Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

СТИМУЛЫ И ОГРАНИЧИТЕЛИ РАСШИРЕНИЯ НАТО
Moore, Rebecca R. NATO's New Mission: Projecting Stability in a Post-Cold War World. – West-port (Connecticut), L.: Praeger Security International, 2007. 210 p.
Jones, Seath G. The Rise of European Security Cooperation. – Cambridge; N.Y.: Cambridge University Press, 2007. 301 p.
Ребекка Р. Мур. Новая миссия НАТО: проецирование стабильности после окончания «холодной войны». Уэстпорт (шт. Коннектикут), Лондон: Прагер Секьюрити Интернэшнл, 2007. 210 с.
Сэт Дж. Джоунс. Расширение сотрудничества в области обеспечения европейской безопасности. – Кембридж, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2007. 301 с.

        Вопреки надеждам многих, всеобщая эйфория после «холодной войны» оказалась непродолжительной. В глобальной повестке дня место соперничества сверхдержав заняли менее масштабные, но потенциально не менее опасные проблемы, связанные с локальными конфликтами, распространением ОМУ, международным терроризмом и изменением климата. История «не закончилась». Признав это, американские авторы стали больше писать о будущем мира вообще и европейской системы безопасности в частности. Сильно различаясь по качеству, обе рецензируемые книги представляют собой примеры экспертной рефлексии такого рода.
        В книге американки Ребекки Р. Мур, вышедшей в 2007 году, обобщаются итоги ее более ранних работ (2001–2003) и акцентируется внимание на обосновании новых форм и содержания деятельности НАТО, импульсами для которых послужили исчезновение Советского Союза, потом – теракты 11 сентября 2001 года и, наконец, внутриблоковые расхождения по поводу операций США в Афганистане и Ираке.
        Отправным положением анализа является тезис о том, что существовавшая в период биполярного противостояния европоцентричная модель НАТО не соответствует угрозам современного мира. В преамбуле автор подчеркивает, что политическим обоснованием новой роли НАТО и строительства новой системы европейской безопасности явились представления президентов США Дж. Буша-старшего и У. Клинтона, выражавшиеся в формуле «целостной, свободной, неделимой, демократической и мирной Европы» (c. IX; процесс формирования упомянутой системы описан в главе 1).
        По мнению автора, современная Европа более демократична и едина, чем раньше. Однако новая система безопасности в Европе не может опираться только на старые региональные и военные подходы (например с. 8, 141). Альянс распространяет масштаб своей военной деятельности на Афганистан, Ирак, провинцию Дарфур в Судане. НАТО осуществляет программы военно-политического партнерства с государствами Закавказья и Средней Азии. Все это отражает стремление лидеров блока «проецировать» натоцентричную модель обеспечения стабильности за пределы Западной и Центральной Европы (например с. 34). Европа как таковая уже перестала быть главным объектом внимания НАТО. Этот курс Мур, вслед за генеральным секретарем НАТО Яап де Хооп Схеффером, объясняет необходимостью создания новой системы безопасности не только военными мерами, но и проведением по периферии блока мероприятий по распространению либеральных ценностей и демократических режимов (гл. 3, носящая название «Новая НАТО: средство распространения демократии»).
        Подобная модель эволюции требует усиления политических институтов НАТО, расширения сотрудничества с другими государствами, адаптации старых и создания новых институтов распространения замкнутой на НАТО системы безопасности, включая «стабилизацию периферии» блока. Вследствие «отсутствия глобальной безопасности» (globalized insecurity – термин Яапа де Хооп Схеффера) НАТО нуждается в фокусировании своего «стратегического видения» на регионах за пределами «единой и свободной Европы», в том числе весьма удаленных (за пределами Ближнего Востока и Средней Азии – с. 147).
        Автор исследует деятельность блока сквозь призму опыта биполярности. Утверждается, что вопреки подходам реалистов, НАТО не была в основном военной организацией, а выполняла институционально и функционально более многогранные миссии. Фактически альянс способствовал созданию в Западной Европе конфедерации либеральных государств, взявших на себя обязательства по поддержанию мира на принципах, описанных еще И. Кантом (c. 35).
        Р.Мур уделяет внимание «ценностным» принципам, которые сделали Европу «целостной и свободной». Автор полагает, что мир и международная стабильность зависят от «триумфа либеральных демократических идей» больше, чем от того, как наиболее сильные страны понимают свой «национальный интерес».
        Именно либеральные ценности, полагает она, сыграли ключевую роль в интеграции стран Центрально-Восточной Европы в Североатлантический альянс. При этом Р. Мур, не теряя серьезности, указывает на то, что коллективный характер механизмов взаимодействия в рамках блока способствует распространению среди его новых членов демократических ценностей (c. 73). Отсюда она уверенно делает вывод о том, что распространение блока на Восток – в том числе Ближний и Центральноазиатский, принесет демократические ценности и туда, а потому является благом само по себе.
        В книге нашлось место для разбора деятельности НАТО в связи с вовлеченностью членов бока в операции в Афганистане и Ираке (гл. 5 с показательным названием «В синяках, но с решимостью?: влияние Афганистана и Ирака»). Оправдывая присутствие иностранных войск в этих странах, особенно с военной точки зрения, автор утверждает, что глобальный характер угрозы терроризма является аргументом в пользу политизации операций блока за рубежом. Собственно военную составляющую деятельности НАТО Р. Мур (вторя бывшему генеральному секретарю альянса Джорджу Робертсону) считает «политической скрепой», удерживающей членов блока вместе.
        Расширение деятельности блока, указывает автор, затрагивает ключевые положения ст. 5 Устава НАТО, трактующей эту организацию как институт обеспечения безопасности исключительно ее членов. Однако, по мнению Мур, опыт деятельности блока за последние 15 лет дает основания для переосмысления этой статьи. Движению в этом направлении способствуют инициативы американской администрации по оказании блоком помощи в области военного строительства странам Средиземноморья (Training Cooperation Initiative for the Members of the Mediterranean Dialogue).
        Правда, признает Р. Мур, не все инициативы США поддерживаются членами альянса. Не достигнут консенсус относительно предложения Вашингтона и Лондона о выработки политических рамок сотрудничества НАТО с Австралией, Японией, Южной Кореей, Швецией и Финляндией, хотя фактический уровень взаимодействия с этими странами по отдельным направлениям высок – в том числе применительно к операциям в Афганистане и на Балканах. Прохладно в альянсе отнеслись и к идее бывшего премьер-министра Испании Х.-М. Аснара о приглашении в блок Израиля, Японии и Австралии (c. 146).
        Отчасти Р. Мур оправдывает расширение деятельности НАТО вне европейских границ отсутствием у ООН объединенных вооруженных сил, способных оперативно реагировать на угрозы в различных регионах мира. Правда, использование войск НАТО с одобрения ООН вызывает недоверие у России и Китая, придерживающихся традиционной концепции суверенитета, в то время как в НАТО склонны легко игнорировать суверенитет тех или иных стран, формально апеллируя к гуманитарным соображениям и обеспечению прав человека.
        Сотрудничеству НАТО с Россией автор уделяет мало внимания. Указывается только, что сближение России с США после 11 сентября 2001 г. способствовало созданию Совета Россия-НАТО (Рим, 28 мая 2002 года) как площадки для обсуждения вопросов борьбы с международным терроризмом, управления кризисными ситуациями, нераспространения ОМУ, создания мер доверия, оказания помощи при чрезвычайных ситуациях.
        При этом не без оснований указывается на то обстоятельство, что именно интенсификация в тот период сотрудничества России с НАТО создала благоприятные условия для параллельного сближения альянса с Украиной, руководство которой использовало ситуацию в своих интересах (с. 93).
        Книга написана в сугубо конформистском ключе. Автор практически не находит критических слов ни для каких аспектов внешней политики США или деятельности НАТО. В этом смысле выгодно отличается вторая рецензируемая книга, написанная американским исследователем Сэтом Дж. Джоунсом. Ее автор резонно замечает, что переход от биполярного к однополярному миру стал мотивом для наращивания странами ЕС совместных усилий в области безопасности с целью ослабления военной зависимости от США и приобретения способности оказывать самостоятельное влияние. К Евросоюзу автор подходит как к единому игроку, акцентируя внимание на принятой европейскими лидерами в 1990-х годах «binding strategy» для обеспечения мира и безопасности в Европе (с. 5).
        Достоинством исследования Джоунса, помимо тщательно разработанной методологии, является анализ обширного эмпирического материала, раскрывающего масштабы и формы европейского военно-политического сотрудничества. В свое исследование автор включает: (1) анализ современных международной и европейской систем сквозь призму структуры и распределения мощи (силы) в мире (гл. 2); (2) анализ деятельности европейских институтов безопасности и мероприятий по их укреплению (гл. 3); (3) обзор различных форм военно-политического сотрудничества стран ЕС в их динамике за последние 15 лет.
        Автор довольно широко определяет предметную область своего исследования, включая в нее такие новые формы военно-политического сотрудничества, как политика и практика применения Евросоюзом санкций в отношении третьих стран (гл. 4), производство вооружений в странах ЕС (гл. 5), усилия по созданию общеевропейских воинских подразделений, независимых от НАТО (гл. 6). Однако оказывается, подобное «растяжение» предмета исследования не является излишним. Напротив, автору удалось создать достаточно полную и ясную картину масштабов и динамики сотрудничества стран ЕС в области безопасности, не вступая при этом в противоречие с господствующими теориями международных отношений.
        Рост применения со стороны ЕС политико-экономических санкций (за все годы биполярности европейцы самостоятельно применяли санкции только в двух случаях из 17, а с 1991 года – в 21 из 27 случаев) автор считает не только следствием структурных изменений в мировой системе. По мнению Джоунса, данный показатель свидетельствует о тенденции к увеличению независимости ЕС, его возрастающей способности оказывать влияние на кризисные ситуации (с. 98).
        Автор останавливается на количественных и качественных характеристиках подразделений стран ЕС, сформированных в последнее десятилетие и структурно не подчиненных органам управления НАТО. К таким подразделениям, в частности, относятся силы быстрого реагирования (общей численностью 60 тыс. военнослужащих) для проведения миротворческих и гуманитарных операций. По убеждению автора, использование подобных сил за рубежом является важнейшим элементом внешнего влияния стран ЕС, что способствует снижению элементов анархии в международной системе.
        Автор приходит к выводу о том, что в условиях однополярности политика стран ЕС в области военного строительства и безопасности состоит в том, чтобы снизить зависимость ЕС от США и одновременно нарастить возможности проецирования силы «вовне», в частности в таких конфликтных регионах, как Ближний Восток, Северная Африка, Балканы. В дополнение к упоминавшимся подразделениям быстрого реагирования, в 2004 г. в ЕС были созданы европейские силы жандармерии для осуществления международных полицейских операций (участвуют Франция, Италия, Испания, Португалия, Нидерланды).
        Расширение масштабов сотрудничества стран ЕС в области безопасности привело к созданию в 2001 г. новых институциональных военно-политических структур высокого уровня: Комитета по вопросам политики и безопасности (Political and Security Committee), Военного комитета ЕС (European Union Military Committee), Военного штаба ЕС (European Union Military Staff). Комитет по вопросам политики и безопасности призван осуществлять мониторинг международных кризисов, политический контроль и стратегическое управление военными операциями путем направления указаний Военному комитету. В свою очередь Военный комитет, в который входят министры обороны стран ЕС, обеспечивает Комитет по вопросам политики и безопасности рекомендациями по военным вопросам и отвечает за связи с военными ведомствами неевропейских членов блока НАТО. Военный штаб, в функции которого входят оценка ситуации и стратегическое планирование, непосредственно отвечает за проведение военных операций.
        Автор приводит ряд аргументов, которыми руководствуются лидеры ЕС при расширении масштабов сотрудничества в области обороны и безопасности. Особо подчеркивается стремление объединенной Европы при проецировании силы и влияния «вовне» содействовать укреплению европейской идентичности (с. 218), а также опасения европейского военно-политического истеблишмента относительно того, что в условиях сокращения американского военного присутствия в Европе у европейцев нет другого выбора, кроме наращивания своей собственной военной компоненты.
        В книге нет противопоставления объединенной мощи ЕС силе и влиянию США. Аналитики невысоко оценивают нынешнее воздействие военно-политического сотрудничества стран ЕС на международную систему. Тем не менее разрыв в проецировании мощи и влияния «вовне» между США и ЕС будет сокращаться. По оценочным данным ЦРУ, которые автор приводит в виде таблице (с. 222), к 2015 г. по такому показателю, как рейтинг мощи ЕС будет приближаться к США (14,9 против 20 баллов), на третьем месте будет находиться Китай (14,0 баллов), Россия в этом рейтинге займет 8-ое место (1,9 баллов).
        Расширение масштабов сотрудничества в области обороны и безопасности стран ЕС, отмечает автор, находит общественную поддержку в объединенной Европе. Согласно опросам Евробарометра, в целом около 77% европейцев выступают за общую оборонную политику ЕС, а среди населения новых членов ЕС, которые считаются в некотором смысле моральной опорой трансатлантического сотрудничества с США, этот показатель даже на несколько пунктов выше.
        Расширение сотрудничества в области обороны и безопасности стран ЕС будет, скорее всего, негативно сказываться на трансатлантической интеграции, считает автор (гл. 7 так и называется – «Трагедия американо-европейских отношений»). Вне зависимости от партийной принадлежности американские политики опасаются, что при достижении большей военно-политической автономии Евросоюза произойдет «раздвоение»* трансатлантической кооперации, последствиями которой станут ослабление американского влияния на европейские страны и возрастание угрозы потери США гегемонии в мире. Озабоченность американцев вызывает также эффект «дублирования», которым сопровождается расширение военно-технического сотрудничества в рамках ЕС. Речь в данном случае идет о негативной реакции официального Вашингтона на создание европейского военно-транспортного самолета А-400, глобальной навигационной спутниковой системы «Галилео», других систем вооружений и связи.
        Недовольство американцев вызывает также расширение европейскими фирмами экспорта в Китай военного оборудования, лицензий, технологий двойного назначения. В последние годы западноевропейские компании продали Пекину лицензии на производство отдельных элементов противоракет и систем раннего воздушного обнаружения (Великобритания), силовых агрегатов для подводных лодок (Германия), среднего ударного вертолета (Франция), двигателя для основного боевого танка (Великобритания, Германия), технологии производства реактивного двигателя для истребителя-бомбардировщика (британская фирма «Роллс-ройс»).
        Пример сотрудничества ЕС с Китаем в военно-технической сфере говорит о том, что автору ближе позиция «оптимистического», или «постклассического», реализма, согласно которой соперничество и сотрудничество – это две взаимодополняющие линии поведения государств или их объединений в современной системе международных отношений. Трактовка баланса сил лишь в парадигме соперничества представляется ему однобокой. Следуя подобной логике, автор приходит к выводу, что в будущем по мере укрепления автономности военно-политического сотрудничества стран ЕС (в случае сохранения нынешних тенденций) неизбежны трения и разногласия между объединенной Европой и США.
        Из этого следует, что официальный Вашингтон:
        – будет стремиться воспрепятствовать развитию тех программ военного сотрудничества стран ЕС, которые укрепляют независимые возможности объединенной Европы по проецированию влияния «вовне», и средством достижения подобной цели будет оставаться блок НАТО;
        – может поощрять участие государств ЕС в миротворческих и гуманитарных операциях за рубежом, поскольку подобная вовлеченность европейцев «вовне» дополняет американские «силовые» возможности США;
        – продолжит в двухсторонних отношениях со странами ЕС стратегию «разделяй и властвуй», по старой традиции делая ставку на Великобританию и взаимодействуя с «проамериканскими» государствами Центрально-Восточной Европы (Польшей и Венгрией).
        Следует отметить, что применяемый автором концептуальный аппарат принадлежит по сути к теории структурного реализма, для которой такие категории, как мощь, сила (в том числе военная), влияние имеют первостепенное значение. Таким образом, грядущие изменения, если следовать логике С. Джоунса, по-прежнему будут зависеть от распределения сил в международной системе между основными мировыми игроками.
        Обе книги по-своему полезны. Работа Р. Мур – откровенностью, с которой она пробует обосновать безграничность экспансии НАТО. Книга Джоунса – обширным материалом и некоторыми наблюдениями, которые не во всем совпадают с позицией большинства – как в США, так и в нашем отечестве.
Михаил Миронюк,
кандидат политических наук

      *Не случайно, считает автор, еще в 1999 г. обе палаты конгресса США приняли резолюцию, призывающую европейцев воздержаться от «дублирования усилий НАТО и её институтов» и от «отпочкования» (decoupled from) структур альянса.

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2008