Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ: «ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ» ИЛИ...
T.R. Reid. The United States of Europe: The New Superpower and the End of American Supremacy. New York: The Penguin Press, 2004. 306 p.
Т.Р. Рейд. Соединенные Штаты Европы: новая сверхдержава и конец американского превосходства. Нью-Йорк: Пингвин пресс, 2004. 306 с.

        Провал ратификации Европейской конституции, противоречия вокруг принятия очередного долгосрочного бюджета Европейского Союза и перспектив его расширения дали повод евроскептикам в Америке, России и самом Евросоюзе позлорадствовать о «надвигающемся кризисе» европейского интеграционного проекта. Подобным критикам, ожидающим, что, столкнувшись с внутренними проблемами, ЕС не сможет в ближайшие годы успешно конкурировать с Соединенными Штатами и «давить» на Россию по экономическим и гуманитарным вопросам, можно было бы рекомендовать ознакомиться с книгой американского журналиста Т.Р. Рейда. Автор не без успеха демонстрирует читателю, насколько далеко зашли за последние пятьдесят лет европейские государства в формировании нового субъекта международных отношений. Последний уже бросил вызов США не только в сфере мировой торговли и финансов, но и в области традиционной дипломатии, культурной политики и даже в вопросах поддержания региональной и международной безопасности. Подобный «багаж» последовательных и закономерных достижений не может быть разрушен в одночасье даже «тройным» кризисом ЕС середины 2005 года.
        Т.Р. Рейд опирается на огромный массив объективных данных, накопленных и проанализированных им за время работы в качестве шефа корреспондентского бюро газеты «Вашингтон пост» в Лондоне во второй половине 1990 – начале 2000-х годов. Эта информация, включающая социально-экономические показатели, интервью с ведущими европейскими и американскими политиками и бизнесменами, а также экспертные оценки, позволяет автору проследить тенденцию к росту влияния Европейского Союза в мировой политике и экономике.
        Книга носит скорее популярный, чем научный характер. Она написана нарочито доступным публике языком. От такого подхода, однако, центральный тезис автора не становится менее убедительным: «лидеры и народы ЕС твердо намерены изменить мир, в котором доминируют американцы». При этом в результате объединения Европы «противоречия между двумя берегами Атлантического океана нарастают с каждым днем» (с. 6).
        «Соединенные Штаты Европы» вызвали заслуженный интерес со стороны не только «праздно интересующихся» политикой людей, но и ведущих экспертов по обе стороны Атлантики. Последние наверняка не преминут воспользоваться пусть упрощенными, но зато четкими и «прозрачными» терминами и характеристиками, подобранными Т.Р. Рейдом. Зачастую его формулировки лучше высвечивают суть происходящих в Евросоюзе и трансатлантических отношениях процессов, чем усложненный понятийный аппарат современной общей политологии или специальных исследований интеграции. Более того, автор в доступной, но убедительной форме приводит сильные аргументы в противовес популярной концепции «силы США и слабости Европы», выдвинутой в 2002 г. американским аналитиком Робертом Кейганом1. Своей книгой Рейд доказывает: если кто-либо из влиятельных американцев склонен вслед за Кейганом пренебрежительно относиться к степени единения и силе государств Европейского Союза, то в ближайшее время их постигнет разочарование.
        С присущим журналисту красноречием автор освещает концептуальные истоки европейской интеграции и подробно анализирует роль Соединенных Штатов в развитии «западноевропейского проекта» на протяжении последнего полувека. К середине XX столетия иммунитет европейцев против вооруженного насилия друг над другом, приобретенный в ходе многочисленных войн, наконец начал действовать. В то же время глобальное противостояние между двумя сверхдержавами позволило европейцам в полной мере опереться на военное покровительство Соединенных Штатов, которые были готовы удерживать СССР от нападения на Западную Европу в обмен на союзническую верность европейцев.
        Однако после окончания «холодной войны» инерция отношения к Европе как к младшему партнеру стала, по мнению Рейда, играть злую шутку с американской элитой. Свой тезис автор сначала подкрепляет научным анализом составляющих реальной экономической мощи Евросоюза, а затем приводит несколько ярких примеров, иллюстрирующих то, каким образом «спокойная сила» объединенной Европы неоднократно вносила серьезные коррективы в планы чересчур самоуверенных американских бизнесменов и политиков.
        Весьма полезным для политологов и начинающих экономистов представляется объяснение автором механизма конкуренции между двумя мировыми валютами – долларом и евро. Американская система внешнего заимствования под долговые обязательства Министерства финансов США может пошатнуться, если курс доллара продолжит снижение, а страны зоны евро выйдут на мировые финансовые рынки с инвестиционными инструментами, сходными по степени надежности с американскими гособлигациями. Но без масштабных внешних заимствований и низкого курса доллара Соединенные Штаты не смогут оплачивать полутриллионный дефицит своей внешней торговли, то есть поддерживать текущий уровень потребления. Причем, если раньше международным инвесторам было «некуда бежать» от доллара и американских казначейских облигаций, то после запуска евро появилась альтернатива американской валюте и государственным ценным бумагам. Это делает сценарий массового сброса долларовых активов такими инвесторами, как, например, центральные банки восточноазиатских стран, более вероятным. А крах американской системы заимствования, как мы видели, может поставить под удар нынешнее экономическое процветание США.
        Даже если события не будут развиваться по столь драматичному сценарию, низкий курс доллара позволяет европейским компаниям увеличивать объем инвестиций в Соединенные Штаты. На долю ЕС приходится свыше 65% общего объема иностранных инвестиций в американскую экономику. Автор приводит список, казалось бы, «исконно американских» продуктов и торговых марок, которые на самом деле принадлежат европейским компаниям – бензозаправки «Амоко», мобильная сеть «Верайзон» или банк «Ферст Бостон».
        Европейский Союз в два с половиной раза опережает США по объему внешней торговли. Как экспортер товаров, Соединенные Штаты уступают даже одной Германии, которая в 2004 г. захватила лидерство по этому показателю (10% мирового товарного экспорта против американских 9%). Влияние Евросоюза на режим международной торговли и валютно-финансовых отношений усиливается присутствием во всех основных международных экономических институтах сразу двадцати пяти будто бы автономных игроков – членов ЕС, которые на самом деле выступают согласованно по ключевым вопросам, затрагивающим интерес Евросоюза как единого целого.
        Сила ЕС в экономическом взаимодействии с США определяется громадным объемом единого европейского рынка, преуспеть на котором – мечта всех крупных и средних американских корпораций. Осознавая это, наднациональные органы ЕС, ответственные за внешнюю торговлю Евросоюза и антимонопольную политику на европейском рынке, чувствуют значительную свободу в установлении стандартов для импортируемой продукции, а также правил конкуренции на рынках ЕС. Степень экономического регулирования в Европе существенно выше, чем в США, однако это не слишком беспокоит соответствующие директораты Европейской комиссии.
        Гораздо более остро данная проблема стоит перед такими гигантами американской индустрии, как крупнейшая в мире корпорация «Дженерал электрик» или компания «Моторола». Автор книги смакует подробности разрушенной чиновниками Еврокомиссии сделки, в результате которой «Дженерал электрик» планировала приобрести за 45 млрд. долларов другую мощную американскую фирму «Ханивелл». Слиянию двух американских (!) промышленных гигантов помешал в 2001 году... глава директората Еврокомиссии по конкуренции, подчиненные которого усмотрели в этой операции нарушение законодательства ЕС в сфере конкуренции. Вмешательство президента США Буша, который под воздействием руководства «Дженерал электрик» попытался оказать давление на лидеров ЕС на июньском (2001) саммите Евросоюза в Гетеборге, привело к противоположной реакции раздраженных европейцев и окончательно похоронило все надежды легендарного президента «Дженерал электрик» Джека Уэлча на какой-либо компромисс. Запрет, наложенный Еврокомиссией на деятельность объединенной компании в ЕС, сделал само слияние бессмысленным и заставил капитанов американской индустрии всерьез задуматься об экстерриториальных последствиях европейских мер экономического регулирования.
        Несмотря на более высокую «зарегулированность» европейской экономики по сравнению с американской, введение единых технических и антимонопольных стандартов на всем европейском рынке позволило ЕС совершить прорыв в целом ряде высокотехнологичных отраслей. В качестве иллюстрации Рейд использует пример мобильных телефонных сетей, для которых Евросоюзом был в 1991 г. принят стандарт GSM, впоследствии получивший распространение и в России. Жесткие правила конкурентной борьбы на обширном европейском рынке мобильной связи позволили развернуться сразу трем современным мировым лидерам в производстве телефонов данного стандарта, главный из которых – концерн «Нокия» – стал высокотехнологичным локомотивом всей экономики Финляндии. Страны ЕС смогли также объединить усилия в гражданском самолетостроении – концерн «Эрбас» превзошел американский «Боинг» в объемах продаж на мировых авиапромышленных рынках (с. 127-132).
        Европейская система спутникового позиционирования и навигации «Галилео» составила сильную конкуренцию аналогичному американскому проекту «GPS». Помимо коммерческого аспекта конкурентной борьбы, автономная космическая система глобального позиционирования – важнейшая составляющая проектируемых независимых вооруженных сил Евросоюза, и поэтому вызывает попытки американцев получить к ней полный доступ (с. 141).
        В целом автор подчеркивает инновационный потенциал европейской экономики. Это созвучно выводам ряда других американских аналитиков, указывающих на ресурс экономического роста объединенной Европы, задействованный в США, но пока почти не используемый Евросоюзом2.
        Значительное внимание в книге Рейда уделено «мягкой мощи» – главному инструменту международной деятельности ЕС. Яркими примерами автор иллюстрирует тезис о культурно-ценностной привлекательности объединенной Европы. Сравнительный анализ американского Билля о правах (статей конституции США, касающихся основных прав и свобод) и Европейской конвенции о защите прав человека показывает, что, вопреки распространенному взгляду на США как на эталон «свободного общества», нормы, которыми руководствуются европейцы, идут гораздо дальше в утверждении политических, экономических и социальных прав и свобод. Одна только отмена в Европе смертной казни, практикуемой американской Фемидой, является для внешнего мира доказательством большего гуманизма европейцев по сравнению с американцами.
        Система здравоохранения в странах ЕС, где простые граждане и высшие государственные чиновники получают одинаковую высококачественную медицинскую помощь, также может, по мнению Рейда, служить Соединенным Штатам образцом для подражания. Автор отмечает и расхождение между американским и европейским подходами к лечению разного рода «социальных недугов», таких, как наркомания или этноконфессиональная непримиримость. По замечанию одного из видных европейских собеседников Рейда, в Европе правительство существует для того, чтобы помогать своим гражданам справиться с возникшими сложностями, а не загонять проблемы внутрь репрессивными мерами, на которые часто склонны идти в отношении нарушителей общественного спокойствия американские власти (с. 168). В последние десятилетия было отмечено, что поток европейцев, стремящихся перебраться в США, чтобы получать американскую зарплату, частично компенсируется теми американцами, которые едут жить в «гуманную» и зачастую психологически более комфортную Европу.
        Немаловажный аспект привлекательности Евросоюза как международного партнера заключается, по мнению Рейда, в том, что в отличие от Вашингтона Брюссель в большей мере готов на «равноправное партнерство». Это имеет особую значимость для такой страны, как Россия, привыкшей к положению лидера и болезненно относящейся к любым попыткам прямолинейного навязывания воли «старшего партнера». Показательно, что Рейд относит Россию к числу европейских государств и даже не считает невозможным ее вступление в Евросоюз. Подобные оценки можно приветствовать, а можно отнести на счет слабой осведомленности автора, ошибочно «назначившего» бывшего посла США в Москве А. Вершбоу на должность главы миссии России (!) при НАТО (с. 179).
        Автор подробно останавливается на формировании общей идентичности жителей Евросоюза – одной из наиболее интересных проблем европейской интеграции. Именно от силы этой идентичности, находящей отражение в электоральных предпочтениях граждан ЕС и их взглядах на важнейшие интеграционные проекты, будут во многом зависеть исследуемые Рейдом перспективы ЕС как единого субъекта мировой политики. Автор приводит наглядные показатели роста социальной мобильности молодых жителей Евросоюза, которые легко перемещаются в поисках места работы и учебы из одной страны ЕС в другую – подобно частым передвижениям американцев между штатами своего единого государства. В этом европейцам помогает почти идеальная транспортная инфраструктура, особенно хорошо развитая в западных и северных странах Евросоюза. Как полагает Рейд, именно возможность быстро и дешево переезжать из одного конца ЕС в другой, используя одну и ту же валюту на всем пространстве от восточной Финляндии до острова Крит, является одним из ключевых факторов общеевропейской идентичности.
        Важно, подчеркивает автор, и то обстоятельство, что данная идентичность успешно развивается без опоры на какие-либо «сильные идеи», стойкий иммунитет к которым европейцы приобрели в XX веке. К примеру, гражданам Евросоюза не свойственна американская одержимость религиозными ценностями. В отличие от США и стран Латинской Америки интерес к отправлению религиозного культа среди жителей Евросоюза в последние годы снижается.
        Автор, конечно, анализирует и многочисленные недостатки и упущения ЕС в сфере экономики, социальной политики и активности на внешнеполитической арене. Наиболее важным препятствием для ускоренного социально-экономического развития Евросоюза Рейд считает консерватизм европейцев в вопросах применения новых технологий. Европейцы гораздо боязливее американцев относятся к возможным последствиям использования мобильных телефонов или внедрения биотехнологий. Инновации зачастую воспринимаются в ЕС с позиции «презумпции виновности» – от их создателей требуют доказательств безвредности, лишь после получения которых рассматривают возможность приобретения той или иной высокотехнологичной новинки (с. 223-224).
        Пафос книги Рейда должен оказывать отрезвляющее воздействие на тех американцев, которые до сих пор не поняли, что «на планете появилась вторая сверхдержава, глобальное влияние которой будет нарастать, а мир – двигаться к биполярному распределению экономической, политической и дипломатической мощи» (с. 244). Свое заключение автор выносит безотносительно запутанных научных дебатов о том, например, какого рода субъектом следует сегодня считать Европейский Союз: конфедерацией, федерацией, «политической сетью» или просто традиционным региональным торгово-экономическим блоком. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что знакомство с книгой Т. Р. Рейда будет полезно как практикующим российским политикам или бизнесменам, так и теоретикам европейской интеграции. Каждый из читателей найдет в рецензируемом труде милые сердцу мотивы и, несомненно, задастся сложными, но крайне важными вопросами о сути и направленности процессов, происходящих сегодня на маленькой западной оконечности кипящего Евразийского континента.
Михаил Троицкий,
кандидат политических наук

Примечания

      1См.: R. Kagan. Of Paradise and Power. America and Europe in the New World Order. New York: Alfred A. Knopf, 2003.
      2См., например: R. Pozen. Mind the Gap // Foreign Affairs. 2005. Vol. 84. No 2. P. 8-12.


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015