Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

Надежда Арбатова

«АТЛАНТИЧЕСКИЙ СОЮЗ» С ЕВРОПЕЙСКОГО БЕРЕГА

Уилл Хаттон. Мир, в котором мы живем / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Ладомир, 2004. 556 с.

        Книга Уилла Хаттона «Мир, в котором мы живем» – примечательное явление не только в британском, но и в международном научно-политическом сообществе. Во-первых, эта книга написана убежденным и последовательным европеистом, сторонником «европейской идеи», что, по общему убеждению, для Великобритании явление не столь частое. Хотя именно читая Хаттона, вдруг понимаешь, что и британский «сугубый атлантизм» – явление, по сути, чисто европейское, основанное на незыблемых традиционных ценностях и представлениях в их концентрированном виде.
        Всесторонне и объективно анализируя развитие европейский интеграции, не затушевывая проблем и вызовов этому поистине грандиозному проекту, Уилл Хаттон призывает верить в будущее Европейского Союза, поскольку это необходимо не только самой Европе, но всем, кто верит в многосторонние действия по созданию международных общественных благ.
        Во-вторых, эта книга затрагивает тему, на которой до недавнего времени лежало табу – объективный анализ отношений между двумя сторонами Атлантики. Фундаментальные различия между европейской и американской политическими культурами и социально-экономическими моделями нивелировалась в эпоху биполярности самим фактом существования СССР. Сегодня же дихотомия Европы, имеющей и собственно европейское и атлантическое измерение, является одной из острейших проблем в евроатлантичеком партнерстве.
        Даже после краха биполярности в западной, и особенно англоязычной, политической науке можно было обсуждать все, что угодно, только не кризис в евроатлантических отношениях. Сейчас об этом пишут и на Западе, и в России. Уилл Хаттон, в отличие от многих авторов, дает системный анализ причин и корней глубинных противоречий между американской и европейской политическими культурами и моделями капитализма. По мнению автора, при том, что обе модели в своей основе связаны с прибылью, частной собственностью и использованием ценовых сигналов рынка при распределении ресурсов, для цивилизаций, в которых они укоренены, характерны несовпадение ценностей и приоритетов, что придает каждой системе различную динамику. Он обоснованно подчеркивает в своей книге: «Урок истории, который надо осознать в XXI веке, состоит в том, что борьбу за безопасность, благосостояние и справедливость нельзя выиграть силами отдельной страны... Америка сама сделала себя неспособной бороться за эти цели, поэтому вперед должна выйти Европа» (с. 469).
        Квинтэссенцией анализа противоречивых отношений Старого и Нового Света является исследование сути и эволюции отношений между самыми близкими союзниками – Великобританией и США. Хаттон признает, что британские взгляды на такие ценности и институты, как собственность, финансовая система и рыночная экономика, ближе к американским. Однако, с его точки зрения, даже здесь близость Великобритании и США преувеличивается. «Патрицианская традиция тори в отстаивании единства нации неплохо сочеталась с признанием европейской сущности Великобритании и с приятием того, что в континентальной Европе назвали бы либеральной, христианско-демократической позицией по отношению к общественному договору и к регулированию капитализма», – пишет Уилл Хаттон (с. 261-263).
        Близость Великобритании и США, особенно в прошлом, объяснялась сложным переплетением эмоционально-психологических и очень практических причин. Не случайно, объясняя особые отношения между Великобританией и США, автор среди множества прочих факторов выделяет особую роль союзнических отношений в годы Второй мировой войны и роль биполярности, ставящих Великобританию в зависимость от США в сфере безопасности и осознанное положение младшего партнера. Традиции и принципы благодарности, верности союзнику, обеспечивавшему безопасность Европы на протяжении многих десятилетий, и сегодня являются важной составляющей формирования британской внешней политики на американском направлении. Однако такие принципы вступают в противоречие с реальностью, состоящей в том, что Америка – это, по мнению Хаттона, «специфическая цивилизация», ценности, интересы и политика которой не являются зеркальным отражением британских. Доминирующий в США консерватизм крайне идеологизирован; это почти ленинизм – в стремлении настаивать на том, чтобы его принципы были приняты повсеместно, а несогласные с ними были повержены (с. 14). Исчезновение СССР с карты мира явилось катализатором этой тенденции. По всей видимости, при всей инерции «особости» англо-американских связей, самонадеянность силы США и зачастую пренебрежительное или сугубо потребительское отношение к своим союзникам, как это было в Афганистане и Ираке, неизбежно скажутся на отношениях Великобритании и Америки.
        В-третьих, исследование Хаттона – весьма поучительная история и для России с самых разных точек зрения, прежде всего – выбора модели системной трансформации и поиска национальной идентичности. Его книга посвящена фактически анализу двух моделей социально-экономического и политического развития Запада – американской и европейской, хотя последняя в общих рамках содержит и страновые отличия, не меняющие, тем не менее, этические нормы европейцев. «Слабость американской системы, – подчеркивает Хаттон, – состоит в том, что в отличие от Европы она не базируется на какой-то значительной идее, связанной с общественными интересами» (с. 96).
        Выбор именно американской модели капитализма, самой неподходящей для постсоветской трансформации России, не был случайным и имел особое значение для руководства Б. Ельцина. Он давал повод Москве рассчитывать на быструю легитимизацию новой власти, а также на финансовую поддержку основных институтов Запада, где руководящую роль играли США.
        «Проамериканизм» российского руководства периода эйфории начала 1990-х годов удивительным образом сочетал в себе идеалистический подход к постбиполярным международным отношениям и узкий прагматизм верхушки политической элиты, решавшей свои корпоративные задачи. Массированный передел беспрецедентной по масштабам собственности, искушение молниеносно сколачиваемыми колоссальными для России состояниями, отсутствие современного развитого рынка выдвигали на первый план спекулятивный сектор.
        «Действительно, погоня за высокими и скорыми прибылями создала безжалостный и губительный водоворот, ставший побудительным стимулом для появления корпоративных стратегий...». Эти слова сказаны Хаттона не о России, а об Америке, но параллели здесь очевидны.
        Игнорирование российским руководством в последнее десятилетие ХХ века роли социального фактора, о котором так много размышляет Хаттон в своей книге, привело к катастрофическим последствиям в российском обществе – массовому обнищанию населения, краху социальной сферы, дискредитации понятий «демократия», «рыночная экономика».
        Сегодняшняя Европа – это не столько географическое понятие, сколько определенная система общественных отношений и выстроенный на этих отношениях образ жизни. Об этом собственно вся книга Уилла Хаттона. И не столько география, сколько соответствие определенным стандартам является главным условием принадлежности к Европе. По этой причине российская дилемма «Европа или Азия», возникающая всякий раз на крутых поворотах истории, – это, по сути, не выбор географических преференций России, а выбор модели экономической и социальной модернизации. Ярким примером тому является Турция, стремящаяся интегрироваться в Европейский Союз. На этом пути она встречает серьезные препятствия, но не потому, что она лишь малой частью своей территории входит в Европу, а потому, что по большинству экономических, политических и социальных критериев она не соответствует требованиям, предъявляемым к странам-кандидатам.
        Строго говоря, положение России, расположенной на самых восточных границах Европы, не уникально. Разумеется, все аналогии и сравнения относительны, но даже страны, традиционно принадлежащие к Западной Европе, но расположенные по ее периферии, на определенных исторических этапах сталкивались с подобной дилеммой. Те же проблемы по существу стояли в 1950-е годы перед Великобританией. В то время в Лондоне шла широкая дискуссия по поводу того, является ли Великобритания европейской страной, либо она является особой страной в Европе – европейской империей. Тогда победили британские сторонники второй точки зрения. Это привело к тому, что Великобритания вступила в Европейское Сообщество с опозданием на 15 лет, и это обернулось для нее большими потерями. «Европейскую суть Великобритании определяет отнюдь не география, а система ценностей, порожденная единой по своей сути историей», – утверждает Хаттон (с. 48). География же объясняет здесь специфику Великобритании, являющуюся продуктом ее исторического развития как особым образом расположенной европейской нации и государства.
        Читая книгу Уилла Хаттона постоянно «примеряешь» замечания и выводы автора к нашей российской действительности. «Строительство новой Европы становится условием благополучия, мира и справедливости не только в ее собственных пределах, но и в глобальных масштабах» (с. 469). Россия всегда будет одним из важнейших факторов в развитии Европы. И наоборот, Европа всегда будет наиболее значимым внешним фактором, определяющим будущее России. В отличие от других государств, когда-либо возникавших на развалинах больших империй, Россия по-прежнему достаточно велика, чтобы оказывать определяющее влияние на развитие основных международно-политических процессов в Европе. Единственный перспективный путь для России лежит в направлении тщательно продуманного и согласующегося с российской спецификой сближения с новой Европой, или с возвращением в Европу, неотъемлемой частью которой она была тысячу лет назад, когда начинала свой исторический путь.
Надежда Арбатова, доктор политических наук

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015