Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
НАША СЕТЬ
Форум крепит сообщество

БЕСЕДЫ ОБ АМЕРИКЕ. ТРЕТИЙ РАУНД

        2008-й год – год президентских выборов в России. Но одновременно – это и год президентских выборов в США. В ходе избирательной кампании республиканская и демократическая партии формулируют свои внешнеполитические программы, в которых заявляются и международные приоритеты Соединенных Штатов на ближайшие четыре года. Приход в Белый дом нового человека неизбежно скорректирует внешнеполитический курс Вашингтона. На каких основаниях будет строить республиканская или демократическая администрация свои отношения с Россией после ноября 2008 года? Есть смысл внимательнее присмотреться к внутриполитическим процессам в самой Америке.
        Анализу этой проблемы была посвящена прошедшая 6 декабря 2007 г. в круглом зале здания Института стран Азии и Африки на Моховой третья встреча из цикла «Беседы об Америке» – проекта, инициированного год назад Научно-образовательным форумом по международным отношениям (НОФМО). Участники встречи пытались осмыслить внешнеполитические ресурсы США исходя из логики предвыборной борьбы в Америке. Тематика встречи была определена как «Поляризованная Америка: причины и последствия». С докладом выступил заведующий кафедрой истории и политики стран Европы и Америки Московского государственного института международных отношений (МГИМО-университета) МИД России д.и.н., профессор В.О. Печатнов. Вел встречу д.полит.н. директор НОФМО А.Д. Богатуров.
        Такая постановка вопроса сама по себе не совсем обычна. За минувшие пять – семь лет в российской политологии утвердился тезис о том, что и республиканцы, и демократы проводят в целом единую внешнюю политику. В 1990-х годах демократическая администрация У. Клинтона заявляла о поддержке российских реформ и выдвинула тезис о переходе к «стратегическому партнерству» с Россией. Но одновременно США запустили процесс расширения НАТО, свернули переговоры о контроле над вооружениями и стали укреплять свои позиции на постсоветском пространстве. В 2000-х годах республиканская администрация Дж. Буша-младшего провозгласила курс на сотрудничество с Россией в рамках глобальной антитеррористической коалиции. Но параллельно Вашингтон создает систему противоракетной обороны, прорабатывает вопрос о возможном вступлении в НАТО ряда стран СНГ и нагнетает остроту дискуссий вокруг проблем энергетической безопасности. Разница между внешней политикой республиканцев и демократов в Москве практически не ощущается. Поэтому президентские выборы в США по сути стали для россиян «игрой без ставок».
        Есть и другой аспект проблемы. В отечественной публицистике происходит настоящий ренессанс геополитических теорий начала прошлого века. Однако «классики» геополитики уверяли, что международная стратегия страны почти не связана с ее внутренней политикой. Она строится на базе «незыблемых стратегических интересов», заданных географическим положением той или иной страны. В рамках геополитических теорий государства воспринимаются как «бильярдные шары» – целостные, внутренне консенсусные общности, отличающиеся друг от друга только весом, массой и положением на игровом столе. Вот почему для сторонников геополитического подхода никакой интриги в американских (как, впрочем, и в российских) выборах нет. Независимо от личности президента Соединенные Штаты будут стремиться «ослабить любое крупное государство Евразии», а Россия – пытаться «консолидировать территорию бывшего СССР». Стоит ли тратить время на изучение внешнеполитических программ американских или российских партий?
        Иной подход попытались развить участники форумской встречи. В.О. Печатнов попробовал показать межпартийную полемику в американском обществе накануне президентских выборов 2008 года, которая разворачивается и вокруг внешнеполитических вопросов. Однако свою тему эксперт представил в неожиданном ракурсе. Вместо банальных размышлений о шансах на победу сенатора-демократа Хиллари Клинтон или готовности республиканцев выдвинуть кандидатуру бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, В. Печатнов предложил на основе новейшей американской литературы «срез» партийных процессов в США на протяжении последних тридцати лет. Такая историко-политическая панорама позволила докладчику сделать ряд интересных выводов.
        Во-первых, В. Печатнов отметил, что внутри Соединенных Штатов нарастает ценностный раскол между республиканцами и демократами. На протяжении ХХ века в Америке сформировалась условная «партия центра» – умеренные республиканцы и демократы, которые часто перенимали лозунги друг у друга. Теперь ситуация изменилась. Между республиканцами и демократами нарастает идейное размежевание по таким ключевым вопросам, как расходы на оборону, аборты, нелегальная иммиграция или программы поддержки «небелого» населения. Этот раскол постепенно переходит на все американское общество: начиная с 1992 г. на каждых президентских выборах избиратели США раскалываются в своих предпочтениях почти поровну. В прошлом, по мнению докладчика, аналогичная ситуация имела место лишь в середине XIX века. В тот период межличностные разногласия между демократами и предшественниками республиканцев – вигами были настолько велики, что представители обеих партий не поддерживали друг с другом даже личных контактов.
        Во-вторых, докладчик показал, что раскол в американском обществе вызван морально-этическими причинами. Экономические программы демократов и республиканцев во многом близки. Но демократы выступают как носители социально-культурного либерализма, предусматривающего максимальное расширение свобод в сфере культуры, искусства и морали, политкорректности, свободы совести и ликвидации оставшихся предрассудков в отношении расовых групп. Республиканцы, напротив, занимают позицию «моральных охранителей» – защитников религии, морали, традиционного американского образа жизни, патриотизма и веры в «особую миссию Америки». Представители обеих партий могут совместно осуждать внешнюю политику Ирана или требовать увеличения социальных расходов. Но они никогда не подадут друг другу руки после спора о художественной выставке или правилах общественного приличия.
        В-третьих, В. Печатнов указал на растущее идейно-территориальное размежевание Америки. Республиканцы пользуются наибольшей поддержкой у избирателей южных штатов, Великих равнин и Скалистых гор. Демократы – на восточном и западном побережье США. Существуют, конечно, исключения вроде губернатора-республиканца Калифорнии Арнольда Шварценеггера или мэра-республиканца Нью-Йорка Рудольфа Джулиани. Но общий тренд, по мнению В. Печатнова, указывает на формирование устойчивых «республиканских» и «демократических» регионов. Успех выборов решается, по сути, перетягиванием на свою сторону «спорных» штатов Среднего Запада. «Красно-синий водораздел» – такую метафору использовал эксперт для описания идеологических предпочтений американцев.
        В-четвертых, В. Печатнов хотел убедить присутствовавших, что нынешняя ситуация – результат сложного переплетения борьбы элитных групп и изменения социально-культурных предпочтений американцев. До середины ХХ в. американская политическая система была «трехслойной». Бизнес поддерживал республиканцев, профсоюзы и фермеры – демократов, а южные штаты всегда хранили верность демократической партии, поскольку она сохраняла остатки расовой сегрегации. В 1960-х годах ситуация изменилась. После реформ Дж. Ф. Кеннеди (1961–1963) консервативный юг отшатнулся от демократов, а либеральный север перешел на демократические позиции. Обе партии как будто поменялись местами. Республиканцы превратились в выразителей интересов и образа жизни старой, «белой», консервативной элиты. Демократы – в сторонников «необратимых» (по их мнению) перемен.
        Завершая свое выступление, В. Печатнов отметил, что Америка подходит к новому морально-политическому разлому. Первый произошел в 1840-х годах между сторонниками и противниками отмены рабства в южных штатах. Второй – в 1890-х годах между традиционными партиями (республиканцы и демократы) и выражающими интересы фермеров популистами. Третий – в 1930-х годах между бизнесом и профсоюзами. К концу 2000-х годов назревает четвертый раскол – между сторонниками и противниками прорыва в политику всевозможных «меньшинств». Каждый из этих расколов был, по мнению докладчика, вызван не столько социально-экономическими, сколько морально-этическими причинами. Но именно они, а не очередной экономический кризис, выступали поворотными точками в американской истории.
        Не все положения докладчика вызвали согласие у слушателей. Сомнению был подвергнут тезис о том, что для стабильности политической системы ценностное единство более значимо, чем социально-экономические расхождения между партиями. Звучала ссылка на «консерватизм государственной бюрократии», которая традиционно лишена ярко выраженных партийных симпатий. Раздавались призывы более четко определить понятия «либерализм» и «консерватизм», поскольку в Америке никогда не существовало консерваторов в западноевропейском смысле этого слова. Участники встречи также подчеркивали, что, несмотря на расхождения по вопросам о войне в Ираке, между республиканцами и демократами сохраняется консенсус относительно базовых внешнеполитических приоритетов Соединенных Штатов.
        Наибольший скепсис вызвало положение автора о росте идейно-территориального раскола в США. Ссылки на «красно-синий водораздел» основаны, как правило, на результатах президентских выборов 2000 и 2004 годов – очень короткий промежуток времени для выявления долгосрочных тенденций. Между тем свои предпочтения американские штаты меняли часто. Всего несколько десятилетий назад оплот нынешних республиканцев Техас был цитаделью демократов. Традиционно демократическая Калифорния выбрала в 2003 г. губернатора-республиканца. Консервативное северо-восточное побережье страны попеременно отдает свои симпатии обеим ключевым партиями. Американские штаты никогда не были завязаны на конкретную партию: свои предпочтения они меняли слишком часто. Можно ли, ссылаясь на итоги последних трех-четырех избирательных кампаний, говорить о том, что идейный раскол в американском обществе перерастает в идейно-территориальный?
        В целом же доклад В.О. Печатнова вызвал позитивный отклик. Он породил серию интересных комментариев. Свою интерпретацию нынешних внутриамериканских трений предложил директор НОФМО А.Д. Богатуров. В современном американском обществе происходит, по его мнению, процесс постепенного разочарования избирателя в СМИ. Прежде газеты, теле-и радиопередачи воспринимались американцами как полноценный новостной посредник между политиками и их электоратом. Сегодня масс медиа рассматриваются массовым сознанием как отдельный бизнес. Отсюда – стремление возродить партии и другие традиционные институты американской политической жизни. Возник естественный спрос на консервативную волну, «гротескной» формой которой стал «консерватизм по Бушу».
        Иной взгляд на проблему предложил заведующий отделом международно-политических проблем Института мировой экономики и международных отношений РАН к.и.н. Н.А. Косолапов. По его мнению, либерализм представляет собой комплекс идейно-политических взглядов, в то время как консерватизм – определенный тип темперамента (пафос защиты прошлого). Дифференциация политического спектра идет, однако, по другому признаку: умеренные и радикальные политики. С начала 1990-х годов в США растет число радикально настроенных представителей в рядах как республиканской, так и демократической партии. Политика вновь становится уделом эмоциональных деятелей, а «люди здравого смысла» уходят в непубличные сферы. Возникают совершенно новые, не синхронизированные друг с другом проблемы, чреватые кризисом всей политической системы.
        Но все дискутанты соглашались: морально-этические трения в американском обществе затрагивают внешнеполитические проблемы. Еще накануне президентских выборов 2004 г. в Америке сложился целый пласт публикаций о различном отношении республиканцев и демократов к вопросам внешней политики1. Администрация Дж. Буша-младшего ратует за отказ от всех ограничений американских интересов и даже настаивала на сокращении обязательств перед ведущими международными организациями. «Демократическая оппозиция», напротив, предлагает навязывать «американское величие», так сказать, с согласия тех, кому оно навязывается – при более активном использовании дипломатии, экономических приманок, переговоров. Сегодня это расхождение дополняется полемикой по конкретно-политическим проблемам: войны в Ираке и Афганистане, размещение элементов ПРО в Восточной Европе, отношения с государствами Ближнего Востока, Россией, Индией, дискуссии по поводу «глобального потепления»… Магистральную линию на укрепление пошатнувшегося в последние годы американского лидерства не оспаривает никто. Однако делать это самостоятельно либо в союзе с ближайшими союзниками и международными институтами – вопрос ценностного выбора. Споры об этом вряд ли прекратятся после президентских выборов в ноябре 2008 года.
        Такой взгляд на внутриполитические процессы в США открывает перед российской политологической аудиторией «неизвестную» (точнее, «подзабытую» за последнее десятилетие) Америку. Ее внешняя политика – не «либеральный монолит», а совокупность различных подходов, которые отражают предпочтения разных сегментов американской элиты. Влиять на внутриамериканские дебаты по вопросам внешней политики Россия пока не в состоянии. Но выяснить, что хочет от России та или иная американская политическая группа, можно. «Задача России, – подчеркнул в ходе ответов на вопросы В.О. Печатнов, – понять, каким образом следует работать с различными группами американского истеблишмента». Может быть, в этом случае политика каждой новой администрации США перестанет быть для российского общественного мнения сначала источником излишних надежд, а затем – горького разочарования.

Алексей Фененко

Примечание

      1См., например: Joseph S. Nye. Soft Power. The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004; Timothy Garton Ash. Free World. America, Europe and the Surprising Future of the West. New York: Random House, 2004; William E. Odom, Robert Dujarric. America’s Inadvertent Empire. New Haven – London: Yale University Press, 2004. См. также: Ливен А. Анатомия американского национализма // Pro et contra. 2004. Т. 8. №3. 2004. С. 126-156.

© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2009