Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

Михаил Троицкий

МГИМОВСКИЙ ВЫПЛЕСК

Ревякин А.В. История международных отношений в Новое время. М.: РОССПЭН, 2004. 265 с.
Дегоев В.В. Внешняя политика России и международные системы: 1700-1918 гг. М.: РОССПЭН, 2004. 496 с.
Наринский М.М. История международных отношений. 1945-1975. М.: РОССПЭН, 2004. 264 с.
Современные международные отношения и мировая политика / Под ред. А.В. Торкунова. М.: Просвещение - МГИМО, 2004. 991 с.

        МГИМО-Университет выпустил сразу четыре крупные работы по историко-политической проблематике – интеллектуальный выплеск, невиданный по меркам двух последних десятилетий. Целая группа опытных авторов одновременно созрела для того, что «выдать» свое отрефлексированное знание, помноженное на опыт работы в аудитории, в форме сжатых, но блестяще структурированных учебников, которые, вероятно, долгое время будут задавать тон в подготовке студентов-международников в России. Хотя вышедшие книги в первую очередь адресованы студенческой аудитории, они, несомненно, вызовут интерес у широкого круга специалистов.
        В российском научном сообществе давно ощущалась потребность в трудах по истории, написанных современным языком и ориентированных на существенно изменившийся за последние годы круг актуальной исследовательской проблематики. Начавшаяся после 1991 г. быстрая смена терминологии и подходов к структурированию материала в исторической науке и политологии осложнили для современной читательской аудитории восприятие «классических» советских текстов образца 1920-1980-х годов. Молодое же поколение международников, включая студентов, оказалось в авангарде модернизации научного языка. Поэтому «достучаться» до студентов стало возможно только пойдя по пути языковой и структурной адаптации накопленного знания и понимания истории – при этом, конечно, без ущерба для качества. Вот почему историю требуется время от времени в хорошем смысле «переписывать», открывая новые взаимосвязи между событиями и предлагая их новые трактовки. Даже сама лексическая модернизация исторических текстов тоже заставляет задуматься о соотношении между событиями прошлого и современностью.
        Рецензируемые книги освещают обширный период – от Средневековья до середины 2000-х годов. Причем по мере приближения к сегодняшнему дню увеличивается роль политологического инструментария в проводимом авторами анализе. Этот плавный «переход» лишний раз свидетельствует об отсутствии фундаментальных противоречий между исторической и политологической методологиями, успешно дополняющими друг друга на страницах учебников МГИМО. Историческая составляющая повсеместно присутствует даже в самом «политологичном» из четырех изданий – учебнике «Современные международные отношения», многие разделы которого основаны на анализе исторических истоков актуальных проблем.
        Высокий стандарт «интеллектуальной модернизации» задает книга А.В. Ревякина «История международных отношений в Новое время». Автор тщательно прослеживает связи между историческими событиями. При этом он по-своему усиливает и расставляет новые смысловые акценты в трактовках историко-международного процесса. Изложение событийного потока, в принципе хорошо знакомого по канону «Истории дипломатии», начинает играть свежими красками, заставляет вчитываться, вдумываться и иногда удивляться. Классический «историк-всемирщик» по образованию, профессор Ревякин в новой своей работе предстает как носитель вполне характерного мгимовского подхода. Каждая глава его работы утверждает: история международных отношений существует как самостоятельная дисциплина, определяющаяся анализом взаимовлияния субъектов, событий, тенденций внешней и внутренней политики наиболее важных международных игроков каждой эпохи.
        Придерживаясь хронологического метода изложения материала, автор в политологическом ключе прослеживает эволюцию ряда важных международно-политических понятий, сформировавшихся в Новое время и не потерявших актуальность в наши дни. Одним их таких понятий является «национальный интерес».
        Известно, что предтечей «национального интереса» стал интерес «государственный» (raison d’Etat). Последний стали отделять от интересов правящей династии, для которой был характерен собственнический взгляд на управляемую территорию и подданных. Само возникновение понятия «государственный интерес» в XVII – начале XVIII вв. свидетельствовало о том, что «главными критериями величия государства становятся размеры, богатство, военное могущество», а не «феодальный титул и древность рода монарха». Хорошим тоном для монархов (остававшихся пока носителями государственного интереса) стало отношение к своей вотчине с позиций «рачительного хозяина» (с. 15-16).
        Однако уже в конце XVIII в. стала пользоваться популярностью теория «национального суверенитета», в соответствии с которой монарх вообще не мог быть признан источником высшей власти и, соответственно, лишался приоритетного права формулировать государственный интерес. Это право, по мнению философов, писавших в эпоху Войны за независимость в США и Французской буржуазной революции, принадлежало народу, или гражданам государства. Понятие «национального интереса» возникло на противопоставлении интереса правителей государств, чьей целью являлось сохранение собственной власти, интересу жителей этого государства. Позднее, в атмосфере подъема национального самосознания европейцев 20-30-х годов XIX в. «национальный интерес» своим острием оказался направлен против династического порядка «европейского концерта», юридическую легитимность которого стремились утвердить европейские монархи (с. 119-121).
        Эволюция «национального интереса» в Новое время показывает, что данное понятие традиционно формулировалось общественными группами и политическими лидерами, находившимися в оппозиции властям предержащим: торговой элитой – в противовес абсолютным монархам, представителями национальных движений – в противовес правившим в Европе династиям и т.д. Национальный интерес никогда не рассматривался как «программа», предложенная (тем более – навязанная) властвующими элитами более широким слоям общественности. Такое «искажение» концепции национального интереса проявилось уже в XX веке, когда и правящие элиты, и общественность стали забывать о том, где на самом деле находятся его корни.
        А.В. Ревякин также предлагает читателям ряд интересных обобщений исторического материала. Заслуживает внимания трактовка автором идейной связи Войны за независимость в США и Французской буржуазной революции (с. 65-68). Интересно также наблюдение автора о том, что в эпоху Наполеоновских войн народы стран антифранцузских коалиций были более воинственны, чем их осторожные правители, связанные с Францией и друг с другом династическими узами. В конфликтах XX в. наблюдалась в основном противоположная тенденция: правящие группы своими безответственными (с позиций современного международного права –  – преступными) действиями втягивали собственных граждан в кровопролитные войны.
        Следует также отметить, что автор нашел оптимальное сочетание лаконичности и структурированности материала. В книге хорошо систематизированы важнейшие движущие силы и факторы международных отношений Средних веков и Нового времени, раскрыты законы эволюции факторов коалиционной политики крупнейших держав. Достоинством учебника является и обширная библиография, включающая лучшие труды по Новой истории, написанные русскими и советскими авторами за последние 80 лет.
        Если географический «центр тяжести» работы А.В. Ревякина находится на западе и в центре Европы, то книга В.В. Дегоева «Внешняя политика России и международные системы: 1700-1918 гг.», посвященная участию России в международных отношениях Нового времени, переносит читателя в Европу Восточную и дает возможность посмотреть на европейский и мировой расклады сил глазами России.
        В.В. Дегоев, не в первый раз уже демонстрируя свой немалый историко-писательский талант, анализирует эволюцию внешней политики России со времен Киевской Руси до окончания Первой мировой войны. Значительный объем книги адекватен масштабности поставленной задачи. Очерки, из которых состоит издание, «нанизаны» на «сквозные» двухвековые проблемы российской внешней политики. Подобная структура позволяет заострить внимание на определяющих характеристиках международных систем и ключевых тенденциях внешней политики России на протяжении более чем 200-летнего периода. Автор не уходит и от анализа внутриполитических, экономических и социальных детерминант российского внешнеполитического курса. Его также интересуют обратные связи: каким образом внешнеполитические задачи и действия правителей России влияли на жизнь внутри страны, к каким внутренним реформам или отказу от таковых подталкивали они российских государей и их советников. Особое внимание в книге уделяется фактору лидера-стратега, стоявшего у руля российской дипломатии и военной политики. Трактовки автора относительно логики, которой руководствовались российские правители, выстраивая свои внешнеполитические схемы и стратегии, – одна из самых сильных черт книги В.В. Дегоева.
        Несмотря на вполне строгий академичный стиль, книга В.В. Дегоева читается «на одном дыхании» – в первую очередь благодаря хорошо «выписанным» связям между разделами. Внимательный читатель отчетливо видит последовательность формулирования и решения Россией ключевых стратегических задач с момента формирования сильного Московского государства до начала Первой мировой войны. Если в XV-XVIII вв. Россия успешно устранила практически все геополитические барьеры, затруднявшие ей доступ к морям и сухопутное взаимодействие с Центральной и Западной Европой, то в XIX в. российские политики и дипломаты в полной мере овладели сложным искусством ведения игры в рамках «европейского концерта» и последующих международных порядков. Российская империя окончательно стала одним из ключевых игроков на расширившейся далеко за пределы Европы мировой арене. Однако на следующем этапе Россия (наравне с другими государствами – лидерами) не смогла справиться с новым вызовом, который был порожден резким «уплотнением» пространства европейской политики к концу XIX в. и появлением «молодых» (по выражению В.В. Дегоева) субъектов международных отношений, которым была свойственна традиционная болезнь роста –nbsp;воинственный национализм. Ведущим державам не хватило выдержки и прозорливости, чтобы приспособить свою внешнюю политику к изменившейся среде, для чего от каждой державы требовались на порядок большие сдержанность и ответственность за развитие мировых процессов, включая выходивший из-под контроля националистический порыв на Балканах.
        Думаю, труд В.В. Дегоева не является учебным пособием в точном смысле этого понятия, как это заявлено на титульной странице издания. Точнее, он может использоваться в качестве пособия в той же степени, как и любая другая фундаментальная и вместе с тем оригинальная работа по истории. Ценность труда профессора Дегоева очевидна и для тех, кто находится вне учебной аудитории. Как широта, так и глубина охвата исторического материала, нетрадиционная постановка исследовательских вопросов и смелые трактовки автора обязательно сделают его книгу объектом внимания со стороны многих историков, а также политологов и специалистов по теории международных отношений. В некоторых своих частях превосходный текст В.В. Дегоева воспринимается как косвенная полемика с тезисами, выдвинутыми Г. Киссинджером в его известной книге «Дипломатия» (1994) относительно роли Российской империи в международных отношениях XVIII-XIX веков. Это тем более приятно отметить на фоне отсутствия хоть какой-нибудь убедительной критики концептуальных подходов экс-госсекретаря США со стороны российских ученых.
        Следующим международным порядком, попавшим в фокус внимания авторов новых учебников МГИМО, стал Ялтинско-Потсдамский1. Ему посвящена книга М.М. Наринского «История международных отношений. 1945-1975», которая стала одним из первых отечественных учебников нового поколения по международным отношениям послевоенного периода, предлагающим объективную картину эпохи, в ходе которой зародилась, достигла пика и затем пошла на затухание «холодная война». Профессор Наринский уже давно исследует «белые пятна» новейшей истории, зачастую предлагая в своих публикациях альтернативные общепринятым трактовки ключевых событий последних 50 лет. Результаты исследований самого автора и новые достижения российской и зарубежной исторической науки сведены воедино на страницах рецензируемого учебника.
        На недавних достижениях историков «холодной войны» (в том числе на анализе недавно ставших доступными документов) построены, в частности, главы, посвященные событиям в Восточной Европе и их влиянию на общую атмосферу отношений между СССР и США. Автор сначала предлагает взвешенный анализ становления режимов «советского типа» в государствах –nbsp;непосредственных соседях СССР на Западе, а затем – самых острых кризисов в «социалистическом содружестве»: венгерского (1956) и чехословацкого (1968).
        М.М. Наринский выделяет ключевые этапы «коммунизации» Восточной Европы в 1946-1949 гг. (формирование коалиционных правительств, дискредитация и преследование оппозиционных лидеров, юридическое оформление союза между восточноевропейскими государствами и СССР и, наконец, ликвидация оставшихся демократических институтов в государствах с наиболее либеральным политическим режимом) и прослеживает взаимовлияние между этим процессом и развитием ситуации в других очагах конфликта между СССР и Западом (с. 49). Подобный подход позволяет объективно оценить степень негативного воздействия сталинских методов «управления» Восточной Европой на трещавшее по швам партнерство между Россией и атлантическими державами. Рассматривая истоки советско-югославского конфликта 1948-1955 годов, М.М. Наринский делает акцент на «албанском факторе» – стремлении И.Б. Тито оказать военное давление на Тирану, чтобы добиться от нее согласия на федеративное объединение с Югославией (с. 54-55).
        Ценным с научной точки зрения и полезным для студентов является краткий, но емкий анализ системных причин кризисов в лагере союзников СССР на протяжении эпохи «холодной войны» (с. 235-237). В этой области важным историческим уроком для современных политиков может служить губительность опоры СССР в союзных странах на полностью контролируемые политические элиты, ставшие заложниками жесткого курса в отношении собственного народа и потому неспособные разрешать возникавшие в их государствах кризисы посредством «выпускания пара».
        Событием стал и выход в свет объемного труда «Современные международные отношения и мировая политика» под редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова. Обращает на себя внимание широта замысла книги. Под одной обложкой объединены разделы, посвященные общим и региональным проблемам мировой политики, а также вызовам и задачам российской внешней политики. Данная концепция была успешно реализована, а сам учебник, помимо пользы студентам, принес в научное сообщество ряд новых элементов исследовательской повестки дня. Подведены итоги почти полутора десятилетиям аналитических усилий как в сфере теории международных отношений, так и в прикладных вопросах формирования российского внешнеполитического курса. В книге четко просматриваются особые черты уже практически сложившейся российской школы изучения международных отношений. Эта школа сегодня достаточно хорошо «вписана» в мировую науку, а ее конкурентоспособность постепенно растет. Необходимо вместе с тем отдать должное и трезвой критике авторов учебника в адрес отечественных теоретиков, которым, по мнению И.Г. Тюлина, «пока не удалось преодолеть доминирование описательного и логико-интуитивного подходов в исследовании международных отношений» (с. 64).
        Материал, представленный в книге, настолько обширен и богат идеями, что любое обобщение в рамках жестко ограниченной по объему рецензии было бы неполным. Вместе с тем нельзя не отметить две глубокие обобщающие статьи по эпистемологии (П.А. Цыганков) и онтологии (А.Д. Богатуров) международных отношений. Разделы, написанные этими авторами, наглядно свидетельствуют о том, что за последние 15 лет российские международники существенно продвинулись в осмыслении как современного состояния предмета международных отношений и мировой политики, так и рефлексии других авторов, работающих на этом поле. Передовые российские исследователи уже вплотную приблизились в тому, чтобы претендовать на собственный вклад в дискуссии, на протяжении многих лет протекающие в западной политологии. Они вызывают среди ведущих западных ученых интерес уже не просто как представители интригующе неизвестной (пусть и слабой в силу относительной молодости) российской науки о международных отношениях, но и как полноправные коллеги (и потенциальные конкуренты), не только понимающие суть основных дебатов в американской и западноевропейской политологии, но и способные предлагать свои оригинальные ответы на поставленные в рамках этих дебатов вопросы.
        Это в значительной степени касается вклада российских специалистов в понимание процессов демократизации и экономики переходного периода (статья А.Ю. Мельвиля). Ряд конкурентоспособных (по мировым стандартам) экспертов в России появился и на поле международной политической экономии (раздел С.А. Афонцева).
        В «региональном» блоке обращают на себя внимание статьи, посвященные международным отношениям в Западной Европе (В.Г. Барановский) и месту США в современном мире (В.О. Печатнов). Авторы выделяют главные тенденции развития исследуемых регионов за прошедшее десятилетие и дают чрезвычайно полезную для студента и аспиранта систематизацию огромного массива информации, касающейся этих двух ведущих субъектов мировой политики. Большой интерес в России и за ее пределами вызовет также третья часть учебника, в которой видные аналитики (включая тех, кто непосредственно влияет на формирование внешней политики РФ) предлагают свое видение ключевых проблем отношений России с главными центрами силы на международной арене.
        В целом блок рецензируемых книг свидетельствует о напряженной работе и развитии творческой мысли профессорско-преподавательского коллектива МГИМО, что отражается на содержании и структуре учебных программ и идет на пользу преподаванию международных отношений.

Михаил Троицкий, кандидат политических наук

Примечание
      1Межвоенному периоду и Второй мировой войне посвящен вышедший несколькими годами ранее первый том «Системной истории международных отношений», подготовленной под редакцией А.Д. Богатурова (2000).


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015