Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

МИРОВЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ ВОСПРИЯТИИ США
Войтоловский Ф.Г. Единство и разобщенность Запада: идеологическое отражение в сознании элит США и Западной Европы трансформаций политического миропорядка 1940–2000-х годов. М.: Крафт+, 2007. 464 с.

        Количество исследований по международно-политической тематике растет, а появление интересных работ по-прежнему остается событием. Книга старшего научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Федора Генриховича Войтоловского в этом смысле внимания читателя достойна. Ее автор, относительно молодой человек, представляет славную школу ИМЭМО. Но дело не в этом. Его труд претендует на панорамность и в самом деле рисует панораму – как минимум, библиографическую, по части политико-идеологических тенденций современности в применении к внешнеполитической стратегии США.
        Сразу оговоримся: автора интересуют почти исключительно иностранные работы. Он совсем мало озабочен сравнением своих оценок с теми, которые высказывали по затрагиваемым им сюжетам отечественные мастера. Эта неприятная черточка в его книге отчасти объясняется инерцией смятения в умах российских ученых, особенно молодых. Значительная часть отечественных исследователей «не заметила», что библиографическая ситуация в России разительно изменилась по сравнению с десятилетием 1990-х годов. Тогда новых русских работ было крайне мало, а комментировать старые (советские) не имело смысла. Сегодня – наоборот, не достаточно анализировать только западные работы, поскольку интеллектуальный и политический контекст их восприятия внутри России стал более «плотным», критичным и аналитически состоятельным. Простая трансляция западных идей и даже их преломление в работе только одного автора уже не срабатывают: звучание темы обедняется без сопоставлений собственного аналитического «я» с мнениями работающих рядом. Русский, российский интеллектуально-аналитический контекст медленно, но явно восстанавливается, и его уже нельзя недооценивать без риска ослабить звучание собственных положений.
        Это общеметодологическое рассуждение, впрочем, не снижает достоинств рецензируемой книги. Автор представил развернутую историю становления новых идеологических механизмов внешней политики США после Второй мировой войны, формирования Запада как сообщества государств, основанного на взаимодействии и переплетении интересов их политических и экономических элит. На основе изучения обширного материала Ф.Г. Войтоловский подходит к раскрытию феномена появления современных транснациональных идеологий. Эта работа охватывает значительный отрезок времени, и отдельные сюжеты книги относятся даже к началу прошлого века.
        Нужно признать, что понятие «Запад» лишь с середины XX века стало обретать современное содержание. Именно в это время пределы влияния европейских держав вернулись в границы европейского континента: пересечение европейского и, например, азиатского или африканского с распадом колониальной системы утратило полный, постоянный и обязательный характер. В это же время Соединенные Штаты становятся лицом Западного мира, начиная эпоху своего европейского и мирового присутствия, претендуя одновременно на глобальное лидерство. Становление западных институтов (таких как НАТО) и глобальное биполярное противостояние убедили Западный мир в неповторимости и вместе с тем уязвимости его ценностей. Все эти обстоятельства в совокупности стали важными стимулами формирования новых идейно-политических систем, призванных определить основные рамки взаимоотношений внутри западного сообщества, его роль и миссию в меняющемся мире.
        В монографии Ф.Г. Войтоловского идеологии предстают не только как мобилизующие механизмы и программы действий, но и как своего рода матрицы, задающие контуры будущего мира, и даже как мета-сценарии современной и будущей глобальной политики. Вольно выражаясь, наиболее разработанные и успешные современные идеологии представляют собой «сценарии составления глобальных сценариев». В этой связи они предполагают значительный плюрализм и внутреннюю диалогичность, что является их принципиальным отличием от идеологий прошлого.
        Предложенные Ф.Г. Войтоловским гипотезы и теоретические обобщения базируются в основном на традиционных системно-исторических методологических принципах исследования идеологий и их развития. Новизна и оригинальность исследования обеспечивается за счет иного – самой формулировки проблемы, высокой информационной плотности и глубины анализа. Пожалуй, впервые в отечественной и зарубежной историографии изучается отражение глубочайших международно-политических трансформаций в сознании элит США и Запада, а также обратное воздействие этого отражения на реальность мировой политики.
        Идеологические процессы в исследовании Ф.Г. Войтоловского выступают в качестве маркеров политической эволюции, позволяющих автору выйти на раскрытие магистральных тенденций исторического развития во второй половине XX-го и в начале XXI веков. Автор анализирует идеологические процессы в сознании элит США и Западной Европы (но прежде всего Соединенных Штатов), прослеживает взаимосвязи между этими процессами и их целями, а также интересами государств, образовавших западное сообщество. Исследователь не привязывает идеологии к политическим линиям конкретных политиков и не вдается в содержание политических прений. Но он рассматривает идеологические трансформации в рамках долгосрочных тенденций, которые живут по своим законам, отвечая на вызовы времени, но не всегда соотносясь с текущими конъюнктурными запросами.
        Такая особенность авторского подхода не означает отрыва в анализе идеологии от политической практики. Автор в целом склоняется к признанию диалектики в развитии взаимодействия идеологии и политической практики. Ф.Г. Войтоловский доказывает, что идеологические ответы нередко предупреждали будущие требования реальной политики и зачастую становились интеллектуальным фундаментом последующих периодов международной политики. Идеологии новейшего времени зачастую выступали в качестве ответов на вызовы времени, а не ответов на запросы текущей политической ситуации. Именно это обеспечивало им сохраняющуюся преемственность. Сегодня лидерство Соединенных Штатов реализуется не только в экономической или военной сфере, но также и прежде всего в идеологической: Америка, вследствие длительных целенаправленных усилий, сумела стать мировой фабрикой идей и концепций, комплексного мировидения, долгосрочных национальных и мировых стратегий, обоснований этического измерения политики.
        Автору удалось нащупать корни многих идеологических конструктов современности, которые восходят порой к первым планомерным идеологическим разработкам рубежа XIX–XX веков. Например, выход США из самоизоляции идеологически был обозначен еще в начале XX века. В исследовании Ф.Г. Войтоловского доказывается, что на Западе идеологии и внешнеполитические стратегии обычно представляют собой полный спектр вариантов, из которых выбирается наиболее уместный. Инерционные механизмы социального разума обеспечивают живучесть идеологий.
        Рубежом в истории современных идейно-политических систем была середина XX века. С одной стороны, это было время, когда начало складываться практическое измерение современной демократии: политика приобрела некоторую меру публичности, элиты стали соревноваться в привлечении общественной поддержки. С другой стороны, насущным стал вопрос о выведении масс из активного участия в политике, которое не могло не расцениваться элитами иначе как опасное, с учетом памяти о большевистской революции в России и левых настроениях в предвоенной и послевоенной Европе. Не удивительно, что в мире с середины прошлого века начинают набирать силу настоящие фабрики по производству идеологии – «мозговые тресты».
        Однако сравнение с фабриками не совсем корректно: ведь мозговые тресты не всегда удовлетворяют конъюнктурный спрос. Новейшие концепции и доктрины, проанализированные в книге как весьма широкие, надпартийные и надгосударственные, создавались идеологами США и Запада таким образом, чтобы обеспечить их живучесть и позволить различным стратегиям и партийным линиям встраиваться в них.
        На заре эпохи универсалистских идеологий, отмеченной борьбой классов и наций, выработкой многочисленных альтернатив социального развития, разброс позиций по ключевым вопросам был достаточно широк. Водоразделы между конкурирующими идеологиями просматривались вполне отчетливо. Однако западные идеологии современного типа, появление которых правильнее всего было бы отнести к середине XX века, стали носить новый, глобальный характер. Основные вопросы человеческого общества неизбежно должны были переместиться с внутриполитических площадок на уровень международного взаимодействия. Проблемы развития, свобод и демократии, взаимоотношений человека и окружающей среды изначально имели универсальный глобалистский потенциал, который должен был раскрыться по мере нарастания международной взаимозависимости.
        Идейно-политические системы новейшей эпохи значительно усилили свой коммуникационный потенциал. На рубеже XIX–XX веков идеологии дискутировали монологами. Со второй половины XX века они предполагают внутреннюю дискуссионность, различные трактовки, постановку не столько ответов, сколько вопросов, а также научное и квазинаучное осмысление. В гораздо меньшей степени современные идеологии ориентированы на конкретную программу действий. Они создали своего рода кокон интеллектуальной борьбы, компромиссов и сотрудничества.
        Ф.Г. Войтоловский обращается к целому ряду интересных сюжетов новейшей истории международных отношений – процессу формирования и идеологического обеспечения деятельности трансатлантического сообщества, идеологическим обоснованиям противостояния сверхдержав в годы «холодной войны», современным концепциям глобализации, которые были призваны задать контуры развития однополюсного мира в 1990-х годах. Одним из важных средств решения этих задач была организация лояльного к США экспертно-идеологического сообщества стран Западной Европы, мыслящего в категориях, близких к тем, в которых выстроено внешнеполитическое мышление американских экспертов, идеологов и пропагандистов. Это должно было способствовать формированию общезападных установок по таким ключевым вопросам, как отношения с СССР, странами социалистического лагеря, с развивающимися государствами.
        Книга Ф.Г. Войтоловского стала прекрасным критическим слепком интеллектуальной истории международной политики после окончания Второй мировой войны. Она способствует интересным открытиям и наблюдениям даже там, где сам автор не стремится намеренно удержать внимание читателя.
        По ходу чтения книги создается впечатление, что идеологии Запада периода «холодной войны» были в большей степени сфокусированы на общих параметрах миропорядка, на обеспечение американского и в целом западного лидерства, отчасти на поддержании общих принципов взаимоотношений с социалистическим лагерем. При этом они практически не вступали в соперничество с социалистической идеологией и даже едва ли не игнорировали существование социалистического мира. Интересно и то, что западные идеологии эпохи «холодной войны», представляющие различные идейно-политические течения, не прорисовывали для СССР и его сателлитов какой-либо роли в настоящем или будущем миропорядке.
        Исследование Ф.Г. Войтоловского помогает внимательному читателю по-новому взглянуть на мировую политику сегодняшнего дня. Аргументы, ценности и прагматическая направленность современных идеологий имеют значительно более глубокую историю, чем обыкновенно принято думать. Современный глобализационный дискурс во многом перекликается с теориями и концепциями взаимозависимости прошлых лет и даже наследует им. Еще в 1960–1970-х годах в американской общественно-политической мысли сложились два крайних типа отношения к взаимозависимости, которые можно обозначить как «универсалистский», основанный на ценностях, и «националистский», выражающий государственно-центристскую позицию. Каждое из этих направлений сформировало развернутое понимание перспектив роста экономической и политической взаимозависимости и порождаемых ими вызовов. И в этом контексте более поздние концепции глобализации предстают усложнением и развитием прежних идей и представлений. Концептуальная основа глобализации предшествовала как самому явлению, так и термину. При этом именно идейный заряд во многом был направляющей силой в становлении и развитии процессов в том виде, в котором по-прежнему заинтересованы западные элиты.
        В этом контексте современные глобалистские идеологии и стратегии руководства Соединенных Штатов предстают не столько как реакция на окончание «холодной войны» и переосмысление своего места в мире, сколько как развитие и актуализация прежних идей и стратегий. Практически перекликаются с современностью приведенные в книге слова американского исследователя Р. Такера, сказанные им в конце 1980-х годов: «Доктрина Рейгана провозглашает новый международный порядок, в котором легитимность правительства более не будет основываться на их эффективности, а будет зависеть от ее соответствия демократическому процессу».
        Работа полезна для понимания механизмов выработки глобалистких идеологий в Соединенных Штатах. Она может служить подспорьем для анализа их дальнейшего развития. В исследовании Ф.Г. Войтоловского заложен прогностический потенциал, раскрытый не до конца – вероятно, потому, что автор не ставил для себя такой цели. Однако внимательный читатель и так может сделать для себя массу практических выводов. Новый серьезный и зрелый исследователь вышел из школы ИМЭМО. По нашим временам – случай не частый.
Дмитрий Офицеров-Бельский,
кандидат исторических наук

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2008