Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
     Persona grata

Ivanov, фото



«…ЧЕМ МЕНЬШЕ
ГОСУДАРСТВО,
ТЕМ БОЛЬШЕ
ВНИМАНИЯ К СЕБЕ
ОНО ТРЕБУЕТ…»


        Игорь Сергеевич Иванов – живое воплощение имперской природы нашего народа в том исключительно позитивном смысле, что в нем, как и во многих русских, слиты потоки разных кровей. Отец русский и мать грузинка – такие и подобные комбинации за долгие века и определили тот неповторимый менталитет, который позволяет нормальному русскому человеку благополучно сочетать в себе патриотизм и «державный дух» с самоиронией и окрашенной снисхождением терпимостью к фанаберии «инородцев» – будь то далекие и мощные или близкие и всего лишь задиристые.
        Звезда И. Иванова вспыхнула ярко и внезапно. Он, как казалось для постороннего глаза, стал министром иностранных дел «вдруг» – при поддержке не всесильного, но очень влиятельного в 1990-х Евгения Максимовича Примакова, который в 1996 – 1998 годах был министром иностранных дел Российской Федерации. Когда Е. Примаков покинул этот пост, чтобы возглавить правительство России – первый и единственный коалиционный кабинет, который должен был спасти страну от гражданского конфликта после страшного «кириенкова дефолта» летом 1998 года – он и оставил после себя И. Иванова.
        Министерством иностранных дел И.С. Иванов управлял в 1998-2004 годах при премьер-министрах Е.М. Примакове (сентябрь 1998 – май 1999), С.В. Степашине (май–август 1999), В.В. Путине (август 1999 – май 2000) и М.М. Касьянове (май 2000 – февраль 2004). После отставки кабинета М.М. Касьянова ушел из правительства и И.С. Иванов, став секретарем Совета безопасности России. На этом посту он проработал до июля 2007 года.
        Прежде чем занять пост министра иностранных дел, И.С. Иванов занимал должности заместителя министра иностранных дел России (1993–1998) и посла СССР и России в Испании (1991–1993). Он начинал карьеру в знаменитом Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) АН СССР после окончания в 1969 г. Московского государственного института иностранных языков им. Мориса Тореза (с 1990 года – Московский государственный лингвистический университет). В 1969–1973 годах работал помощником-референтом директора ИМЭМО академика Николая Николаевича Иноземцева. В стенах этого института он и познакомился Е.М. Примаковым, который тогда работал заместителем Н.Н. Иноземцева. С 1973 г. И.С. Иванов – в системе МИД, сначала по линии работы в торгпредстве, а затем – в посольстве Советского Союза в Испании. Начиная с 1984 г. И.С. Иванов работал в центральном аппарате МИД СССР.
        В 2005 г. защитил диссертацию на соискание степени доктора исторических наук («Внешняя политика в эпоху глобализации»). В 1999 г. И.С. Иванову присвоено звание Героя Российской Федерации. Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» II, III и IV степеней, другими государственными орденами и медалями, а также орденом Русской Православной Церкви Святого Благоверного Равноапостольного князя Владимира II степени. Имеет награды зарубежных государств. Женат на Екатерине Семеновне Козыревой, дочери одного из видных советских дипломатов.
        В апреле 2008 г. в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) состоялась следующая беседа И.С. Иванова с главным редактором «Международных процессов» А.Д. Богатуровым.


        А.Б. Больше половины читателей нашего журнала – жители российских регионов. Международные отношения в нашей стране сегодня преподают в 30 городах. Газеты писали, что Вы по рождению москвич, но провели часть своего детства вдали от Москвы. Если это так, то сказался ли как-то этот кусочек жизни на Вашем понимании нашей страны и мира? Может быть, на логике подбора кадров?
        Если это не так, то в чем на Вас повлияла, скажем, учеба и жизнь в суворовском училище?

        И.И. Я действительно родился в Москве 23 сентября 1945 г. в роддоме на Миусской площади. То было непростое послевоенное время, и мои родители, которые с утра до ночи находились на службе (отец – в органах КГБ, а мама – МВД) решили отправить мою сестру и меня в Грузию, в деревню Ахмета1, где жили мамины родители. Там мы провели несколько прекрасных лет. А когда настало время идти в школу – вернулись в Москву. С тех пор вся моя сознательная жизнь связана со столицей нашей Родины.
        Повлиял ли этот грузинский эпизод на мое формирование, не берусь сказать. Если «да», то уж, конечно, не в решающей степени.
        А вот то, что действительно стало определяющим в моих взглядах на многие вопросы, включая внешнеполитические, так это то, что я родился и рос в многонациональной семье. Отец, Иванов Сергей Вячеславович, родом из Воронежа, рано осиротел и привык в жизни всего добиваться своим горбом. Мама, Сагирашвили Елена Давыдовна, родилась в Ахмете (Грузия), окончив школу, поехала в Москву, где, не имея ни родных, ни близких, поступила в Московский автомобильно-дорожный институт, а после его окончания стала первой женщиной-инспектором районного ГАИ города Москвы. Когда отец приезжал в отпуск в Ахмету, его, русского офицера, принимали как своего героя. Это были искренние чувства, от всей души.
        Мои родители никогда не выбирали друзей по национальности. Полк, которым во время войны командовал мой отец, выполнял особую миссию по обезвреживанию диверсантов в Москве и засылке спецгрупп в тыл врага. Это был интернациональный полк, в котором служили русские, украинцы, белорусы, евреи, грузины, армяне, испанцы, бойцы других национальностей. До конца своих дней отец поддерживал с ними товарищеские отношения. Поэтому с самого детства я впитал уважение к представителям всех национальностей. Одновременно во мне сформировалось решительное неприятие любых проявлений дискриминации на национальной почве.
        Как все это отразилось на моей дипломатической работе? Прежде всего, я твердо усвоил, что равного уважения заслуживают все страны и народы. При этом чем меньше государство, тем больше внимания оно к себе требует. Никогда нельзя пытаться политические разногласия объяснять особенностями национального характера. Другое дело, что у любого народа есть свои национальные интересы. Если не принимать их в расчет, то будет трудно (если не невозможно) выходить на договоренности.
        Кадровая политика в МИДе – важный вопрос. Еще со времен Советского Союза в министерстве работал многонациональный коллектив. «Проблемы» были разве что у евреев, но и они работали в министерстве. Достаточно вспомнить такого выдающегося дипломата, с которым мне довелось работать, как Л.И. Менделевич2.
        В мою бытность министром никаких ограничений по национальному признаку не было и быть не могло. Как, впрочем, не было и фаворитизма. За одним исключением. Дело в том, что в Московском суворовском училище я учился почти семь лет с Сергеем Орджоникидзе, внуком легендарного Серго Орджоникидзе. После окончания училища наши судьбы разошлись. А встретились мы много лет спустя в МИДе. К тому времени Сергей Александрович уже прошел хорошую школу и стал одним из ведущих в нашей стране юристов-международников. Когда меня назначали министром и освободилось место одного из заместителей, я предложил Президенту России кандидатуру Сергея. Он был назначен, и несколько лет мы очень хорошо сотрудничали. Сегодня С.А. Орджоникидзе – заместитель генерального секретаря ООН.
        В мое время в Суворовское училище принимали с одиннадцати лет и учились там до восемнадцати. Именно в эти годы формируется характер человека, закладываются основы его личности. Когда это происходит в коллективе, то, естественно, в наибольшей степени развиваются такие качества, как порядочность, верность данному слову, понятие чести. Они развиваются не искусственно (что невозможно), а через общение с твоими братьями-суворовцами. Или, как мы себя с гордостью называли, – кадетами. Лукавить, фальшивить здесь было очень трудно. Да и незачем. Одновременно в училище подспудно формировалось особое восприятие такого понятия, как служение Отечеству. Никто нам этого не преподавал. Мы это впитывали через изучение славного пути великих русских полководцев, военной истории нашего государства, истории кадетского движения.
        Поэтому высшей оценкой моей работы в МИДе, а затем в Совете безопасности, я считал суждения друзей-однокашников. Мне не стыдно смотреть им в глаза.

        А.Б. Вы не заканчивали МГИМО, а пришли в МИД после Института иностранных языков им. М. Тореза, став главным дипломатом страны. Какие знания и деловые качества, как Вам кажется, помогли Вашему карьерному успеху? А если Вы ощущали недостаток специальных знаний – как Вы его восполняли?
        И.И. После окончания иняза в 1969 г. я был принят на работу в Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР. Мне повезло: я стал помощником директора института, Николая Николаевича Иноземцева, выдающегося ученого-международника и замечательного человека. Три года работы с ним стали для меня неоценимой школой. К тому же в Институте, где сложился удивительный коллектив ученых, царила особая атмосфера творчества, которая позволяла молодым сотрудникам, таким как я, быстро приобщиться к серьезной научной деятельности. Кстати, именно в ИМЭМО я познакомился с Евгением Максимовичем Примаковым, с которым имею честь с тех пор поддерживать самые теплые отношения.
        Работа в ИМЭМО, конечно же, серьезно помогла мне в дальнейшем, когда я поступил на дипломатическую службу. Но этого было недостаточно.
        Особенность дипломатической службы заключается в том, что ты всегда должен изучать и учиться. Будь то новые страны и регионы или проблемы и ситуации. Дипломатам приходится заниматься сегодня практически всем: не только земными проблемами, но и космосом, климатом и многим другим.

        А.Б. Сколько политик было у двух российских президентов за последние 17 лет – две, три или больше?
        И.И. Я бы выделил три этапа во внешней политике современной России.
        Первый продолжался до середины 90-х годов прошлого столетия и характеризовался завышенными ожиданиями части российской элиты и надеждами завоевать особое благожелательное отношение со стороны ведущих западных держав. Этого не случилось.
        Затем наступили годы критического осмысления места и роли России в современном глобализирующемся мире. Результатом стало принятие в 2000 г. новой концепции внешней политики, в которой были сформулированы национальные интересы и исходящие из них основополагающие принципы деятельности России на международной арене.
        Сейчас мы вступили в новый этап, отражающий укрепление внутренней стабильности и экономического благополучия и, как следствие, возрастающую роль России в мировых делах.

        А.Б. Вы работали на руководящих должностях в двух важнейших правительственных структурах – в МИДе и Совете безопасности. Что доминирует в российском политическом процессе – интересы дипломатии или соображения безопасности, сила или политика?
        И.И. Вопросы национальной безопасности всегда были и будут главным приоритетом внешней политики России.
        Поэтому вопрос я бы сформулировал иначе. Каким путем наша страна должна добиваться надежного обеспечения своей безопасности: дипломатическим или силовым? И здесь я, конечно, отдаю предпочтение дипломатии. В современном мире фактор силы сохраняет свое значение, однако он уже не может быть определяющим, как это было в годы «холодной войны». Конкурентоспособность, а соответственно, притягательность государства и его вес в мировых делах во многом зависят сегодня от степени консолидации общества с опорой на демократические институты, от уровня экономического и технологического развития страны, от умения реалистично оценивать тенденции в мире и, сообразуясь с ними, эффективно отстаивать национальные интересы. Все это и есть искусство дипломатии.

        А.Б. В американской политической системе реализован принцип разделения властей. Но там же действует и принцип «перетягивания канатов». А что можно в этом смысле сказать о политической системе России?
        И.И. Принцип «разделения властей» применительно к внешней политике в современном мире очень относителен и в США, и в России, и в других странах. Это и понятно: дипломатия затрагивает сегодня практически все области нашей жизни и деятельности. Поэтому, как правило, внешняя политика является прерогативой глав государств и правительств. В России – это президент.
        Вместе с тем эффективность внешней политики во многом зависит от того, насколько хорошо организована координация, взаимодействие между различными ветвями власти и министерствами, имеющими непосредственное отношение к внешнеполитической деятельности.
        «Перетягивание канатов» наблюдается не только в США, но также в России и других странах. Здесь нет ничего удивительного. Главное, чтобы такое «перетягивание» не становилось самодовлеющим и не подменяло координирующей роли министерств иностранных дел в сфере внешней политики. Иначе проиграют все.

        А.Б. Читатели часто волнуются по поводу перспектив отношений России с Грузией. Вы рискнули бы предположить что-либо по поводу будущего грузинской внешней политики?
        И.И. Думаю, что читателей волнует далеко не только вопрос о наших отношениях с Грузией. Вместе с тем могу догадываться, почему Вы задаете мне этот вопрос.
        Считаю, что нынешнее состояние российско-грузинских отношений ненормально. В конечном счете это не на пользу ни России, ни Грузии. Не замечать этого – глубокое заблуждение.
        Меня, конечно, волнует, какой будет политика Грузии в отношении России. Но не менее, а может и более важно, какой будет политика России в отношении Грузии.
        Давать советы и делать прогнозы всегда сложно и, как правило, занятие неблагодарное. И не только в нашей стране.
        Тем не менее рискну высказать некоторые суждения.
        Для ухудшения отношений между Россией и Грузией не было и нет никаких глубоких исторических и тем более неустранимых причин. Отчуждение между нашими странами, начавшееся в 90-е годы прошлого столетия и переросшее в открытое противостояние, стало следствием стечения ряда факторов.
        В Грузии после распада Советского Союза активизировались силы, которые сознательно вели и ведут дело к тому, чтобы оторвать страну от России и повести по пути интеграции в евроатлантическое пространство. Для достижения этой, в стратегическом плане не отвечающей интересам Грузии, цели используются любые методы, включая прямые провокации, беззастенчивую демагогию.
        К сожалению, в России порой верх берут эмоции. В результате, поддаваясь на в общем мало скрываемые уловки, мы втягиваемся в «игру», которая противоречит нашим долгосрочным интересам на Кавказе, на пространстве СНГ и на международной арене в целом.
        Выбираться из этой ситуации будет сложно, но придется, если мы всерьез думаем о будущем Кавказа и наших там интересах. В любом случае простых решений уже не будет. Они, скорее, будут болезненными.

        А.Б. Какими Вам видятся две или три основные задачи дипломата Медведева?
        И.И. Перед президентом России Д.А. Медведевым стоит в высшей степени ответственная задача закрепить и развить все то положительное, чего России удалось добиться во внешней политике за последние годы.
        В мире развиваются очень бурные процессы, связанные с формированием элементов будущего мироустройства. Конкурентная борьба идет ожесточенная и охватывает все стороны жизни: от безопасности до климата. Из этих процессов нельзя выпасть или быть вытесненным. Наверстывать упущенное в современном мире очень сложно.
        У России объективно есть все шансы стать одним из влиятельных центров в международных отношениях ХХI века. Это положение, однако, за нами никем не зарезервировано. За него придется бороться, но таким образом, чтобы не скатываться к конфронтации, а, наоборот, расширять круг партнеров и единомышленников.
        В предшествующее столетие считалось, что внешняя политика выступает продолжением внутренней. В XXI веке в эпоху глобализации зависимость становится взаимодополняющей: успешная внешняя политика во многом обеспечивает решение внутриполитических задач.
        Так что перед президентом-дипломатом Д.А. Медведевым стоят очень масштабные задачи во внешней политике.

        А.Б. Вы уже довольно долго преподаете в МГИМО. Известно, что это нравится студентам, и похоже, что это нравится Вам самому. Вы бы не могли поделиться с нашими читателями своими творческими планами?
        И.И. Будучи министром, а до этого заместителем министра, я старался находить время, чтобы встречаться со студентами МГИМО. Осознать значение преподавательской деятельности помог мне ректор института А.В. Торкунов. По мере того как я втягивался в эту работу, я начинал все больше понимать насколько был прав ректор, когда убеждал меня, что такие встречи важны не только для студентов, но и для того, кто выступает с лекциями. В данном случае для меня.
        Те, кто бывал на моих лекциях (а это, как правило, студенты старших курсов) – могли обратить внимание, что я стараюсь не навязывать своего мнения, а рассматривать ту или иную проблему в форме диалога. Во-первых, это развивает аналитические способности у студентов. Во-вторых, мы живем в таком мире, когда не всегда найдешь готовые ответы на происходящее. И вот здесь идет уже процесс взаимного обогащения. Ведь очень важно услышать и понять, как воспринимают и понимают, если понимают вовсе, молодые люди то, что делают маститые дипломаты.
        Мне, по крайней мере, каждая такая встреча со студентами дает хорошую пищу для размышлений.
        В моих планах – продолжать работать профессором в МГИМО и читать курс лекций по проблемам современных международных отношений.

        А.Б. Спасибо за Ваше внимание к читателям нашего журнала.

Примечания

      1Ахмета – город (с 1966), райцентр в Грузии, в Алазанской долине, в 27 км от железнодорожной станции Телави. Прим. ред.
      2Менделевич Лев Исаакович - видный аналитик системы МИД СССР, дипломат, имел ранг Чрезвычайного и Полномочного посла, одна из ключевых фигур в Управления внешнеполитического планирования МИД в 1970-х – начале 1980-х годов.


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003 -2008