Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

АТОМНЫЙ БАЗАР И ЯДЕРНЫЙ РЫНОК
Joseph Cirincione. Bomb Scare: the History and Future of Nuclear Weapons. New York: Columbia University Press, 2007. 206 p.
Джозеф Циринционе. Страх перед бомбой. История и будущее ядерного оружия. Нью-Йорк: Коламбия Университи Пресс, 2007. 206 с.William Langewiesche. The Atomic Bazaar: the Rise of the Nuclear Poor. New York: Farrar, Straus and Giroux, 2007. 179 p.
Уильям Лангевише. Атомный базар: бунт обделенных. Нью-Йорк: Феррар, Штраус энд Жиру, 2007. 179 с.

        «Ядерное оружие вызывает в нас страх и внушает восторг с момента своего существования. Страх того, что бомбой обзаведутся другие, побудил к созданию первой атомной программы; позже осознание и притягательность мощи ядерного оружия подтолкнула национальных лидеров к наращиванию своих арсеналов. Сегодня страх перед ядерным нападением террористов или какого-либо государства делают распространение ядерного оружия угрозой номер один в мире» – таковы вступительные слова монографии старшего научного сотрудника и директора программы изучения проблем нераспространения Фонда Карнеги за международный мир Джозефа Циринционе. Для него главной темой является всепоглощающий страх.
        В работе известного американского публициста, редактора журнала «The Atlantic Monthly» Уильяма Лангевише преобладает иная тональность – примиренность с неизбежностью жизни в условиях ядерного противостояния. Угроза атомного взрыва «звучит поистине ужасно, но это всего лишь реальность, в которой мы живем. И города в этой реальности – открытые мишени: огнеопасные и густонаселенные, оттого хрупкие и незащищенные» – так в двух предложениях он описывает эпоху «после Хиросимы и Нагасаки».
        В первых трех главах монографии Дж. Циринционе рассказывается о технических аспектах конструирования атомной бомбы и истории ее создания. Скрупулезно, шаг за шагом, автор проводит читателей по пути создания ядерного оружия. Рассматриваются исторические аспекты гонки ядерных вооружений между США и СССР, приведены статистические данные по количеству боеголовок, которыми обладали эти державы с 1945 по 2006 годы. В последующих главах автор анализирует мотивы держав при разработке ядерных программ, политические, экономические и технологические «барьеры», стоящие перед ними, а также предлагает свое видение современного «ядерного мира». Отдельную главу Дж. Циринционе отводит под описание и оценку политической стратегии администрации Дж. Буша-младшего в области нераспространения ядерного оружия. В заключительных главах содержится ретроспективный обзор возможностей мирового сообщества в решении наиболее острых проблем международной безопасности, связанных с распространением ядерных технологий.
        На американских научных форумах ученые считают, что новую книгу Дж. Циринционе полезно использовать в качестве учебной литературы для студентов, начинающих погружаться в «омут распространения». Ведь информация, сочетающая практические ответы на актуальные вопросы современной «ядерной» политики мировых держав и теоретические «вкрапления», четко и грамотно структурирована. Логическая последовательность глав, которые, в свою очередь, распадаются на подразделы, удобны для восприятия и использования, а многочисленные таблицы и схемы делают материал еще более доступным. Знатоки в сфере ядерного нераспространения ценят книгу за ее лаконичность, четкое изложение исторических и политических аспектов, определяющих дальнейшую судьбу режима, и детальное понимание механизма конфликтов в данной области.
        Монография Дж. Циринционе «Страх перед бомбой» написана в сдержанной манере профессионала-аналитика и рассчитана на «долгосрочное чтение» несколькими поколениями западных исследователей. Не претендуя на номинацию «бестселлер», эта работа еще долгое время не утратит актуальности благодаря тщательно проработанным глобальным вопросам безопасности, а также подробному описанию технической стороны устройства ядерной бомбы.
        Иначе построена монография Уильяма Лангевише «Атомный базар». Опубликованная в ней «пошаговая инструкция» для потенциального террориста эхом прокатилась по США и получила широкий резонанс в виде многочисленных интервью с автором, рецензий корреспондентов известных газет и обсуждений на научных форумах. Хотя, по утверждению автора, вся «засекреченная» информация о технологии кражи высокообогащенного урана на самом деле общедоступна1, а воплощение в действительность описанного им маршрута практически нереалистично для «террориста», подобные рассуждения не оставили читателей и критиков равнодушными.
        Особое место в монографии У. Лангевише занимает тема российской «глубинки», а именно – закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО). Для того чтобы узнать о них «изнутри», автор ездил на Урал, встречался с представителями местной власти и рабочими из «закрытых» городов. С историей и производством на российских засекреченных объектах, их взаимоотношениями с правительством западные читатели знакомы, в частности, по исследованиям, совместно проведенным российскими и американскими экспертами2. Но в своей книге У. Лангевише пытается донести до читателя и мировосприятие живущих там людей. Наряду с подробным описанием системы охраны периметра ЗАТО «Озерск», американский исследователь останавливается на образе жизни и манере поведения, переживаниях и надеждах его жителей. Вглядываясь в лица собеседников и фиксируя мельчайшие детали в их мимике и жестах, У. Лангешвили проводит читателя по невзрачным улочкам российских «крепостей в крепости», приоткрывая внутренний мир жителей российской «глубинки», таинственный и непонятный для западного человека.
        Примечательно, что У. Лангевише опубликовал отрывки своих разговоров с российскими чиновниками об основных проблемах российско-американских программ сотрудничества в сфере совместного уменьшения угрозы (Cooperative Threat Reduction Initiative), начатых в 1991 году. Казалось бы, общеизвестно, что большая часть средств, официально выделенных на то или иное мероприятие в рамках программы, «оседает» в США и не доходит до места назначения. Правда, американские исследователи и журналисты не любят подчеркивать такие нюансы – тем более ссылаясь на российский первоисточник. Уильям Лангевише в этом случае – исключение из правил. Говоря о российско-американских программах, автор проводит мысль о том, что наиболее эффективный путь налаживания механизма сотрудничества со стороны американских представителей – понять основные ценности, убеждения и мировоззрение партнеров «по ту сторону океана».
        В монографии Дж. Циринционе «российские мотивы» звучат в иной гамме. Автор разделяет мнение о том, что безопасность ядерных арсеналов России – одно из наиболее уязвимых мест в системе международной безопасности в целом, когда речь заходит об угрозе ядерного терроризма или утечке «чувствительных» материалов. При этом Дж. Циринционе ссылается на тот факт, что большое количество ядерного оружия и расщепляющихся материалов разбросаны по разным точкам страны (с. 92). Американский исследователь также полагает, что далеко не все российские ядерные объекты оказались в поле зрения российско-американских программ сотрудничества и обеспечены необходимыми средствами защиты от ядерного терроризма (с. 181).
        Дж. Циринционе приводит данные о том, что система раннего предупреждения о ракетном нападении в России далека от совершенства и находится в полуразрушенном состоянии, что во много раз увеличивает угрозу ошибочного нажатия руководством России на «ядерную кнопку». Автор вспоминает случай, произошедший в январе 1995 года, когда запуск норвежского метеорологического зонда был по ошибке принят российскими вооруженными силами за американскую баллистическую ракету, запущенную с подлодки (с. 97). Говоря о перспективах новой «ядерной» политической линии США, Дж. Циринционе утверждает, что только совместные усилия и тщательно продуманные многоуровневые стратегии в области нераспространения могут привести к положительным результатам и в обоснование своих слов приводит в качестве примера формирующуюся законодательную базу ЕС в данной области. При этом автор подчеркивает, что США должны играть ключевую роль в процессе выстраивания подобного рода глобальных стратегий и принятии основных решений, и даже допускает в единичных случаях возможность применения военных средств, не санкционированных ООН. О роли России в решении проблемы нераспространения в мировом масштабе не сказано ни слова.
        Российскому читателю данная позиция, с одной стороны, понятна. С другой стороны, хочется подчеркнуть, что ситуация в сегодняшней России по сравнению со «смутным временем» 1990-х годов значительно изменилась, в том числе – в плане обеспечения безопасности на ядерных объектах. Несмотря на это, многие эксперты в США далеки от того, чтобы рассматривать Россию не как «особо уязвимое звено» в общей цепи, нуждающееся в поддержке и помощи, но в качестве полноправного партнера в области борьбы с нелегальным распространением «чувствительных» технологий и ядерным терроризмом.
        Второй страной по степени «уязвимости» после России с точки зрения распространения ядерного оружия и расщепляющихся материалов Дж. Циринционе называет Пакистан. Этот вывод «перекликается» с подробным описанием в монографии У. Лангевише исторических аспектов «дела» Абдул Кадыр Хана3 – транснациональной криминальной сети, занимавшейся передачей секретных знаний и технологий из Пакистана в страны третьего мира. Хотя детали данного «дела» уже анализировались в ряде работ западных исследователей4, повествование У. Лангевише привлекает так называемым «эффектом присутствия». Автор воспроизводит отрывки интервью, где Абдул Кадыр Хан рассказывает о своих увлечениях и хобби, а также доверительные воспоминания знавшего Хана человека о «потайных» особенностях характера ведущего пакистанского физика.
        Американские критики, восхищаясь бойким пером У. Лангевише, указывали на то, что его «Атомному базару» не хватает структурированности и логических смычек между отдельными частями. Монография похожа на лоскутное одеяло, сотканное из нескольких ярких статей-репортажей, опубликованных в разное время в различных изданиях, где У. Лангевише работал журналистом. Газета «Вашингтон пост» в своей рецензии отмечала, что монографии недостает логичности и последовательности повествования, для того чтобы быть чем-то большим, чем собранием тематических статей.
        Однако именно в последней главе книги У. Лангевише не прерывает, а продолжает рассказ о распространении «чувствительных» знаний и технологий в странах третьего мира, вплетая в сюжет еще одного «актора» – выдающегося журналиста Марка Хиббса5, считавшегося легендой в «засекреченном королевстве атомной индустрии». Тем самым У. Лангевише придает своему повествованию большую живость и выразительность, дополняя его примечательными деталями в форме сенсационных репортажей М. Хиббса от 20 августа 1990 г. о поставках в Ирак оборудования для строительства центрифуг из западных компаний (с. 138–142). Отчасти благодаря отсутствию какой-либо строгой структурной «оболочки», монография читается как художественное произведение, как увлекательный роман и даже иногда как личные «заметки на полях», на самом деле являясь документированным журналистским расследованием. Автор как будто лично присутствовал во время всех описываемых событий: в кабине американского самолета при взрыве Хиросимы, за периметром закрытых атомных городов, на интервью с Абдул Кадыр Ханом.
        В обеих книгах проходит мысль о том, что в мире, где «великие державы» постоянно подчеркивают значимость своих ядерных арсеналов для укрепления национальной безопасности, невозможно заставить или убедить какое-либо государство отказаться от разработок собственной ядерной программы. По словам Дж. Циринционе, это все равно, что курящим родителям читать своему ребенку лекции о вреде курения. По мнению У. Лангевише, поступательное распространение «чувствительных» знаний и технологий среди стран «третьего мира» неизбежно: в дальнейшем появятся новые «Абдул Кадыр Ханы», поддерживающие и усугубляющие этот процесс. Мировое равновесие должно соблюдаться – и поэтому даже те государства, которые в настоящий момент готовы отказаться от развития своих ядерных программ, будут развивать их в будущем.
        Дж. Циринционе указывает на иную траекторию распространения ядерных программ среди стран, которые в настоящий момент не входят в «ядерный клуб». Исследователь отмечает, что такие государства появляются не случайно, а вследствие «застарелых» политических противоречий. Урегулировав основные разногласия или переведя их из активной фазы в пассивную, эту угрозу можно устранить.
        Джозеф Циринционе завершает монографию в положительном ключе. Автор допускает, что уже в первой половине XXI века мир сможет воспринимать ядерное оружие как «историческую случайность» (с. 157), избавившись тем самым от «страха перед бомбой». Уильям Лангевише констатирует, что мир уже вступил в эпоху «атомного базара» и нужно смириться с реальностью, «в которой многие страны приобрели атомную бомбу, а некоторые могут ее применить» (с.179). Где истина и что же в действительности служит источником конфликтов в области нераспространения ядерного оружия? Каждый политик и журналист, историк и религиозный деятель по-своему отвечают на эти вопросы. Если обратиться к последней «инстанции», коренной причиной данных конфликтов является человеческое «стремление к максимальной власти… то есть элементарный грех властолюбия, который не исчезает из мировой политики. Сможет ли человек обуздать этот грех – история покажет»6.
Екатерина Вотановская

Примечания

      1Несмотря на серию опубликованных в СМИ данных об утечке российских расщепляющихся материалов из научных центров и военно-морского флота в 1990-х годах, ни один из этих случаев не был официально признан и доказан. Аналогичные «слухи» об утечке расщепляющихся материалов из ядерных лабораторий в Лос-Аламосе и Ливерморе регулярно циркулируют и в американских СМИ. Прим. ред.
      2См., например: James Clay Moltz, Vladimir A. Orlov, Adam N. Stulberg. Preventing Nuclear Meltdown: Managing Decentralization of Russia's Nuclear Complex. Aldershot, England and Burlington, VT: Ashgate, 2004.
      3Хан Абдул Кадыр (1937 г.р.) – директор научно-исследовательского ядерного центра в городе Кахута (центральный Пакистан), руководитель военной ядерной программы Пакистана. Обучался в Политехническом институте Западного Берлина и Институте минералогии города Дельфта (Нидерланды). В конце 2003 г. выяснилось, что А.К. Хан поставлял через сеть транснациональных посредников атомные технологии в Ливию, Иран и КНДР. К скандалу косвенно были причастны такие компании, как «Европейский консорциум по обогащению урана» («ЮРЕНКО») и «Шеньян эркрафт Корпорэйшн» (КНР). Эти события получили название «дело Хана». Прим. ред.
      4Gordon Corera. Shopping for Bombs: Nuclear Proliferation, Global Insecurity and the Rise and Fall of the A.Q. Khan Network. Oxford: Oxford University Press, 2006.
      5Хиббс Марк (Hibbs Mark) – редактор издающегося в Бонне (Германия) еженедльника «Ядерная неделя» («Nucleonics Week»), посвященного проблемам ядерной физики и техники. Прим. ред.
      6Чаплин В. Исток конфликта не в ядерном оружии, но в грехе властолюбия // Индекс Безопасности. № 1 (81). 2007. С. 204.


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2008