Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Научная жизнь

Михаил Троицкий

«Мягкая безопасность»: российско-балтийский подход


        31 мая 2003 г. в Москве прошла конференция на тему «Региональная интеграция в Северной Европе: современные проблемы и будущая повестка дня», организованная НОФМО при поддержке Датской ассоциации Североатлантического договора и Информационного бюро НАТО в Москве. В конференции приняли участие ученые, эксперты и сотрудники министерств иностранных дел России, США, Дании, стран Балтии, а также представители Информационного бюро НАТО в Москве. В ходе конференции обсуждались несколько крупных проблемных блоков, напрямую затрагивающих международные отношения в регионе Балтийского моря, включая текущую международно-политическую ситуацию в мире, перемены, произошедшие за последние несколько лет во внешней политике России, США, стран Северной Европы и Балтии; способы построения повестки дня для региона Балтийского моря; расширение НАТО на страны Балтии и реакция на это России; проблемы вступления в силу адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе, а также ратификации российско-латвийского и российско-эстонского договоров о границе. Особое внимание участники конференции уделили вопросам невоенной («мягкой») безопасности региона Балтийского моря, озабоченностям и путям сотрудничества государств региона в решении экологических, экономический, социальных и других проблем.

        Международная ситуация и политика крупных игроков: стимулы и препятствия региональному развитию
        Как было отмечено в выступлениях и дискуссии, сегодняшняя международно-политическая ситуация благоприятствует позитивным изменениям в регионе Балтийского моря. Со времени распада СССР прошло время, достаточное для смены поколений не только в российском экспертном сообществе, но и на уровне политического руководства страны. Благодаря этому, внешнеполитическая элита России смягчила свое прежнее негативное отношение к расширению и трансформации НАТО.
        Россия прошла через период шока и фрустрации от распада Советского Союза и снижения своих геополитических возможностей, повышается «политическая дееспособность» страны. Формирование сети политического лоббизма, постепенная структуризация российского политического пространства создает больше возможностей для проведения Россией осмысленной внешней политики. После 11 сентября 2001 г. в полной мере начали ощущаться результаты «внешнеполитической революции» президента В.В.Путина, важным компонентом которой стал отказ от «геополитического мышления», свойственного временам холодной войны и сохранявшегося в российской внешнеполитической элите на протяжении 1990-х годов.
        Российские регионы стали оказывать большее влияние на формирование политики Москвы в отношении Западной Северной Европы. В целом, именно североевропейский регион может играть ведущую роль в российской интеграции в Европу. Соответственно, на северо-западном направлении своей внешней политики Россия думает не только об утраченном, но и о том, как сделать этот регион более комфортным и стабильным.
        Позитивным переменам в балтийском регионе способствует и снижение озабоченности стран Балтии возможным российским силовым давлением на них. К этому привело исчезновение неопределенности относительно участия стран Балтии в НАТО и ЕС.
        В то же время, в американской внешней политике при администрации Дж. Буша-младшего наметилось снижение интереса к региональным проблемам Европы. Это произошло в первую очередь в связи с началом масштабной кампании по борьбе с международным терроризмом и распространением оружия массового поражения, подчинившей себе большинство других целей американской внешней политики. Более того, заявления американского руководства о делении Европы на «новую» (поддерживающую методы американской политики в отношении Ирака) и «старую» (эти методы критикующую) создают риск раскола между странами региона Балтийского моря. Тем не менее после окончания активной военной фазы иракской кампании Соединенные Штаты начали уделять больше внимания обеспечению многосторонней поддержки их внешнеполитическим усилиям, что благоприятствует сотрудничеству между США, Россией и государствами НАТО, включая прибалтийские страны – кандидаты на вступление в альянс.

        Повестка дня для региона Балтийского моря: нужен ли особый подход?
        Как было отмечено на конференции, региональные проблемы в современной Европе способны создать препятствия дальнейшей интеграции в рамках Европейского союза и вхождению стран Восточной Европы в европейское экономическое пространство. Поэтому сегодня в Европе существует явная потребность в региональных инициативах, нацеленных на разрешение и предотвращение подобных проблем. Тем не менее политика крупных европейских международных игроков (ЕС и НАТО) не всегда благоприятствует развитию подобных инициатив.
        Так, программы помощи государствам Центральной и Восточной Европы со стороны ЕС имеют «страновой горизонтальный», а не «проблемный вертикальный» характер. Это означает, что данные программы нацелены на поддержку целого ряда одновременно развивающихся инициатив в отдельной стране, а не концентрируются на решении конкретной проблемы, сторонами в которой могут являться сразу несколько государств-доноров и реципиентов. Подобными недостатками страдают программы ФАРЕ, ТАСИС, ИНТЕРРЕГ и ряд других инициатив Европейского союза, исполнительные органы которого, как было отмечено, не уделяют должного внимания интересам отдельных регионов. Вместо этого, программы помощи, реализуемые ЕС, зачастую оказываются заложниками торга между государствами – членами Союза, не имеющими прямого отношения к тому региону, на поддержку которого направлена конкретная программа.
        В такой ситуации в регионе Балтийского моря возникает необходимость в «вертикальных» программах развития, обусловленных потребностями региона в решении таких проблем, как статус Калининградской области, обеспечение экологической безопасности, борьба с наркоманией и контрабандой людей, расширение трансграничного сотрудничества и т.д. В целом, специфические проблемы региона Балтийского моря создают явные предпосылки для особого подхода к «региональному строительству», управляемого региональными структурами сотрудничества, которые на сегодняшний день не обладают адекватного задачам потенциалом имплементации, а являются лишь дискуссионными форумами.
        Реализуя стратегию регионального развития в РБМ, необходимо предотвратить положение, при котором страны региона, вступающие в ЕС и НАТО, стали бы предпочитать организовывать свои отношения с Россией «через Брюссель». При всей привлекательности такого формата для стран Балтии и Польши, вынесение узко региональных проблем в повестку дня Европейской комиссии приведет к снижению оперативности взаимодействия в рамках региона и эффективности регионального сотрудничества.
        Успешное развитие региональных программ в регионе Балтийского моря имеет особую важность для России, поскольку способно наметить пути для более широкой интеграции хозяйственной системы России в западноевропейское экономическое пространство.

        Политические проблемы и военная безопасность в регионе Балтийского моря
        В начале XXI века для региона Балтийского моря характерно отсутствие острых политических и военных противоречий. Вероятность дезинтеграции России, способная вызвать дестабилизацию в регионе, на сегодняшней день является крайне низкой. Нереалистичными также признаны сценарии российского силового давления на страны Балтии или блокирования балтийского флота России в калининградском порту. Укрепление государственности в прибалтийских странах также создает предпосылки для снижения степени их озабоченности собственной безопасностью. Остающаяся настороженность Таллинна, Вильнюса и Риги, очевидно, носит «экзистенциальный» характер и не может быть сведена к нулю ни при какой ситуации в регионе.
        Тем не менее ряд проблем политического и военного характера продолжают осложнять международные отношения в регионе и, соответственно требуют внимательного учета и усилий по их комплексному (связанному) решению со стороны всех региональных игроков.
        Так, в России – и прежде всего в ее ведомствах, ответственных за выработку внешней политики, – продолжают вызывать озабоченность последствия включения в НАТО трех стран Балтии – бывших советских республик. Дискуссии в Совете Россия—НАТО до сих пор не смогли снять российской обеспокоенности возможным размещением военных контингентов и вооружений других стран – членов НАТО на территории Латвии, Литвы или Эстонии. Такое развитие событий представляется ряду политиков в России вполне вероятным в свете намерений США передислоцировать определенную часть своих войск на Европейском континенте из «старых» (Германии и др.) членов альянса в восточноевропейские государства, приглашенные в НАТО на Пражском саммите в ноябре 2002 г. (например, Румынию). Как указывают представители внешнеполитических ведомств РФ, российские военные будут в любом случае вынуждены пересматривать некоторые тактические и стратегические планы использования российских вооруженных сил в связи с приближением военной инфраструктуры НАТО к границам РФ.
        Подобная озабоченность в кругах российских военных подкрепляется неопределенностью перспектив присоединения стран Балтии к адаптированному Договору об обычных вооруженных силах в Европе. Такое присоединение, однако, может произойти только после вступления данного договора в силу, для чего требуется его ратификация государствами—участниками ДОВСЕ, включая Российскую Федерацию. На сегодняшнем этапе Россия официально предлагает странам Балтии взять на себя взаимные обязательства о «сдержанности» в отношении своих вооруженных сил, предупреждении непропорционального наращивания военных потенциалов на своих территориях.
        В то же самое время существует мнение, разделяемое в том числе большинством политических сил в странах Балтии, о том, что вступление этих государств в НАТО и ЕС будет способствовать «прагматизации» и большей сдержанности их политики в отношении России. Так, открытие рынков новых членов ЕС продукции из наиболее развитых западных стран Евросоюза поставит «новичков» перед необходимостью увеличения усилий по проникновению на рынки государств – не-членов ЕС, поскольку внутренние позиции национальных производителей в странах ЦВЕ окажутся подорванными беспошлинным импортом «старых» членов ЕС. В такой ситуации основным рынком сбыта для стран ЦВЕ станет Россия, в политических отношениях с которой страны Балтии после расширения ЕС будут вынуждены проявлять сдержанность.
        Подобная сдержанность, основанная на объективном сходстве интересов соседей по региону Балтийского моря могла бы, по мнению ряда российских экспертов – участников конференции, найти выражение в политическом документе – договоре о безопасности между Россией и странами Балтии. Подписание такого документа, помимо всего прочего, могло бы окончательно решить вопрос ратификации Россией договоров о границе со странами Балтии.
        «Мягкая» безопасность: есть ли общие подходы?
        При всей важности проблем военной («жесткой») безопасности региона, их роль в межгосударственных отношениях в регионе Балтийского моря будет продолжать снижаться. Вместо данных сюжетов, внимание стран региона все более концентрируется на повестке дня «мягкой», невоенной безопасности, а также экономических аспектов регионального строительства.
        К проблемам «мягкой» безопасности, имеющим сегодня наибольшую актуальность в регионе Балтийского моря, относятся трансграничная преступность, угрозы экологического характера, последствия депопуляции сельской местности в России и ряде других реформирующихся стран региона. К данной категории также принято относить проблемы приспособления Калининградской области к меняющейся ситуации в регионе, положение национальных меньшинств в странах Балтии и т.д. Вместе с тем, на конференции была подчеркнута нецелесообразность внесения слишком широкого круга вопросов в повестку дня «мягкой» безопасности. Это связано с тем, что само понятие «безопасность» несет в себе особенно тревожную окраску, вынуждая политиков задействовать большие ресурсы для решения «проблем безопасности», необходимость ликвидации которых может оправдывать недемократические методы государственного управления или неэффективное расходование средств государственных бюджетов. Данный тезис лежит в основе «концепции десекьюритизации», призывающей исследователей отказываться от чрезмерного упора на понятие «безопасности» при исследовании характера современных вызовов международному сообществу.
        Вероятно, именно расхождениями в трактовке содержания понятия «безопасность» была во многом обусловлена дискуссия о «техническом» или более серьезном, «политическом» характере «калининградской проблемы». При том, что адаптация данной эксклавной территории РФ к меняющейся региональной ситуации является серьезной проблемой для всего региона, на конференции было высказано мнение о том, что различные компоненты этой проблемы, включая визовую, могли бы быть решены без внесения их в сферу «высокой» политики. Тем не менее соответствующие переговоры между Россией, Европейским союзом и странами – будущими членами ЕС велись на высоком политическом уровне, что, вероятно, дало России более позитивные результаты, чем те, которых она могла бы достичь, если дискуссии не выходили бы за пределы экспертных групп переговорщиков.
        На конференции обсуждался также вопрос о возможности продемонстрировать на примере решения «калининградской проблемы» образец сотрудничества между ЕС и Россией и превратить область в «витрину» данного сотрудничества. Вместе с тем, очевидные проблемы экономики и государственного управления, характерные для Калининградской области более, чем для многих других российских регионов (непрозрачность и высокая криминализированность бизнеса в области, «таможенная дыра», создаваемая областью в экономическом пространстве России, и пр.), вряд ли в ближайшее время позволят вывести область в число российских регионов – лидеров во взаимовыгодных отношения с ЕС. Кроме того, важный аспект проблемы заключается в спорной, по мнению ряда экспертов, целесообразности «асинхронной» (т.е. ускоренной по отношению к другим российским регионам) интеграции Калининградской области в экономическое взаимодействие в регионе Балтийского моря. В целом, региональным властям в Калининграде представляется весьма привлекательным продолжение получения субвенций федерального центра в прежнем или даже увеличивающимся объеме. Это означает, что подойти к решению основополагающих аспектов «калининградской проблемы» станет возможно только после проведения федеративной и административной реформы в РФ.
        Помимо указанной проблемы, в регионе Балтийского моря становятся весьма актуальными угрозы депопуляции и нарастания экологических проблем в сельской местности на востоке региона. Это, наряду с ростом наркомании и недостаточными усилиями государственных органов создает нарастающие угрозы трансграничного характера. В этой связи на Западе сегодня часто подвергается критике российская политика в области визового и пограничного контроля. Немаловажно также, по мнению участников конференции, развитие и повышение применяемости российского экологического законодательства.
        Вместе с тем, социальные проблемы региона могли бы решаться успешнее, если толчок к развитию в приграничных зонах на востоке региона Балтийского моря получил бы малый и средний бизнес. Взаимодействие российского малого бизнеса с партнерами в соседних странах региона могло бы стать важным компонентом интеграции России в европейское экономическое пространство. С российской стороны в этой связи критике подвергается ограниченность полномочий региональных властей соседних с Россией государств, контрастирующая с сегодняшней достаточно серьезной самостоятельностью субъектов РФ.
        Поиск путей регионального взаимодействия по проблемам мягкой безопасности высвечивает конфликт интересов, существующий, например, между различными проектами экономического развития стран региона и мерами по снижению экологических рисков. Так, увеличение объема экспортируемой из России на Запад через балтийские порты нефти приводит к резкому повышению угрозы нефтяных разливов от аварий танкеров на изобилующем мелями Балтийском море. Вместе с тем, рост экспорта энергоносителей является не только российским интересом, но весьма востребован и странами Запада, ощущающими необходимость диверсификации источников энергетического сырья. Снижению рисков данных экологических рисков мог бы служить отказ от использования однокорпусных танкеров для транспортировки нефти по Балтике.
        В целом, как было отмечено, для решения обозначенных проблем необходим целостный региональный подход, в должной мере учитывающий специфику и перспективы региона Балтийского моря, но, вместе с тем, не противоречащий общей политике европейской интеграции и развитию всего Европейского союза.

        М.А. Троицкий – кандидат политических наук, заместитель директора Научно-образовательного форума по международным отношениям

  © Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015