Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

КАК «ПРАВИЛЬНО» НАЧИНАТЬ ВОЙНУ

Steve A. Yetiv. Explaining Foreign Policy: U.S. Decision-Making and the Persian Gulf War. Baltimore – London: The Johns Hopkins University Press, 2004. 288 p.
Стив А. Йетив. Постижение внешней политики: принятие решений в США и война в Персидском заливе. Балтимор – Лондон: Джонс Хопкинс юниверсити пресс, 2004. 288 с.

        Почему в 1991 г. администрация США приняла решение о начале первой войны с Ираком? Это вопрос задавали 14 лет назад, но он так и остался без ответа. Его повторяли и в 2003 году, когда против Ирака началась вторая война. И снова ответа нет, а сама вторая иракская война, в сущности, продолжается. Тем интересней предлагаемый в этой книге анализ автора, основанный, по его словам, на «комплексном подходе, синтезирующем совокупную, выстроенную под разными углами перспективу исследования действий американского руководства» (с. 1) в связи с подготовкой военных кампаний против Ирака.
        Написавший эту в целом любопытную книгу Стив Йетив – доцент Университета Олд Доминион (Old Dominion University). Его труд интересен прежде всего для тех, кто занимается исследованиями внешнеполитического процесса вообще. На материале хорошо известной специалистам ситуации первой войны в Персидском заливе (1991) он делает ряд полезных обобщений относительно процесса принятия государственных решений в США, смыкая общеметодологический и конкретно-ситуативный аспекты анализа. С. Йетив исследует процесс принятия решений 1991 г. о начале войны в Персидском заливе на основе четырех уже известных по литературе групп моделей и предлагает пятую, разработанную им самим. Обобщая полученные выводы, автор стремится не только объяснить действия администрации в конкретных ситуациях, но и предложить собственные, альтернативные и более рациональные по мысли исследователя, варианты решений (с. 3).
        В первую очередь автор работает с моделью рационального выбора (rational actor model), в рамках которой решение принимается единственным и рационально мыслящим лидером на основе присущего ему понимания национального интереса государства. Это классический подход к анализу принятия решений, основанный на веберовской традиции. В 1991 г. Вашингтон начал военную операцию против Багдада, исходя из того, что после захвата Кувейта иракскими войсками в 1990 г. под угрозой оказались жизненно важные интересы США в регионе Персидского залива: Ирак захватил контроль над 19% мировых запасов нефти. Кроме того, на действия администрации серьезно влияли мотивы общего стратегического характера, связанные с необходимостью формирования новой системы международных отношений, в которой США желали играть ведущую роль.
        По словам Брента Скоукрофта, советника по национальной безопасности в администрации Дж. Буша-старшего, при разрешении кризиса 1991 г. в Персидском заливе американские политики пытались действовать так, чтобы создать модель будущего разрешения кризисов в условиях после окончания «холодной войны». «Именно таким образом формировался новый мировой порядок. Мы хотели создать модель воздействия на агрессора», – отмечал Б. Скоукрофт (с. 92). Исчерпав возможности альтернативных вариантов давления на Ирак (дипломатические переговоры и экономические санкции), США сочли оптимальным решением применение вооруженной силы. Отчасти неизбежность войны объяснялась и общей неустойчивостью военно-политических отношений США с Ираком, состояние которых лучше всего можно понять в контексте теории игр, в частности «дилеммы заключенных»1: не доверяя друг другу и не имея возможности свободно общаться, обе стороны находятся в противостоянии, в сущности, не предполагают, что между ними возможные реалистические договоренности (с. 53).
        Как замечает автор, первая модель позволяет понять мотивы стратегического и внешнеполитического характера, однако не помогает ответу на вопрос: в какой степени и каким образом лица, принимавшие решения, интерпретировали ситуацию на разных этапах кризиса, формулировали различные варианты решений и оценивали поступавшую информацию.
        Вот почему С. Йетив прибегает к четырем другим методикам: когнитивный анализ (cognitive), модель принятия решений группой (groupthink), анализ внутренней политики (domestic politics analysis) и модель, основанная на политике правительства (government politics model). В отличие от модели рационального выбора, в рамках названных четырех подходов акторы могут руководствоваться и нерациональными мотивами, предубеждениями и подсознательными предпочтениями. Автор подробно останавливается на перечислении главных лиц, принимавших в 1991 г. решения по иракскому кризису. В данном случае это были президент Дж. Буш-старший, так называемая группа четырех (сам президент, вице-президент Дэн Куэйл, советник по национальной безопасности Б. Скоукрофт и глава администрации Белого дома Джон Сунуну), а также расширенный вариант этой группы («группа восьми»), к работе которой привлекались государственный секретарь Джеймс Бейкер, министр обороны Ричард Чейни, председатель Объединенного комитета начальников штабов Колин Пауэлл и заместитель советника по национальной безопасности Роберт Гейтс.
        С точки зрения когнитивного подхода значимым фактором, во многом повлиявшим на решения президента, оказалась, как полагает автор, проводившаяся им мысленно историческая параллель между захватом Ираком Кувейта (1990) и «Мюнхенским сговором» (1938), а также внешней политикой нацистской Германии вообще. По материалам книги, в период с момента начала иракской агрессии против Кувейта весной 1990-го и августом того же года президент Буш в своих выступлениях упомянул «мюнхенский сговор» не менее 15 раз! Мышление «по аналогии», отмечает автор, способствовало ужесточению курса Вашингтона и формированию резко отрицательного образа Саддама Хусейна. Варианты несилового решения конфликта практически перестали рассматриваться президентом.
        Анализ внутренней политики (domestic politics analysis) и ее влияние на процесс принятия решений лежит в основе концепции той модели, которую разработал сам Йетив, отмечая, что она «не соотносится ни с одной из существующих теорий, хотя формируется благодаря им» (с. 82). По его предположению, лица, принимающие решения, уделяют большое внимание достижению целей внутриполитического характера.
        Первый тип целей – выполнение личных и институциональных задач (формирование положительного образа лидера, достижение успеха в решении внутриэкономических проблем). Второй тип целей можно назвать «популяризаторскими» (promotional) – например, формирование у электората положительной оценки решения о военной кампании. С. Йетив полагает, что метод «конструирования» (construction) «образов» международных проблем может способствовать достижению обоих типов целей. В конкретном случае демонизация президента Ирака С. Хусейна и его сопоставление с А. Гитлером, а также создание стереотипа «Ирак – глобальная угроза» позволили администрации США решить целый ряд политических задач. Военно-индустриальный комплекс и министерство обороны получили искомого нового врага (взамен СССР), а Республиканская партия добилась преимущества на промежуточных выборах в сенат в 1990 г. отчасти благодаря переключению внимания избирателей с проблем дефицита бюджета на ход военных действий в Ираке. Самому президенту посредством риторики о победоносной войне и формировании нового мирового порядка удалось на время сбить накал обвинений в недальновидности и «слабохарактерности» (the wimp factor). В результате даже журнал «Newsweek», с 1987 г. критиковавший Буша за «слабохарактерность», тем не менее назвал его в 1990 г. «истинно американским борцом» (с. 90). В такой ситуации к концу октября 1990 г. Буш и его советники были настолько заинтересованы в войне с Ираком, что перспектива вступления в переговоры с ним стала попросту иллюзорной.
        Анализ модели принятия решений группой позволяет автору ответить на вопрос о том, почему активное стремление Джорджа Буша разрешить кризис военным путем не встречало сопротивления или серьезной критики изнутри его администрации. Очевидно, эта модель междисциплинарна, хотя прежде всего она восходит к социальной психологии. Основными условиями для «срабатывания» такой модели являются: 1) изоляция группы от внешних источников информации и мнений, способных изменить убеждения присутствующих; 2) отсутствие традиции беспристрастного лидерства; 3) отсутствие норм, требующих проведения систематических процедур принятия решений для отслеживания альтернативных вариантов; 4) схожесть социального происхождения и идеологических воззрений участников группы (с. 104). В случае ситуации вокруг Ирака в 1990-1991 гг. большинство этих условий были налицо. «Группа восьми» а команде Буша была чрезвычайно сплоченным коллективом благодаря как общности социального происхождения, так и длительной совместной работы, что позволяло ей избегать долгих дискуссий. Дополнительным фактором, позволяющим судить об эффективности именно этой модели, было наличие внешнего врага, работавшее на сплоченность группы (с. 111).
        В последней модели (government politics model), анализируемой автором, решение рассматривается как результат сложной игры между членами бюрократической иерархии и правительственного аппарата, каждый из которых имеет свои интересы, взгляды и представления о приоритетах внешней политики. Однако Йетив отмечает, что результаты, полученные на основе применения этой модели, не особенно интересны, поскольку в рамках «группы восьми» почти не возникало противоречий, большинство решений было сформулировано президентом априорно, а потому сколько-нибудь интересной игры взаимодействий разных точек зрения просто не получилось (с. 136).
        В заключительных главах автор, используя описанный комплексный подход и обобщая уже представленные данные, формулирует два наблюдения. Во-первых (это содержательная констатация), в принятии решения о войне в 1991 г. ключевую роль сыграл фактор личности президента Буша-старшего. Его личное влияние и опыт, прекрасные отношения со многими влиятельными политиками той поры, понимание международной ситуации, инициативность, оказываемая ему поддержка со стороны «группы восьми» обеспечили ему возможность фактически безальтернативного продвижения к силовому варианту разрешения кувейтского кризиса. Своеобразие исторической ситуации после окончания биполярной конфронтации облегчило Бушу именно такое решение.
        Во-вторых (это наблюдение чисто методологическое), наиболее убедительные варианты интерпретации действий администрации получаются при сочетании эмпирического анализа с политической теорией. Модель рационального выбора позволяет получить представление о том, как и почему Соединенные Штаты начали войну. Однако она не позволяет объяснить поведение субъектов, которые кажутся иррациональными или мотивированными интересами не государства, а отдельных групп или личностей. Эти «темные места» процесса принятия решений позволяет отчасти «осветить» анализ на базе использовании четырех моделей, ориентированных на изучение внутриполитических факторов, таких, как психологические особенности и черты поведения политиков, их взаимодействие в ходе принятия решений в группе или в рамках формальных бюрократических процедур (с. 201).
        Итоговая глава книги названа символично – «Постскриптум: от войны к войне». Пытаясь оценить успешность военной кампании 1991 года, автор заключает, что краткосрочные цели Вашингтона были достигнуты. Однако в долгосрочной перспективе Соединенные Штаты оказались вовлечены в систематическое противостояние с Ираком, которые привело ко второй войне 2003 года.
        Сравнивая ситуации вокруг принятия решений о войнах 1991 и 2003 годов, автор предполагает, что во втором случае роль личности президента Дж. Буша-младшего была относительно меньшей, чем роль его отца в случае первом. Однако и международная обстановка начала 90-х годов прошлого века налагала на поведение США ограничения гораздо более существенные, чем те, которые был должен учитывать Вашингтон в 2003 году. Буш-старший все время думал о возможной реакции СССР. Буш-младший считал возможным учитывать реакции России в минимальной степени. В целом, решение о войне 2003 г. было продиктовано желанием администрации и президента получить выгоды от реализации силового решения без достаточно тщательной проработки вопроса о долговременных рисках и последствиях от его принятия.
        Исследование представляет собой удачное наложение хорошо структурированной теоретической схемы на обширный фактологический материал. Конечно, предлагаемая С. Йетивом многофакторная конструкция допускает довольно высокую вариативность результатов и поэтому не является универсальной. Тем не менее она позволяет довольно глубоко и в известной мере по-новому анализировать процессы принятия внешнеполитических решений. Книга, безусловно, полезна как специалистам по теории, так исследователям прикладных региональных проблем.
Юлия Устинова

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015