Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

«БЕЛОРУССКИЙ ПАРАДОКС»

Baltarusijos paradoksai. Istrigusi transformacija ir regioninis saugumas / Sudare G. Vitkus, V. Pugaсauskas. Vilnius: Lietuvos karo akademija, 2004. 216 p.
Белорусские парадоксы. Запаздывающая трансформация и региональная безопасность (на литовском языке) / Составители Г. Виткус, В. Пугачаускас. Вильнюс: Литовская военная академия, 2004. 216 с.

Шевцов Юрий. Объединенная нация. Феномен Беларуси. М.: Европа, 2005. 256 с.

        Мы почти не знаем литовской политологической литературы и, честно говоря, редко стремимся с ней познакомиться. Это малопростительное упущение – наши соседи и наши вольные или невольные собраться по недавней истории занимаются наукой, и их выводы бывают любопытны своей непривычной причудливостью, даже если они несозвучны нашим. Хорошей иллюстрацией сложившейся ситуации может стать сопоставление двух книг, которые избраны для этой рецензии.
        После двусмысленных побед «оранжевой» революции на Украине и революции «роз» в Грузии воображение западных соседей волнуют грезы о будущем Белоруссии – последнего государства Европы, упорно сопротивляющегося демократизации. Один из составителей сборника «Белорусские парадоксы» Гедиминас Виткус признает, что реальное знание зарубежных экспертов, в том числе и литовских, о сегодняшней Белоруссии недостаточно. Его дефицит и призвана по возможности восполнить книга, написанная литовскими авторами с участием белорусских коллег.
        Нельзя сказать, что сборник отличается изначальной предвзятостью. Он выполнен в традициях литовской политологической историографии последнего десятилетия, на формирование которой сильное влияние оказали западные теоретические школы. Внимание к разработанным в США и Западной Европе аналитическим моделям объяснимо, хотя литовские авторы используют их еще более догматично, чем многие российские исследователи. Так, для объяснения интереса Литвы к Белоруссии авторы рецензируемого сборника почему-то считают нужным прибегнуть к ссылке на известного британского теоретика Б. Бузана (работы которого были не так давно переведены на литовский язык), который в свое время ввел в оборот термин «региональный комплекс безопасности» (regional security complex). Ссылка на западный авторитет позволяет им сделать «не пропорционально обыденный» вывод: «Существование независимой Белоруссии является не только фактором геополитической стабильности, но и чуть ли не интересом национальной безопасности [Литвы и Польши – Л.К.], потому что белорусская территория так или иначе физически отделяет их от России» (с. 8).
        Авторы отказываются от прогнозирования ситуации в будущем, считая его неблагодарным занятием для политолога, но все же осторожно предполагают: «Нет достаточно твердых оснований утверждать, что эта белорусская аномалия прекратит свое существование скоро» (с. 9). В самом деле, прогнозировать развитие ситуации в Белоруссии сложно – слишком многое в этой стране произошло и происходит вопреки теориям демократического транзита.
        Тем не менее литовские политологи предполагают, что рано или поздно режим Лукашенко свое существование прекратит, как это было со всеми другими модифицированными по сравнению с советскими образцами режимами.
        Серьезность этого предположения, правда, ставится под вопрос аргументацией авторов. Они не находят лучшего довода в пользу своей точки зрения, чем ссылка на «свежий» исторический пример – судьбу Бурбонов, свергнутых во время Великой Французской революции (1789-1794) и возвращенных на трон Франции после Венского конгресса (1814-1815). Однако есть и более убедительные аргументы. В пользу ослабления позиций А. Лукашенко в стране называются растущее влияние Евросоюза как торгово-экономического партнера Белоруссии, улучшение отношений между ЕС и Россией, ухудшение социально-экономической ситуации в самой Белоруссии.
        В книге Белоруссия представлена как важный источник «транзитных» рисков – нелегальной миграции, контрабанды наркотиков, а также коррупции и существования «групп устранения» – так называемых «эскадронов смерти», покрываемых, по мнению литовских коллег, белорусской властью на самом высоком уровне. В такой ситуации ЕС должен по возможности способствовать демократическим изменениям в этой стране через поддержку «элементов нового, которые никак нельзя изолировать и игнорировать, и с которыми нынешний политический режим в Белоруссии вынужден считаться» (с. 161). Странно выглядят оценки фигуры самого А. Лукашенко: создается впечатление, что его приход к власти в 1994 г. был случайным, «какой-то занесенной в Белоруссию извне инфекцией, которая требует лечения». Аналитики не дают себе труда подумать над тем, отчего белорусский народ все-таки в своей основной массе демонстрирует удивительную, но упорную приверженность многим направлениям социальной политики этого лидера.
        С этой точки зрения книга Юрия Шевцова воспринимается отчасти как ответ на некоторые вопросы, затронутые литовскими авторами. Шевцова никак нельзя назвать сторонником А. Лукашенко. Он – преподаватель гонимого белорусской властью бывшего Европейского гуманитарного университета в Минске. Большую половину 1990-х годов он прожил за пределами своей страны – в Литве, в Вильнюсе. Неприятие политики белорусского президента, тем не менее, не заслоняет для Шевцова исследовательской проблемы. Его всерьез волнует фигура А. Лукашенко как части «белорусского феномена» (с. 9).
        Автор не отрицает, что лозунги и риторика, на волне которой пришел к власти нынешний белорусский лидер, были советскими по идеологии и содержанию. Но произошло это не в силу интеллектуальной слабости белорусской политической элиты (в книге указывается на сложившееся преобладание в ней инженерно-технической, а не гуманитарной интеллигенции), а благодаря ее рациональному выбору. Верхи белорусского общества сделали вполне сознательную ставку на сохранение в стране крупной промышленности, которая была создана в Белоруссии как раз в последние десятилетия существования СССР. Именно желание удержать за собой преимущества и блага индустриализации сделало белорусский народ в середине 1990-х годов мало восприимчивым к призывам тех, кто делал ставку на срабатывание в Белоруссии украинских и прибалтийских сценариев, то есть на активизацию национализма и желания во что бы то ни стало выделиться из «общей советской массы». Похоже, что эта непохожесть по своему вполне здравой и прагматичной логики белорусов на логику литовцев или украинцев вызывает подсознательное раздражение многих зарубежных аналитиков.
        Ю. Шевцов формулирует причину, которая обусловила, по его мнению, слабость националистически ориентированной оппозиции в Белоруссии: «Белорусский европейского толка национализм непременно настроен на уничтожение самого фундамента белорусской советской идентичности в виде крупных заводов, технократического мышления и почти эсхатологического антинацизма» (с. 78). Однако сохранение промышленности стало не только предметом консенсуса правящего класса и населения, в значительной степени работающего в индустрии и заинтересованного в сохранении социальных гарантий, но и ключевым фактором, способствовавшим концентрации ресурсов для решения важнейших проблем национального выживания – в первую очередь борьбы с последствиями чернобыльской катастрофы и сохранения в хозяйственном обороте пояса болот белорусского Полесья.
        Еще несколько лет назад от российских чиновников экономических ведомств приходилось слышать, что белорусская модель хозяйствования несовместима с российской, более того, она нежизнеспособна. Материалы книги Ю. Шевцова свидетельствует об ином: белорусская экономика стабильно развивается, сохраняя при этом технологически высокий уровень промышленности. Индекс объема промышленной продукции в Республике Беларуси (РБ) – единственной из стран СНГ – преодолел советский уровень 1989 г. и даже превысил его почти в полтора раза. Данные 2005 г. показывают, что в ней решается проблема стабилизации валютно-финансового сектора, темпы инфляции умереннее, чем в России. Постепенно становятся более сбалансированными внешнеэкономические связи страны за счет опережающего роста ее товарооборота с ЕС. Несмотря на натянутые отношения с Европой политической, Европа экономическая активно способствует, например, модернизации транспортных коммуникаций в Белоруссии.
        Стабильностью отличается и политическая ситуация, что по разным причинам важно как для ЕС, так и для России. Обобщающий прогноз книги звучит приблизительно так: Лукашенко рано или поздно уйдет, но ему на смену придут «лукашенковцы» – поколение управленцев, выросшее после развала СССР и постепенно перенимающее рычаги управления у «красного директората».
        Любопытную концепцию Ю. Шевцов предлагает для прогнозирования перспектив российско-белорусских отношений. С его точки зрения, реализации интеграционного сценария возможна в случае равноправного партнерства РФ и РБ в рамках Союзного государства, где Белоруссии была бы отведена роль перерабатывающего ядра за счет сохранения нынешней модели неэквивалентного обмена. Правда, если российские нефтяники будут предпочитать и далее вкладывать деньги в сырьевой сектор или просто вывозить их за рубеж, Белоруссия неизбежно будет больше внимания уделять поиску инвестиций из ЕС, сотрудничество с которым белорусские руководители надеются использовать для сохранения «технологической ориентации» своей экономики.
        Обе рецензируемые книги полезны с точки зрения преодоления чудовищного дефицита наших знаний о Белоруссии как самостоятельном игроке мировой политики.
Леонид Карабешкин, кандидат политических наук

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015