Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

Сергей Труш

КИТАЙСКАЯ ТЕМА В АМЕРИКЕ
Richard C. Bush. At Cross Purposes. U.S. – Taiwan Relations Since 1942. New York: M.E. Sharpe, 2004. 286 p.
Ричард Буш. Действуя по недоразумению. Отношения США с Тайванем с 1942 года. Нью-Йорк: М.Е. Шарп,
2004. 286 с.


Chinese Military Power. Report of an Independent Task Force / Sponsored by the Council on Foreign Relations. Harold Brown, Chair, Joseph W. Prueher, Vice-Chair, Adam Segal, Project Director. New York: Council on Foreign Relations. 2003. 93 p.
Военный потенциал Китая. Доклад независимой группы экспертов / Проект Совета по международным отношениям. Г. Браун (председатель), Дж. Прюэр (заместитель председателя), А. Сиджелл (руководитель проекта). Нью-Йорк: Совет по международным отношениям, 2003. 93 с.

        Китайская тема, стимулированная «рывком» Поднебесной на протяжении последних десятилетий – одна из превалирующих в американской политологии. Со второй половины 1990-х годов поток американских изданий по современным проблемам Китая и отношениям в регионе увеличивается почти в геометрической прогрессии. Данная рецензия, разумеется, не претендует на рассмотрение всей палитры китаеведческих работ США и сфокусирована на двух любопытных изданиях. Первое посвящено историко-политическому генезису «тайваньского узла». Второе – коллективный труд, авторы которого сосредоточены на вопросах возрастания военного потенциала КНР и степени его «опасности».
        Выгодно ли США – с их нынешней «силоцентристской» философией действия – мирное «оплодотворение» гигантского Китая финансовой, технологической, интеллектуальной мощью Тайваня? Будут ли американцы и сегодня следовать принципиальной позиции «одного Китая», которую они официально занимают с 1972 года, или возможен новый «кульбит» позиции Вашингтона относительно «единого» Китая, обратный тому, что был произведен Р. Никсоном и Г. Киссинджером 32 года назад ради сближения с КНР и в пику Советскому Союзу?
        Аналитическая и практическая ценность книги Ричарда Буша – в показе логики, контекста, алгоритмов дипломатического мышления США по тайваньской проблеме на большом историческом отрезке – со времен Второй мировой войны. Трудно найти автора, который был бы больше подготовлен информативно и опытом своей прошлой деятельности для освещения этих вопросов. Ричард Буш – в прошлом ведущий аналитик по Восточной Азии Национального совета по разведке (консультативный орган в системе разведки США), а в 1997-2002 гг. – глава де-факто дипломатической миссии США на Тайване (American Institute in Taiwan).
        Хотя в книге рассматриваются события, начиная с 1942 года, она построена не как хронологическое повествование. Автор сфокусировал взгляд на шести значимых проблемах. В их числе – решение США о возврате Тайваня Китаю, принятое Рузвельтом и Трумэном в период Второй мировой войны; американский подход к вопросу о репрессиях тайваньской оппозиции со стороны Гоминдана; статус Китайской Республики (КР) и Тайваня в 1950-1979 годах; «базовые коммюнике» между КНР и США 1972, 1978 и 1982 годов; принятие Конгрессом США Закона о Тайване в 1979 году; линия Вашингтона США по Тайваню после событий на площади Тяньаньмэнь. Автор смог показать многоаспектность тайваньской проблемы и прийти к ряду нетривиальных заключений.
        Весьма любопытным выглядит показ автором мотивов, по которым США в период Второй мировой войны вышли на решение о возвращении Тайваня Китаю, обусловив тем самым свою нынешнюю позиции «единого» Китая1. По мнению Р. Буша, это решение сформировалось у Рузвельта в уже 1942-1943 гг. и исходило из его представлений о послевоенном устройстве мира. По мнению американского президента, главенствующую роль в этом мире должны были играть четыре глобально-региональных полицейских – США, Великобритания, Советский Союз и Китай. Со своей стороны, Чан Кайши, заинтересованный в цементировании своих отношений с Вашингтоном, предлагал в 1942 г. Рузвельту использовать Тайвань в качестве совместного форпоста на Тихом океане.
        В недрах американской бюрократии обсуждались и альтернативы безоговорочной передаче острова Китаю. Они включали в себя и полную независимость Тайваня от Китая, и международную опеку, и китайский суверенитет с эксклюзивными правами на базы держав-победителей (с.18-20). Все эти альтернативы были не по душе Рузвельту, хотя впоследствии он отказался от своей концепции «четырех полицейских».
        На протяжении всей истории отношений у США возникали серьезные проблемы, обусловленные репрессивным характером чанкайшистского режима. Первоначально американская миссия, наверное, намеренно, а не по причине дефицита информации или профессионализма, недооценивала степень внутриостровных противоречий. Консульство скорее не захотело, чем не смогло, считает автор, сыграть активную миротворческую роль в ходе кровавых событий февраля – марта 1947 года, когда массовые выступления в Тайбэе были жестоко подавлены армией Чан Кайши. Эта ошибка дорого стоила американской дипломатии: она в тот период лишились симпатий коренного населения Тайваня, рассматривавшего США как гарантию от «новой тирании», приходящей с материка вслед за японцами. По данным, приводящимся в книге, после воцарения там Чан Кайши только в 1949 г. на острове было арестовано более 10 тыс. человек и около 1 тыс. казнено. В 1950 г. спецслужбы генералиссимуса возбудили свыше 300 «шпионских» дел, по которым проходило свыше 3 тыс. человек. (с. 50)
        Привлекая широкий круг архивных дипломатических документов, автор прослеживает реакции США на другие знаковые события внутритайваньских взаимоотношений – период «белого террора» 1949-1952 годов, дела тайваньских оппозиционеров-диссидентов Лэй Чженя и Пэн Минминя, а также столкновения в Гаосюне в 1979 г. («гаосюнский инцидент»). Вывод звучит честно, особенно, в устах бывшего руководителя американской миссии: «противоречивость сигналов, поступающих от американских дипломатов в центр, являлась хронической проблемой американской политики на протяжении всего послевоенного периода» (с. 42).
        С годами Вашингтон расширял диапазон средств своего воздействия на Тайбэй. Этому способствовал ряд факторов – особенно с конца 1970-х годов. Во-первых, Цзян Цзинго, преемник и сын Чан Кайши, был более управляемым лидером, чем его отец. Цзян понимал, что гоминдановский режим должен быть более гибок с коренными тайваньцами, чтобы удержаться на плаву. Во-вторых, американские дипломаты имели больший доступ к Цзян Цзинго. В-третьих, с конца 1970-х годов Тайвань был более зависим от США. Дипломатическое пространство вокруг Тайваня сужалось. Формальные гарантии безопасности, обусловленные договором безопасности 1950 года, улетучились. В-четвертых, внутри США влиятельность тайваньского лобби, столь эффективно работавшего на благо Чан Кайши, сильно уменьшилась.
        В двадцатилетний период от корейской войны (1950) вплоть до шанхайского коммюнике (1972), в ходе которого Вашингтон не признавал официально тезис о «единстве Китая», его мотивы, считает Р. Буш, носили скорее оборонительный, чем наступательный характер. Они были связаны со стремлением не допустить захвата острова Китаем, обосновать в случае необходимости свою помощь Тайбэю, сохранить место Тайваня в ООН, умиротворить сторонников Тайваня в самих Соединенных Штатах и т.д. (с. 85).
        Автор несколько увлекается игрой в «дипломатический бисер». Стремление США избежать того, чтобы Чан Кайши начинал операции на материке без предварительного согласия на это Соединенных Штатов, подчеркивается в книге, было фактическим отрицанием ключевой посылки генералиссимуса, что эти действия означают продолжение гражданской войны. Ведение любых переговоров с КНР на уровне послов, вне зависимости от их заведомой бесперспективности, означало в глазах США признание де-факто пекинского правительства и его некоторой легитимности (с. 86).
        Напротив, разбор тонких дипломатических нюансов трех «священных писаний» китайско-американских отношений – коммюнике 1972, 1979 и 1982 годов – не представляется читателю чрезмерным интеллектуальным упражнением. Известно, какая совокупность трудно сопрягающихся интересов трех сторон была зафиксирована этими документами. Недаром, например, Шанхайское коммюнике 1972 г. с его поистине моцартовскими дипломатическими гармониями вошло в классику мировой дипломатии. Показ американской внешнеполитической «кухни», доступной автору по служебным документам, показывает то пространство промежуточных формулировок и пониманий, которое было пройдено сторонами в обоюдном стремлении к компромиссу.
        Показателем высокого профессионализма переговорщиков США и КНР, отмечает автор книги, является то, что по результатам комплекса этих трех коммюнике стороны «крайне близко подошли к позициям, которые наиболее удовлетворяли бы их партнеров по переговорам». Китай, твердо заявив, что объединение с Тайванем является его внутренним делом, тем не менее, дал понять, что его «основополагающей установкой» станет мирное объединение с островом. Соединенные Штаты интерпретировали эту «основополагающую установку» как «неизменную и долгосрочную» и, исходя из этого, приняли на себя обязательство сокращать поставки оружия Тайваню. Несмотря на иную трактовку подобных терминов Пекином, Вашингтон, отмечается в книге, достиг определенной формы взаимоувязанности китайской приверженности к мирному урегулированию и действиями США. Подразумевалось, что изменения в китайской линии скажутся на американском подходе к поставкам оружия на Тайвань (с. 163).
        Книга – увлекательное обязательное чтение для стремящихся понять бюрократический контекст американской дипломатии и мотивы ее изменений за послевоенный период. Источниковедческая база, основанная преимущественно на внутренних материалах ведомств США и дипломатической переписке, составляет изюминку этого проекта. Правда, эти источники (а также профессиональные преференции автора) порой уводят повествование к интеллектуальной эстетике дипломатических нюансов. Иногда читателю хотелось бы постановки проблем более широкого, обощающего характера. Помимо тех вопросов-сверхзадач, о которых упомянуто в начале нашей рецензии, книга возбуждает желание порассуждать и о том, чем будет определяться будущая «философия» американской политики в отношении Тайваня в ситуации неясности многих векторов движения китайской стороны. Или о том, какие формы ассоциации, либо просто пути продвижения проблемы китайского объединения подсказывает опыт американо-китайско-тайваньского взаимодействия за последние полвека. Но подобные вопросы – политологические по своему свойству – выходят за рамки исторического по замыслу проекта, и, тем не менее, не умаляют его бесспорный успех.
        Книга профессионального дипломата Р. Буша (при всей деликатности своей стилистики), несомненно, отражает растущие опасения американских политиков и политологов по поводу КНР. Любопытно, что и вторая из рецензируемых книг – «Военный потенциал Китая» – фиксирует эти опасения столь же сдержанно. Эта работа представляет собой результат двухгодичного проекта по оценке современного состояния военного потенциала КНР. Книга написана группой независимых военных экспертов по эгидой нью-йоркского Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) с участием таких известных фигур, как бывший американский министр обороны Г. Браун, бывший посол США в КНР адмирал Д. Прюэр, других авторитетных экспертов и практиков в области китайской военной проблематики.
        Оценки, к которым приходят авторы данного текста, нельзя назвать явно алармистскими. Они более сдержаны, чем регулярные официальные обзоры такого рода, представляемые Пентагоном конгрессу США. Стержневой вывод доклада заключается в том, что несмотря на планомерный курс военной модернизации, Китай «по крайней мере на два десятилетия отстает от Соединенных Штатов по технологии и боеспособности». Еще более симптоматично, что авторы доклада постулируют: КНР является «региональной державой», и они «не предвидят превращения Китая в глобально ориентированную военную державу в ближайшие два десятилетия» (с. 24). В таких интерпретациях авторы публикации расходятся с распространенными в США взглядами о форсированной военной модернизации КНР, направленной преимущественно против Америки, целенаправленной программе технологического шпионажа и других китайских «грехах» в военной области.
        Тайваньский пролив и в этой книге называют сферой первостепенной озабоченности Вашингтона. Но, считают авторы доклада, Китай стремится избежать военной конфронтации с США из-за Тайваня всеми возможными средствами. В следующем десятилетии КНР будет использовать новые технологии и асимметричные стратегии: не нападать на Тайвань напрямую, а достигать политических целей, в частности, возобновив политический диалог на своих условиях. В случае кризиса Китай может использовать военную силу для блокады, минирования или других мер, способных нанести ущерб экономике Тайваня (с. 3).
        Обращаясь к теме реальных военных расходов КНР, эксперты отмечают, что различные методики оценивают разницу между реальными и официальными цифрами от 2 до 12 раз2. Согласно оценке доклада (кстати, отражающей его «неалармизм»), это превышение составляет 2-3 раза, что означает сумму в диапазоне 44-67 млрд. долларов (с. 5). Фигурирующие же в некоторых изданиях США оценки реальных военных расходов КНР в 80 млрд. долларов и выше ориентируются, по мнению экспертов, на спорные методики, что приводит к крайне неточным сведениям (с. 57).
        Китай стремится преодолеть слабости своей технологической базы с помощью закупок вооружений за рубежом, и роль ключевого донора для него играет Россия. Последняя ведет рациональную экспортную стратегию в отношении КНР. Не предоставляя ему «прорывных» образцов оружия, она внимательно следит за тем, чтобы Пекин не сильно совершенствовал за ее счет собственную базу военного производства. Примером может служить лицензированная сборка некоторого количества Су-27 в КНР. Только 10% комплектующих этих истребителей производятся в КНР. Основная их масса, включая фюзеляжи, двигатели, бортовую электронику, производится в России (с. 50).
        Авторы доклад рекомендуют США продолжать эмбарго на поставки современной военной технологии в Китай и достичь твердой договоренности с другими поставщиками современных вооружений на мировой рынок. Эта договоренность должна исходить из обязательства «не усиливать силовые возможности Народно-освободительной армии (НОАК)». При этом, отмечается в докладе, режим эмбарго должен быть достаточно гибким, чтобы не наносить неоправданного вреда коммерческим интересам США.
        Не ограничивая состав участников эмбарго, подобное предложение авторов, таким образом, предлагает присоединиться к нему и России. Вряд ли в обозримом будущем такое предложение будет приемлемо для ее интересов. Авторы не прорабатывают в своем тексте и очевидное следствие своей рекомендации: еще большее закрепление российских компаний на китайском рынке (тем более в условиях уязвимости китайского ВПК).
        Любопытны «особые мнения» некоторых экспертов группы, свидетельствующие о том, что работа над докладом проходила не без дискуссий. Э. Джонсон из Гарвардского университета подчеркивает: в докладе «недооценивается степень вероятности, с которой в НОАК думают и, возможно, планируют прямое вторжение на Тайвань» (с. 76). Доклад, по его мнению, повторяет устаревшую официальную линию США, которая не детализирует степень, формы и пороги вмешательства США в конфликт в Тайваньском проливе (формула стратегической неясности, strategic ambiguity). Эту неясность, по мнению эксперта, нужно дозировано прояснять, поскольку она ориентирует стороны исключительно на военные, но не дипломатические формы разрешения противоречий. Соединенные Штаты, считает Э. Джонсон, на данном этапе вполне могут обусловить военное прикрытие Тайваня обязательством последнего не провозглашать независимость. Это само собой ликвидирует основное опасение Пекина (с. 77-78).
        Если полагаться на мнение авторов рецензируемых книг, волна страхов перед Китаем в США либо спадает, либо перестает быть такой всеобщей, как еще несколько лет назад. Может быть, образ Китая как трудного партнера Америки понемногу становится вровень с его образом как главного соперника США?

Сергей Труш, кандидат исторических наук

Примечания

      1Заявление о необходимости передать Китаю территории окупированные Японией – Манчжурию, Формозу и Пескадорские острова было официально сделано США и Великобританией в Каирской декларации 1943 года. СССР присоединился к этому подходу союзников в ходе Тегеранской конференции.
      2Официальная цифра военных расходов КНР по данным на 2003 г. – 185,3 млрд. юаней (22,4 млрд. долларов).


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015