of the United States of America. A Strategy for Today, a Vision for Tomorrow. 2004. P. 12.


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015