Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

ТЕНЕВЫЕ ЭКОНОМИКИ КАК МИРОВОЙ ФЕНОМЕН

Napoleoni Loretta. Rogue Economics. Capitalism’s new reality. New York – London – Melbourn – Toronto: Seven Stories Press, 2008. 307 p.
Лоретта Наполеони. Темная экономика. Новая реальность капитализма. Нью-Йорк – Лондон – Мельбурн – Торонто: Издательство Севен Сториес Пресс, 2008. 307 с.

        Что общего между крахом коммунизма и ипотечным кризисом в США? Согласно Лоретте Наполеони, итальянскому экономисту, «падение Берлинской стены запустило глобальную экономическую перестройку, которая привела к буре на Уолл-Стрит и потребовала создания новых инструментов регулирования». Английское название книги – «Rogue Economics». Эпитет «rogue» многозначен, но его смысл так или иначе связан с нарушением правил. Автор пояснила свой заголовок так: «Это общий термин, использующийся для обозначения черных рынков, сферы торговли запрещенными товарами, а также серых, нерегулируемых зон экономической деятельности». Название книги можно было бы перевести привычным термином «теневая экономика». Однако он может вызвать у российского читателя специфические для нашей действительности ассоциации. Поэтому, опираясь на часто используемое автором выражение «dark economic forces», точнее перевести название как «темная экономика».
        Формулируя основную идею, Л. Наполеони отмечает, что темная экономика возникает, когда скорость мирового хозяйственного развития опережает темпы прироста способности политических институтов к оперативному регулированию. Экономика выходит из-под контроля. В последние два десятилетия произошло резкое расширение мирового пространства капитализма за счет стран бывшего советского блока и Китая, что сделало международную экономику поистине глобальной. Однако глобализация, приведя к ускорению роста, породила ряд проблем. Среди них – производство и продажа контрафактной продукции, криминализация, имущественное расслоение, торговля людьми. Самое главное, как полагает автор, – бесконтрольность, безнаказанность финансовых институтов, которые в погоне за сверхприбылью затевают рискованные операции по всему миру. Именно в этом автор видит причину нынешнего финансового кризиса. Единственным выходом из него в книге называется резкое ужесточение госрегулирования: «Кризис не закончится до тех пор, пока негативные последствия глобализации … не будут поставлены под контроль».
        Л. Наполеони начинает книгу отсылкой ко времени падения Берлинской стены, считая это символическим началом распространения демократии на восток. Автор отмечает связь между демократизацией и расцветом темной экономики в странах бывшего советского блока, подчеркивая один из ее отличительных признаков – рабский характер труда. В дальнейшем к созданию темной экономики активно подключился Китай. Глобализация позволила ей распространиться по всему миру. Автор замечает, что человечество всегда платит высокую цену за завоевания. Рассматривая темную экономику как болезнь роста, Наполеони утверждает, что она может быть введена в русло нормального, «светлого» развития, если ею удастся легально управлять.
        Книга содержит несколько глав, написанных в стиле очерков, о разных аспектах темной экономики. Каждая глава строится вокруг сюжетов, понятных любому обывателю, но содержит обобщения, философские и исторические экскурсы. Все вместе это создает пеструю, но впечатляющую своей целостностью картину, отражающую основные стороны темной экономики.
        Глава под названием «В постели с врагом» начинается с описания известного западному обывателю явления «славянских проституток» и связанного с ним понятия «русской мафии». Ясно, что на занятие проституцией жительниц бывшего Советского Союза толкало отчаянное экономическое положение. Автор задается вопросом о том, почему же в 1990-х годах, когда в бывшем СССР уже действовали рыночные законы, положение населения было столь катастрофическим. Приватизация породила «бродячих бандитов» – олигархов, которые захватили все, до чего смогли дотянуться, совершенно не заботясь о последствиях своих действий. Вот почему курс В.В. Путина на превращение «кочевых бандитов в оседлых» кажется ей, так сказать, естественным. По крайней мере, привязав криминал к территории, можно рассчитывать на его ограничение.
        Средний класс, прежде всего в США, традиционно считается главной опорой экономики. В 1990-х годах на мировой рынок труда вышла относительно дешевая рабочая сила сначала из стран советского блока, а затем Китая и Индии. Это привело к усилению конкуренции, которая для среднего класса была смягчена дефляцией и экономическим ростом. Заметно снизились проценты по кредитам, что позволило американскому среднему классу осуществить «мечту» – приобрести собственные дома.
        Между тем крупные корпорации предпочитали нанимать новых работников – которые работали интенсивней, а стоили дешевле. Такая рабочая сила была сосредоточена на востоке – в Китае и Индии. Вслед за ростом производства в этих (и других быстрорастущих странах) возник финансовый капитал. Это подготовило почву для глобального ипотечного кризиса: индийские, китайские и русские капиталисты стали действовать по образу и подобию американских. Страдающим оказался именно средний класс. Проблема усугубилась имущественным неравенством: крупные корпорации сумели накопить богатства, но они не стали помогать среднему звену управленцев и средним предпринимателям.
        Одна из глав книги посвящена Китаю. Л. Наполеони считает его прямым наследником маоисткого Китая, в котором «культурная революция» 1960-х годов стерла воспоминания о европейском завоевании, восстановив традиционные китайские представления с присущим им идеализмом и акценте на планировании жизни. Китайская культура, полагает автор, основана на поиске и использовании имеющихся в данный момент благоприятных обстоятельств.
        «Путь Дэн Сяопина», приведший к появлению в Китае рыночной экономики, не способствовал усвоению западных ценностей. Напротив, возникла угроза появления в КНР тоталитарной экономики рыночного типа. Переход к рынку означал дерегуляцию экономики – но ничего больше. В стране нет западного индивидуализма. В Китае по-прежнему отсутствует политика в ее западном смысле. Государство определяет возможности граждан, а не служит их защитой. Страна идет к богатству, который характеризуется острой конкуренцией в отсутствие правительственного контроля. Для Китая характерна унификация страны, которая восходит ко временам Мао и более ранним эпохам. С точки зрения автора, все это делает Китай зоной темной экономики.
        Автор касается проблемы контрафактных продуктов. Традиционно изобретения и аутентичные технологии защищены на Западе «копирайтом» и патентами. Но это приводит к значительному удорожанию продукции и экономическим злоупотреблениям. Но массовый рынок требует дешевых продуктов. Он сам стимулирует изготовление подделок. Китай – рай для их производства.
        Но контрафакты производят не только в КНР. Автор замечает, что участившиеся с 1990-х годов авиакатастрофы являются следствием проникновения темной экономики в авиастроение. На рынке лекарств значительная часть продукции тоже является контрафактной. В производстве контрафактных медикаментов лидирует, несомненно, Китай, но вклад в него вносят Индия, Бразилия и Россия.
        Почти любой продукт питания, который продается в супермаркетах, имеет «темную» предысторию. Зачастую он производится с применением рабского труда. Особо автор отмечает проблему ожирения населения, которая является, с ее точки зрения, следствием потребления некачественных продуктов, произведенных темной экономикой. Автор останавливается на торговле через Интернет, которая мало поддается контролю. Она ратует за его усиление, хотя понимает, что запреты (эмбарго) на некоторые виды продукции могут обострить социальные проблемы в развивающихся странах (где производство такой продукции – экономический мотор). Система патентов может заблокировать и поставки дешевых, но доброкачественных лекарств из таких стран.
        Автор останавливается на сравнительно новом феномене – распространении компьютерных технологий. Интернет, в пространстве которого нет регулирования – одна из наиболее темных зон мировой экономики. Но это и огромный рынок, в котором действуют обычные экономические законы. По всему миру разбросаны миллионы «геймеров», которые имеют дело с виртуальной реальностью. Им нужно постоянное обновление техник ее освоения. Формируется вторичный рынок услуг, поставляемых через Интернет. Его обороты растут, а эпицентром вновь оказывается Китай. Этот бизнес связан с производством пиратских программ, которые намного дешевле фирменных. Для обслуживания Интернет-рынка были введены электронные деньги (PayPal), позволяющие производить трансакции с минимальными формальностями. Интернет предоставляет возможность производить платежи анонимно и таким образом уклоняться от налогов.
        Значительный сегмент Интернет-услуг составляет порнография и связанный с ней нелегальный бизнес. Виртуальность Интернета позволяет размещать порносайты в оффшорах, где они практически недосягаемы для государственных структур. Другой быстро развивающейся индустрией являются игры в Интернет-казино.
        Особняком находится глава «Анархия на море». Ее открывает описание браконьерства в сфере рыболовства, получившего промышленный размах с распадом социалистического блока. Автор рассказывает о «русской мафии» в Мурманске, которая занимается ловом рыбы в Балтийском и Северном морях. Но тем же самым занимаются криминальные группировки в других районах мира – в пределах России и вне их. Китайские флотилии используют потогонную систему рыбодобычи у берегов Африки, поставляя морепродукты на внутренний рынок КНР.
        С беззаконием на море связано и возродившееся в XXI в. пиратство, которое встречается в основном у берегов Восточной Африки и Юго-Восточной Азии на оживленных торговых путях. Современные пираты нередко вооружены новейшими технологиями и имеют легальное прикрытие.
        Глобализация сферы СМИ позволяет политикам манипулировать общественным мнением и формировать у зрителей и читателей ложные представления. Одним из примеров такого рода автор считает вопрос о помощи Африке. Мало кто знает, что, хотя на цели ее оказания с 1960-х годов были потрачены огромные деньги, Африку не удалось избавить от бедности. Ситуация, скорее, стала только хуже. Отчасти потому, что зарубежные средства пошли на закупки вооружений, препятствующих урегулированию вооруженных конфликтов. Проблемы Африки являются политическими, а не экономическими, – полагает автор. Скрытым мотивом оказания помощи Африке является желание удержать ее сельское хозяйство в неконкурентоспособном состоянии.
        Мифом является и мнение о возрастании террористической угрозы. Многократное ужесточение мер безопасности в аэропортах превратило авиаперелеты в «кошмар». Автор утверждает, что реальная террористическая угроза не настолько велика (в силу неэффективности терроризма), а «усиление мер безопасности» является очередной иллюзией, созданной руками политиков.
        В книге высказана любопытная идея о том, что после падения коммунизма государства-нации стали превращаться в государства-рынки. Традиционное деление на левых и правых нивелировалось. Главным стал успех на выборах. Отсюда – колоссальное значение политических технологий, призванных информировать политиков о том, что хотят слышать от них избиратели.
        В мире заметен кризис управляемости (governance), связанный с ослаблением национальной составляющей государств. Его усугубляет глобализация, которая делает капитал и даже промышленность мобильными, в то время как рабочая сила остается малоподвижной. В итоге политики не могут гарантировать рабочим их жизненный уровень. В этих условиях происходит персонализация политики (C. Берлускони, У. Чавес), а также ее сращивание с шоу-бизнесом (привлечение в команду знаменитостей). Это разрушает традиционные представления о мотивациях при голосовании и повышает роль популизма. Оружием политика оказывается игра на страхах избирателей. Поэтому правительствам выгодно культивировать чувство незащищенности. Терроризм в этом смысле весьма полезен.
        Л. Наполеони отмечает, что криминал фактически захватил некоторые промышленно развитые регионы в развивающихся странах после падения коммунизма. Деятельность криминальных группировок (семейный бизнес) является составляющей темной экономики, включая торговлю наркотиками. Так формируются международные преступные сети. Они вовлекают в себя молодежь и находятся в постоянной войне друг с другом за территорию. Эта среда создает собственную субкультуру, противостоящую официальной. Автор делает интересное наблюдение: клубы футбольных болельщиков ведут себя в значительной мере как конкурирующие криминальные группировки. Они – еще одно порождение глобализации.
        В последней главе речь идет в основном об «исламском капитализме», в котором большую роль играет социальная составляющая. Лидером в построении исламской банковской системы выступила Малайзия, где эта модель выстраивалась на протяжении 1990-х годов. Она оправдала себя во время азиатского кризиса 1997 года. В отличие от большинства государств региона, Малайзия сумела относительно успешно преодолеть его последствия благодаря опоре на исламский капитал, для которого оказался менее характерен «панический» стиль поведения, типичный для капитала западного.
        В дальнейшем исламский капитал получил новый импульс к развитию благодаря стечению экономических и политических факторов, среди которых – высокие цены на нефть (питающие многие исламские государства) и «война с террором», которую многие восприняли как борьбу с исламом. Отмечается намерение исламских финансистов ввести «исторический» золотой динар, что может повлиять на мировую финансовую систему.
        Л. Наполеони резюмирует свое видение современного мира в эпилоге под интригующим заголовком «Новый социальный контракт». Очевидна аналогия с эпохой индустриализации, подготовившей рождение современных государств. Они опираются на негласный социальный контракт, обеспечивающий согласие между населением и правительством. Автор считает, что нынешняя эпоха игры темных экономических сил должна закончиться выработкой нового социального контракта на глобальном уровне. Парадоксально, что надежды на преодоление анархии автор связывает, помимо прочего, с традицией экономической солидарности. Вот почему Китаю и исламскому миру в книге предречено вполне светлое будущее.
        Книга – своеобразный антилиберальный манифест. Ее центральный тезис – противопоставление западной политической культуры и чуждых ей, нелегальных элементов, благоприятствующих утверждению темной части мировой экономики. Работа наполнена фактическим материалом и нетривиальными наблюдениями. Не все выводы автора представляются бесспорными, но рецензируемый труд дает богатую пищу для размышлений.
        

Ольга Лебедева,
        кандидат социологических наук

 


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015