Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

ИНТЕРНЕТ И ПОРЯДОК: РУЛИТЬ, НО НЕ ГРЕСТИ

John Mathiason. Internet Governance. The new frontier of global institutions. London and New York: Routledge, 2009. 178 p.
Джон Матиасон. Регулирование в Интернете. Новые пределы глобальных институтов. Лондон и Нью-Йорк: Рутледж, 2009. 178 с.

        «Эта книга о том, как правительства, частный сектор, межправительственные организации, гражданское общество, а также научное и техническое сообщества пытаются прийти к согласию по поводу регулирования Интернета». Так профессор Сиракузского университета Джон Матиасон определил назначение своего труда, высказавшись в том смысле, что сама природа пространства Интернет – лишенного границ и затрагивающего интересы множества сторон – предполагает, что Интернет можно регулировать, но им нельзя управлять.
        Охарактеризовав основные особенности Интернета как одной из версий базовой модели коммуникации (источник – сообщение – средство – адресат – обратная связь), автор пишет о том, что потребность в понимании феномена «регулирования» (governance) возрастает с выходом на глобальный коммуникационный уровень. Если внутри государства вопросы регулирования Интернета решаются по правилам политических процессов и деятельности государственных органов, то как быть с теми же вопросами на уровне международном?
        Автор приводит практичное определение понятия «governance»: «Как и “правительство” (government) или “правитель” (governor), термин “governance” происходит от латинского слова “gubernare”, которое обозначало действие по управлению кораблем». Таким образом, «в распространенном определении этого термина и по сей день чувствуются логика действий античного кормчего – «Рулить , но не грести».
        Автор определяет и смысл словосочетания «Интернет-регулирование» (Internet governance): «разработка и применение правительством, частным сектором и гражданским обществом соответственно общих принципов, норм, правил, процедур принятия решений, которые определяют условия развития и использования Интернета». Но кто конкретно должен эти принципы и процедуры «разрабатывать и применять»?
        Автор обращается к теории международных режимов, согласно которой порядок сохраняется потому, что все заинтересованные стороны убеждены в его необходимости и придерживаются общих взглядов на то, каким образом этот порядок должен обеспечиваться. Поскольку речь не идет о навязываемых кем-либо сверху обязательствах, можно говорить, скорее, о регулировании-«направлении» (governance-steering), нежели об управлении как таковом (government-rowing).
        Может показаться, что регулированием Интернета должны заниматься правительства отдельных стран. Между тем существует по крайней мере пять групп заинтересованных участников, и в дискуссиях об Интернет-регулировании каждой из них отводится своя роль:
        – правительства государств, представляющие национальные интересы;
        – международные организации, представляющие позиции своих межправительственных органов управления и секретариатов;
        – частный сектор, представленный главным образом транснациональными корпорациями;
        – неправительственные организации, состоящие из представителей различных сообществ и инициативных групп;
        – научные круги.
        Автор делает экскурс в историю, показывая, что коммуникация «была одной из первых сфер деятельности, подвергшихся международному регулированию». Для того чтобы коммуникация могла осуществляться поверх государственных границ, были необходимы единые стандарты, а для ведения международной торговли – соглашения. Первой универсальной международной организацией стал Международный телеграфный союз (МТС), созданный для наблюдения за выполнением различных двусторонних договоров между странами континентальной Европы и действующий на основании первой Международной конвенции по телеграфии, подписанной 17 мая 1865 г. в Париже 20 государствами-учредителями. В их числе была и Россия.
        К безусловным заслугам МТС автор относит достижение согласия об основных понятиях (например «сообщение»), ключевых нормах и положениях телекоммуникации («сообщения передаются беспрепятственно и конфиденциально»), принципах взаиморасчетов («пересылка сообщения оплачивается отправителем»), а также о том, что рамочный договор будет регулярно пересматриваться, чтобы адекватно отражать экономический и технологический прогресс общества. В соответствии с последним положением, в 1932 г. слово «телеграфный» в названии союза было заменено термином «телекоммуникационный». В русском языке за организацией закрепилось название «Международный союз электросвязи» (МСЭ). После Второй мировой войны МСЭ получил статус специального агентства ООН. Начиная почти полтора столетия назад с установления тарифов на телеграфные отправления, сегодня МСЭ занимается в том числе распределением радиочастот и выделением участков орбиты для геостационарных спутников.
        Интернет все изменил. Прежняя система регулирования каналов коммуникации и контроля над содержанием сообщений перестала работать. Международные организации, ранее успешно помогавшие своим членам в решении вопросов в области авторского права, оказались неспособными уследить за возросшими объемами данных, передаваемых по Интернету. Традиционные нормы национальных законодательств оказались неприменимы к новой действительности. Назрела необходимость в выработке новых принципов регулирования коммуникации, которые учитывали бы как специфическую природу Интернета, так и различные интересы многочисленных участников.
        Таких можно выделить несколько групп. Инженеры и архитекторы отвечают за разработку технических стандартов. Стандарты для коммерческого использования сети развивают предприниматели – производители программного обеспечения, оборудования, операторы телекоммуникационных сетей, поставщики «контента». За свободой использования Интернета и соответствием действий участников базовым моральным ценностям глобальной сети пристально следят так называемые «netizens» – граждане сети.
        В книге говорится о них как об особой категории пользователей, ответственно относящихся не только к своему локальному сетевому сообществу, но и к глобальному Интернету. При этом заинтересованное, «хозяйское» отношение первых «поселенцев» к судьбе сети и праву всех пользователей на свободу коммуникации порой обретает довольно спорные формы с точки зрения как обывательской логики, так и закона. Некоторые граждане сети пробовали (и пробуют до сих пор) защищать свои идеалы от посягательств вездесущего бизнеса, вооружившись компьютерными вирусами и используя другие методы, способные нанести ущерб деятельности коммерческих, государственных, общественных организаций и частных лиц.
        В работе уделено довольно пристальное (возможно, избыточное) внимание этапам технического развития Интернета. Однако автор постоянно напоминает читателю о том, для чего он включает в текст эти подробности: главной задачей книги является изучение механизмов регулирования в Интернете, с точки зрения которого важны технические и методические аспекты.
        Матиасон подробно описывает организационную эволюцию Интернета – цепочку государственных, коммерческих и общественных агентств, ведомств, ассоциаций, объединений, инициативных групп и кружков по интересам, которые по очереди передавали друг другу Интернет буквально из рук в руки, зачастую небезуспешно пытаясь оставить за собой хоть небольшие, но все же важные полномочия по принятию решений о развитии сети.
        Вместе с тем совершенствование и упорядочение инфраструктуры не только не решало, но, напротив, усугубляло главную проблему глобальной сети – неразбериху с правами на содержание сообщений (контент), на те тексты, изображения, музыку и видео, которые, невзирая ни на какие границы, передавались по все более удобным каналам связи со все большей скоростью в непрерывно растущих объемах. Чем лучше шли дела у разработчиков, инженеров и программистов, тем хуже – у всех остальных. Торговые марки, музыкальные произведения, видеоклипы и кинофильмы – чем дешевле и проще в использовании становились Интернет-технологии, чем большее распространение они получали, чем надежнее работали, тем чаще все эти нематериальные активы становились объектом торга, а часто – и просто воровства.
        В книге приводятся примеры наиболее нашумевших судебных тяжб и позиции различных сторон, когда юридические вопросы относительно интеллектуальной собственности в Интернете должны разрешаться с учетом такой базовой ценности Интернета, как открытость и право каждого на свободный доступ к информации и волеизъявление.
        Автор показывает сложность, а подчас и невозможность принятия единого решения, приемлемого для всех участников глобальной сети, даже в отношении таких проблем, как распространение порнографии и использование Интернета для террористической деятельности. Все дело в разнице подходов и оценок одних и тех же явлений по разные стороны государственных и национально-культурных границ. Одним из немногих пунктов, по которым удалось достичь максимально широкого консенсуса между участниками Интернета, является запрет детской порнографии. Все остальное относительно: тот, кто для одних является террористом, для других – национальный герой и борец за свободу.
        Особое внимание Матиасон уделяет Интернет-корпорации по присвоению имен и номеров (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, ICANN), оценивая ее создание как один из наиболее удачных экспериментов в деле совершенствования Интернет-регулирования. Появление этой организации стало необходимым, когда Интернет претерпел очередной фазовый переход: число участников начало расти в геометрической прогрессии, и всем стало ясно, что без регламентированного процесса выделения доменных имен наступит хаос.
        Между тем одной из немногих, но наиболее серьезной претензией к корпорации со стороны Интернет-общественности является ее зависимость от американского правительства: формально действуя как независимая организация, фактически корпорация связана контрактными отношениями с Департаментом торговли США. В качестве возможных вариантов решения данного противоречия автор приводит названия ряда других организаций, которые в будущем могли бы играть сравнимые или даже большие по важности роли в вопросах Интернет-регулирования, чем ICANN – это, например, Форум по Интернет-регулированию (Internet Governance Forum, IGF), Всемирный саммит по вопросам информационного общества (World Summit on Information Society, WSIS), Рабочая группа по Интернет-регулированию (Working Group on Internet Governance).
        Книга Матиасона содержит основательный обзор ситуации вокруг Интернета. Она хорошо структурирована и дает читателю богатый справочный материал. Автор проделал огромную работу, собрав вместе сведения о маститых ученых, инженерах, политиках, членах правительств, предпринимателях и энтузиастах. Он очертил деятельность множества организаций, общественных объединений и государственных ведомств, рассказал о работе научных конференций, саммитов и рабочих групп, дал пояснения аббревиатур и терминов. Все это уложено в текст объемом менее двухсот страниц. Для кого-то из читателей знакомство с этой работой может сэкономить массу энергии и времени.
        В заключение профессор Матиасон высказывает предположение, что метод постепенного достижения консенсуса – единственно возможный путь разрешения противоречий между такими разными участниками, как государства, транснациональные корпорации, общественные организации и индивиды. Движение «от согласия к согласию» – сначала относительно общих принципов, затем рамок проблемы, далее общих обязательств сторон – может оказаться эффективным не только для виртуального пространства Интернета, но и для решения проблем в «реальной» международной политике.
        Если опыт достижения общих целей в развитии Интернета путем многостороннего и поэтапного консенсуса продемонстрировал свою эффективность, тогда как традиционные стратегии поведения государств и бизнеса ни к чему не привели, это может означать только одно: сегодняшние международные институты не совершенны, а значительные разделы теории международных отношений должны быть переписаны.
        Весьма полезная книга для специалистов по сфере международной информации и тех, кто только начинает ее изучение.

Антон Гуменский



HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015