Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

ОСМЫСЛЕНИЕ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПЕ

European Integration Theory / Antje Wiener and Thomas Diez (eds.). Oxford – New York: Oxford University Press, 2004.
Теория европейской интеграции / Под ред. Антье Винера и Томаса Дица. Оксфорд – Нью-Йорк: Оксфорд юниверсити пресс, 2004.

        Книга под редакцией Антье Винер и Томаса Дица – это прежде всего очень добросовестно сделанный и отвечающий самым современным требованиям обзор теорий европейской интеграции. Однако редакторы поставили себе и авторам глав гораздо более масштабную задачу, далеко выходящую за рамки того, что принято требовать от учебно-справочной литературы. В результате получилась книга, которую без натяжки можно назвать уникальной: она не только представляет различные теоретические подходы, но также на основе их систематизации намечает пути метатеоретической рефлексии, актуальной для социальных наук в целом. Перед нами почти образцовый коллективный труд, редакторы которого ставят ясно сформулированные цели и глубоко продумывают выводы, а авторы дисциплинированно следуют заданной программе, что отнюдь не мешает им творчески подойти к материалу.
        Структура книги отражает три этапа развития теории интеграции. Первая часть посвящена теориям, целью которых было объяснение интеграционного процесса – неофункционализму и межправительственному подходу. Но открывается она главой о федерализме, который по классификации авторов был нормативно ориентированным «предшественником» теории интеграции. Во второй части работы речь идет о подходах к анализу европейской политико-правовой системы – развитии институтов системы управления, сетевых структур в политике, а также о так называемых «новых институционализмах» – теории рационального выбора, социологическом и историческом институционализме. Наконец, третья часть книги посвящена «конструированию Европейского Союза»: помимо собственно социального конструктивизма, здесь рассматриваются также концепция «интеграции через право» (школа, уделяющая основное внимание решениям Суда Европейского сообщества как инструменту интеграции), дискурсные подходы, а также гендерная перспектива.
        Уже сам выбор теорий представляет немалый интерес. Далеко не во всех учебниках по европейской интеграции можно встретить упоминание о дискурсном или гендерном подходах, а уж анализ сетевой политики или интеграции через право и вовсе не сразу воспринимается в качестве отдельного подхода к европейской интеграции, имеющего свою проблематику и методологию. Редакторы, однако, идут намного дальше простого упражнения в классификации. Выделение этих трех этапов позволяет оценить эволюцию интеграционных исследований с точки зрения как преемственности (когда теории сменяют друг друга, наследуя общую проблематику), так и дискретности, когда появление на повестке дня новых проблем сопровождается поиском кардинально новых подходов к их осмыслению.
        Винер и Диц обращают внимание и на другое измерение возможной классификации теорий, которое помогает уяснить характер границ между различными подходами к одному и тому же (как кажется на первый взгляд) предмету. По их мнению, различные теории на самом деле по-разному определяют предмет исследования: первые концентрируются на изучении политической системы (polity), вторые – на отдельных направлениях политики, на «мерах, принимаемых для решения конкретных проблем» (policies), третьи же занимаются преимущественно политикой как процессом (politics). Разумеется, «живые» школы научной мысли и уж тем более конкретные исследования нельзя аккуратно разложить по ячейкам получившейся трехмерной матрицы, поскольку мы неизбежно будем сталкиваться со всевозможными пересечениями, со стремлением охватить более широкий круг вопросов, нежели «предписано» исходя из абстрактной классификации. Однако редакторы и не ставят себе такой задачи. Главное для них – попытаться понять природу различий между отдельными теориями и возможность сравнения различных подходов с точки зрения их эффективности в решении эмпирических задач.
        Книга является результатом усилий блестящего авторского коллектива – достаточно назвать такие имена, как Майкл Берджес (автор главы по федерализму), Филипп Шмиттер (написавший о неофункционализме) или Уле Вэвер (представляющий читателю дискурсные подходы). Большинство авторов внесли непосредственный – и часто весьма заметный – вклад в развитие теории, о которой им доверено рассказать. Не смущаясь именитостью авторов, редакторы поставили их в довольно жесткие рамки, руководствуясь все тем же желанием заставить различные теоретические школы говорить друг с другом. Разумеется, в каждой главе содержится информация о происхождении того или иного подхода, изложены его главные положения и прослеживается его эволюция, включая наиболее значимые дебаты вокруг базовых аргументов и их критику, как «изнутри» (из лагеря сторонников), так и «извне» (со стороны приверженцев других теорий). Однако каждый из авторов получил задание привести пример проблемы, которая с его точки зрения наиболее удачно решается с помощью именно этого подхода.
        Кроме того, в каждой главе имеется раздел, посвященный анализу расширения Европейского Союза. Таким образом, эмпирическое применение теории тестируется на двух частных примерах, один из которых является общим для всех авторов.
        Результаты подобного подхода местами, конечно, ожидаемы до банальности, но иногда захватывающе интересны и неожиданны. Так, Шмиттер честно признает, что ни одна из вариаций функционального подхода к интеграции не годится для изучения территориальной экспансии интеграционного блока. Если попытаться применить данный подход для анализа этого явления, то результаты, скорее всего, получатся противоположными тому, что произошло в реальности: с точки зрения функциональной совместимости Швейцария является гораздо более подходящей для членства в ЕС страной, чем Греция. В то же время Шмиттер обращает внимание на возможные последствия расширения Союза на восток, которые могут подтвердить правоту неофункционалистов. По его мнению, можно ожидать, что неоднородность расширившегося ЕС приведет к сложностям при принятии решений и к снижению дисциплинированности государств-участников в исполнении уже взятых на себя обязательств.
        Одна из самых увлекательных, на наш взгляд, глав книги принадлежит перу Ульриха Хальтерна, который знакомит читателя с ролью права и Суда ЕС в углублении интеграции. В конечном итоге разговор из рамок сугубо юридических сюжетов переходит в плоскость культурно-правовых исследований, и автор обращается к таким фундаментальным вопросам, как смысл права и смысл Политического. Пока интеграционные процессы были ограничены в основном строительством единого рынка, никто особенно не задавался вопросом о природе легитимности Европейского Союза. Но как только интеграция стала затрагивать ценности и нормы, лежащие в основе политической самоидентификации европейцев, сразу же развернулась дискуссия о «демократическом дефиците», а затем и об основополагающих мифах «европейскости», проблемах европейской идентичности и гражданства. В конце концов, как справедливо отмечает автор, права человека и другие ключевые правовые понятия отделяют «своих» от «чужих», проводят границы политического сообщества, отделяя внутренний мир правопорядка от сферы внешней политики, которая человеку Нового времени представляется хаосом, таящим различного рода угрозы.
        Расширение ЕС, однако, может привести к радикальному изменению внутренней структуры правового поля – к его фрагментации. Право в узком смысле слова может способствовать преодолению кризиса, оставаясь своего рода каркасом для так пока и недостроенного общего европейского дома. Однако в конечном итоге право не может обеспечить решение задач, которые принадлежат сфере Политического – в первую очередь речь идет о создании сообщества граждан, готовых не только пользоваться благами единого рынка, но и жертвовать своими интересами во имя общего дела.
        Другой пример диалога между различными парадигмами можно обнаружить в работе Уле Вэвера о дискурсном подходе. Автор выделяет три группы исследований в рамках этой школы. Первая обращает основное внимание на дискурсы управления и конституирование различных политических порядков в объединенной Европе и, несомненно, имеет немало общего с более традиционными подходами к изучению многоуровневой европейской политии. Вторая перекликается с межправительственным подходом, интерпретируя внешнюю и европейскую политику государств – участников ЕС как следствие функционирования их национальных дискурсов. Третья группа исследований ставит проблему дискурсивного конструирования Европы как политического целого. Можно, наверное, сказать, что здесь имеются явные параллели с современным состоянием поля правовых исследований европейской интеграции, о которых пишет Хальтерн. Соответственно, процесс расширения ЕС может изучаться с точки зрения дискурсного анализа весьма многообразно – и (1) как конструирование политических умолчаний, посредством еврожаргона и броских политических терминов, представляющее расширение как само собой разумеющийся проект, и (2) как своего рода векторная сумма национальных дискурсов участвующих в нем стран, и (3) как упражнение в (пере)определении границ Европы, основанное на исключении значимого Иного (чаще всего в категориях Запад – Восток).
        Кэтрин Хоскинс, автор главы о гендерной перспективе, вступает в открытую полемику с неофункционализмом, предлагая новый взгляд на достаточно известную проблему: неофункционализм замыкается на анализе поведения и политических предпочтений элит, тем самым редуцируя политику до уровня взаимодействия между государственными деятелями и бюрократами. В число специфических для феминистской критики ЕС вопросов автор включает споры о легитимности Союза и, в частности, вопросы участия женщин и других дискриминируемых групп в принятии политических решений и «гендерный разрыв» в популярности Евросоюза, который очевиден по результатам большинства опросов общественного мнения. Хоскинс также приводит несколько конкретных примеров феминистского подхода к анализу расширения ЕС. Эти исследования демонстрируют важный и вызывающий озабоченность факт появления новых разделительных линий не только на восточной границе объединенной Европы, но и внутри политического пространства Евросоюза. Жителям Восточной Европы, которые раньше воспринимались как «угнетенные братья», теперь все чаще отводится роль бедных родственников, попрошайничающих на пороге европейского дома.
        Результатом такой переклички и столкновения теорий интеграции становится то, что Винер и Диц получают возможность не только распределить различные подходы по ячейкам своей трехмерной матрицы, но и сделать весьма существенные выводы о возможностях и пределах сравнения тех или иных школ, предъявления к ним (а чаще всего – друг к другу) требований, касающихся научной продуктивности при решении разного рода эмпирических задач. Редакторы даже осмеливаются предсказать дальнейшее направление развития теории европейской интеграции: по их мнению, она будет развиваться в сторону дальнейшей «политизации», то есть проблематизации конституционных основ Европейского Союза, возможности строительства не просто европейской политии, но политического сообщества нового типа с подлинным гражданством и представлением об общей судьбе. Многообразие подходов, представленных в книге, убедительно показывает, что анализ этой проблемы может и должен выйти за рамки примитивно сформулированного вопроса о перспективах создания европейского сверхгосударства путем механического переноса национального суверенитета на европейский уровень. А это, в свою очередь, означает, что необходима проблематизация самой природы государственности: разговор о ее будущем в (пост)современном мире, где политическая идентификация граждан со своим национальным государством давно перестала быть самоочевидной.
Вячеслав Морозов,
кандидат исторических наук

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015