Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

Павел Цыганков

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В АНАЛИЗЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СИТУАЦИЙ

(А.Д. Богатуров, Н.А. Косолапов, М.А. Хрусталев. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2002. 384 с.)


        Совсем несхожие между собой три ведущих отечественных теоретика международных отношений выпустили совместную книгу, по-своему этапную для относительно молодой нашей международно-политической науки. Труд интересен уже потому, что доказывает наличие теперь уже существенного. Книга – знак выхода нашей политической науки из постсоветского детства. Она являет собой вполне «чистые» методологически отечественные образцы политического реализма (Богатуров), либерализма (Хрусталев) и марксизма в его респектабельной академической версии (Косолапов). Сами по себе «чистые», незамутненные идеологией, образцы такого рода, конечно, рано или поздно должны были появиться. Необычно, что все три их типа оказались включенными в одну книгу, да так, что книга не превратилась в лоскутное образование из противоречащих друг другу идей и оценок.
        Работа задает определенные ориентиры для развития российской международно-политической науки. Ее авторы – представители двух крупнейших в России исследовательских центров анализа международных отношений: ИМЭМО РАН (в творческую команду которого влился и А.Д. Богатуров) и МГИМО (У) МИД РФ. Каждый известен вкладом в разработку теоретико-методологических проблем международно-политической науки и внешнеполитического анализа. М.А. Хрусталев - один из ведущих специалистов в области системного моделирования международных отношений и внешней политики, соавтор первого в нашей стране курса и учебного пособия по ТМО. Н.И. Косолапов - участник самых известных в советское время трудов, посвященных западным теориям международных отношений. Его перу принадлежит серия статей по ТМО, без изучения которых нельзя представить себе современного студента и аспиранта факультета, отделения или кафедры международных отношений какого-либо российского вуза. Вклад А.Д. Богатурова в развитие международно-политической науки стал заметным уже в постсоветское время. Его публикации, посвященные анализу проблем международной стабильности и становлению нового миропорядка, а также особенностям функционирования региональных субсистем вписались в процесс исследования новых реалий, связанных с изменением места и роли нашей страны в постбиполярном мире.
        Различия творческих методов авторов важно подчеркнуть: во-первых, как пример плодотворного сотрудничества представителей разных теоретических подходов, а во-вторых, как свидетельство того, что в отечественных исследованиях международных отношений расхождение позиций связано не только с размежеванием идейно-политических взглядов. Более того, для академического сообщества более характерно структурирование по школам, направлениям и методам исследований, нежели по политико-идеологическим пристрастиям.
        В методологическом плане авторов рецензируемого труда объединяет системный подход к анализу международных отношений. «Системные природа и характер явления международных отношений, – подчеркивает Н.А. Косолапов, – не вызывают сомнений» (с. 36). Исходя из системного подхода, авторы определяют содержание таких понятий, как стабильность и устойчивость международных отношений (гл.1, 2, 5), особенности их эволюции в ХХ веке (гл. 5, 7), характер структуры и среды самоорганизации региональных подсистем (гл. 14), рассматривают роль конфликта как инструмента стабильности, анализируют диалектику взаимосвязей силы, насилия и безопасности (гл. 8, 9), исследуют проблемы полярности (гл. 15), наконец, осмысливают существо и направленность глобализации и ее место во внешней политике США (гл. 16, 17, 18).
        Плодотворность системного подхода к анализу МО объясняется прежде всего эвристическим потенциалом, ко­торым он обладает, облегчая основную задачу науки, – задачу поиска детерминант и закономерностей функционирования ее объекта. Как показывает М.А. Хрусталев в первой главе, системный подход дает науке о международных отношениях возможность комплексного применения прикладных методов и техник анализа в самом разнообразном их сочетании, расширяя тем самым перспективы исследований и их практической пользы для объяснения и прогнозирования международных отношений и мировой политики. Первая глава рассматриваемой работы является прекрасной иллюстрацией тех возможностей теоретического экспериментирования, которые дает науке о международных отношениях системное моделирование и которых она в его отсутствие практически лишена.
        В книге показано сколь важное место в системном анализе международных отношений занимают такие понятия, как «стабильность» и «устойчивость» системы, с которыми напрямую связана ее безопасность. «Под стабильностью, – пишет М.А. Хрусталев, – принято понимать способность социальной системы подавлять возникающие внутри нее деструктивные воздействия, т.е. антиобщественную (криминальную) и антигосударственную деятельность. Под «устойчивостью» – ее способность преодолевать внешние деструктивные воздействия, т.е. противостоять внешним угрозам» (с. 18). Подобное понимание разделяет и Н.А. Косолапов, который подчеркивает при этом, что «устойчивость – не обязательно неизменность, хотя может включать ее как частный случай. Если же речь идет об изменениях, устойчивость предполагает малую изменчивость самих изменений…». Что же касается стабильности, то она «связана с динамикой, с возможностью, даже неизбежностью перемен, хотя и предполагает высокую степень их упорядоченности» (с.179-180, 184). В свою очередь, поддерживая такое понимание, А.Д. Богатуров использует термин «динамическая стабильность».
        Исходя из такого понимания, соотношение стабильности и безопасности рассматривается следующим образом: «Если безопасность подразумевает искомое состояние государ­ства или системы, то стабильность — тип смены их реальных состояний, которые могут характеризоваться большей или мень­шей безопасностью. Или по-другому: безопасность воплощает отсутствие угроз для выживания, а стабильность — способность компенсировать такие угрозы в случае их возникновения за счет внутренних адаптационных возможностей системы. Наконец, тре­тий вариант: стабильность — это равномерно отклоняющийся тип движения, средней линией которого можно считать отсутствие угрозы выживанию системы, с которым и отождествляется безопасность» (с. 155). Заметим, что в этом вопросе позиции авторов не полностью совпадают: для Косолапова внутренние адаптационные возможности системы выступают важным условием безопасности, которое он специально оговаривает. По его мнению, безопасность не сводится к неугрожаемому состоянию. Более того, недооценка «жизнеобеспечивающего» аспекта безопасности системы может вести к серьезным последствиям для ее существования. Впрочем в рецензируемой книге эти разночтения не акцентируются.
         А.Д. Богатурову использование системного подхода позволило придти к интересным выводам. Анализируя азиатско-тихоокеанскую подсистему, он ставит вопрос о возникновении здесь механизма «неформализованных, полуофициальных политико-дипломатических связей и отношений, которые во взаимодействии с местными формализованными структурами обеспечения экономического взаимодействия и безопасности продемонстрировали достаточно высокий уровень способности амортизировать перепады в региональной политической обстановке, предупреждать крупномасштабный конфликт, а также компенсировать возникающие ограниченные нарушения устойчивости региональной подсистемы» (с. 266-267). Автор обратил внимание на то, что региональные противо­речия в АТР, даже оставаясь неурегулированными и периодически про­рываясь на поверхность, вместе с тем не привели к войнам, подобным, например, боснийской, армяно-азербайджанской или тад­жикской. В данной связи Богатуров выдвигает идею о наличии в рамках рассматриваемой им подсистемы международных отношений особой модели стабильности. Иначе говоря, о существовании здесь иной логики, иного, отличного от европейского контекста, который оказался лучше приспособленным к функционированию стабильности, сохраняющему ее в равновесности.
        Таким образом, применение системного подхода привело авторов рецензируемой работы к ряду нетривиальных выводов. Вместе с тем было бы неверным преувеличивать значение системного подхода и моделирования для науки. Одним из них является, как это ни кажется парадоксальным, тот факт, что никакая модель - даже самая безупречная в своих логических основаниях - не дает уверенности в правильности сделанных на ее основе выводов. Ограниченность системного подхода признают и сами авторы книги. Более того, А.Д. Богатуров делает попытку выйти за его пределы. Представлениям о глобализации как процессе нарастающей однородности мира он противопоставляет анклавно-конгломератную модель (гл. 6). С позиций такой модели, наряду и в относительном удалении от стран Запада, представляющих собой «гетто избранничеств» и стремящихся распространить свое влияние на остальной мир, существуют иной тип обществ. Особенность их состоит в том, что они представляют собой конгломератные образования, в рамках которых архаичное и модернизированное начала образуют отдельные анклавы, сосуществуют друг с другом без опасности взаимного уничтожения. К таким обществам автор относит, в частности, Россию, Китай, Индию, Японию и ряд других незападных стран. Совокупность таких взаимно влияющих и взаимно приспосабливающихся анклавов составляет часть мира, которая способна ограничить исходящее от Запада воздействие глобализационных импульсов.
        Пересказывать книгу - неблагодарная задача: ее надо читать. Авторам удалось обозначить пути, на которых возможно развитие отечественной школы теории международных отношений и показать перспективы прикладного анализа мировой политики на основе оригинальных теоретических наработок.

        П.А. Цыганков – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии международных отношений МГУ им. М.В. Ломоносова

  © Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015