Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят

ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ
Сидоров А.Ю., Клеймёнова Н.Е. История международных отношений. 1918–1939 гг. М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. 640 с.
Дубинин Ю.А., Мартынов Б.Ф., Юрьева Т.В. История международных отношений (1975–1991 гг.). М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет);
Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006. 336 с.

        Два новых учебника, опубликованных преподавателями Московского государственного института международных отношений (МГИМО-Университета) в 2006 году, завершили серию пособий по истории международных отношений Вестфальской эпохи1. Студенты получили учебники нового поколения, описывающие эволюцию мировой системы с момента зарождения суверенных государств до распада биполярности.
        Авторы изданий накопили многолетний опыт преподавания курсов в МГИМО-Университете и других вузах – как до, так и после 1991 года. Это дало им возможность, встав на позицию здорового прагматизма, исключить из текста явные и неявные идеологические мотивы, характерные для учебников советского времени. Достоинство мгимовской серии 2004–2006 годов заключается в стремлении ее авторов к объективным и взвешенным оценкам событий.
        Другим преимуществом стало удачное совмещение исследователями политологических и исторических подходов. В учебниках не только излагается событийная канва, но и высвечиваются главные и побочные тенденции рассматриваемых периодов, дается структурированный анализ факторов, влиявших на внешнюю политику отдельных государств и эволюцию системы международных отношений в целом. В этом смысле новейшие мгимовские учебники выгодно отличаются от традиционных пособий.
        В российской школе преподавания международных отношений сложились два магистральных направления. Первое (его условно можно назвать регионально-хронологическим) ориентировано на анализ эволюции одной региональной подсистемы на протяжении определенного отрезка времени. Этот подход нашел свое выражение на страницах рецензируемых учебниках. Авторы посвятили несколько последовательных глав ключевым, по их мнению, европейским или восточноазиатским подсистемам.
         Подобный принцип изложения материала создает вместе с тем трудности для восприятия международной системы как целостной картины в каждый момент времени. Читателю приходится проделывать сложную интеллектуальную работу, синтезируя в единое целое рассредоточенный по отдельным главам материал.
        Попытку решить данную проблему предпринял коллектив авторов четырехтомной «Системной истории международных отношений. 1918–2003», второе издание которой также увидело свет в 2006 году2. Это издание воплощает принцип, альтернативный регионально-хронологическому. Замысел автора концепции и ответственного редактора «Системной истории» профессора А.Д. Богатурова заключался в том, чтобы нарисовать картину многочисленных взаимосвязей между различными региональными и функциональными подсистемами международных отношений на каждом коротком отрезке времени. С этой целью в рамках каждого раздела «Системной истории» анализируются взаимосвязанные события и тенденции, происходившие в одно и то же время в разных частях света. Поэтому второй подход можно условно назвать системно-хронологическим.
        При всех расхождениях в методике оба направления удачно уживаются в стенах как МГИМО-Университета, так и других крупных образовательных центров России, прежде всего – Факультета мировой политики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Взаимодействие сторонников дополняющих друг друга методик обогащает традицию изучения международных отношений на благо студентов.
        Символично, что оба рецензируемых учебника, завершивших серию новых мгимовских пособий, посвящены переходным периодам в истории мировой политики. Межвоенный период 1919–1939 годов, ставший предметом анализа А.Ю. Сидорова и Н.Е. Клеймёновой, принято рассматривать в качестве полосы нестабильности – непрерывного «двадцатилетнего кризиса», по выражению основоположника школы политического реализма Э. Карра. Биполярный миропорядок, сформировавшийся по итогам Второй мировой войны, напротив, подошел к своему кризису и началу активной трансформации только в 1975 году. Последующие полтора десятилетия, за которые состоялся один из крупнейших (и вместе с тем относительно мирных) системных переходов в мировой истории, рассматриваются в учебнике Ю.А. Дубинина, Б.Ф. Мартынова и Т.В. Юрьевой.
        А.Ю. Сидоров и Н.Е. Клеймёнова опираются на новые документы и обширный пласт научной литературы. За плечами авторов – десятилетний опыт преподавания истории международных отношений в МГИМО, что позволило им обработать и перевести на достаточно простой (но вместе с тем точный) язык учебного пособия многочисленные научные исследования, опубликованные за последние двадцать лет на русском, английском и французском языках.
        Регионально-хронологический принцип, по которому построен учебник А.Ю. Сидорова и Н.Е. Клеймёновой, вполне уместен при изучении межвоенной международной системы (тем более, что она еще окончательно не приняла глобальный характер). События в различных ее частях, будучи связанными друг с другом, развивались, тем не менее, по особой для каждого региона логике, которая раскрывается авторами в соответствующих главах. Вместе с тем, разделы этой книги хорошо связаны cобытиями-ориентирами, фигурирующими в тексте нескольких глав. Это позволяет соотносить в ключевые моменты времени ситуацию в одной региональной подсистеме с положением дел в другой.
        А.Ю. Сидоров и Н.Е. Клеймёнова удачно избежали характерного для многих пособий по межвоенному периоду «исторического фатализма», основанного на сомнительном тезисе о предопределенности краха Версальско-Вашингтонского порядка и неотвратимости новой мировой войны. Авторы отдают должное существовавшим в рамках системы механизмам урегулирования конфликтов и подробно описывают их достижения в деле стабилизации международного порядка в конце 1920-х годов (I, главы 4–5)3. Осознавая все системные пороки версальского мирного урегулирования, читатель имеет возможность проследить, что последовательность действий ведущих игроков, которая привела мир к новому глобальному конфликту, была далеко не предопределенной (I, гл. 6–8).
        Помимо четкого и доступного текста, книга А.Ю. Сидорова и Н.Е. Клеймёновой представляет ценность для читателей и своими приложениями. В их число входят цветные карты (первый случай в ряду учебников по истории международных отношений), подробная программа соответствующего учебного курса, хронологический справочник, обширная библиография и ряд важнейших документов эпохи.
        Обе рецензируемые книги несут на себе отпечаток личных убеждений авторов. При этом крах международной разрядки (1977–1980) и распад мировой социалистической системы (1989–1991), рассматриваемые в учебнике Ю.А. Дубинина, Б.Ф. Мартынова и Т.В. Юрьевой, дают более широкий простор для авторских трактовок, чем межвоенный период, понимание которого построено на нескольких редко подвергаемых сомнению канонических истинах. Уверен, критика советской политики и здравые оценки международных событий брежневской, андроповской и горбачевской эпох будут не только полезны студентам, но и вызовут отклик у широкого круга специалистов-историков, а также лиц, непосредственно вовлеченных в политический процесс того времени. Готовность Ю.А. Дубинина, Б.Ф. Мартынова и Т.В. Юрьевой критиковать и оценивать имеет особое значение в свете тех параллелей, которые внимательный наблюдатель проведет между позднебрежневской и горбачевской эпохами, с одной стороны, и текущей ситуацией во внешней политике и международных отношениях России – с другой. Авторы дают аргументированную оценку причинам краха социалистического содружества и неудачного для СССР исхода конфронтации с Западом на рубеже 1970-х и 1980-х годов. Особенно наглядно исследователи показали, каким образом Советский Союз попал в «западню», начав непрозрачно и неэффективно тратить средства на сомнительные внешнеполитические мероприятия и на масштабные программы в сфере перевооружения.
        Усваивая учебную информацию, читатель задумывается над поучительными вопросами, которые еще долго будут вызывать полемику - как среди историков, так и политиков, стремящихся нарастить политический капитал на критике действий советского руководства во главе с М.С. Горбачевым. Каковы были объективные внешнеполитические интересы СССР позднеперестроечной поры? Понимая, в какой тупик завели страну конфронтация с Западом и «социалистический интернационализм» в отношениях с союзниками, М.С. Горбачев попытался сделать целью советской внешней политики уникальную и поныне концепцию «общечеловеческих ценностей». Она явно не нашла отклик среди лидеров стран Запада, которые не думали отказываться от традиционного взгляда на проблематику национальных интересов. Последние виделись им как обеспечение необратимости внутренних изменений в СССР, инициированных М.С. Горбачевым.
        Подобное сочетание стратегий Советского Союза и Запада в конце 1980-х годов сработало против Москвы. Осознание этого обстоятельства в дальнейшем заставило российских лидеров вернуться к жесткой риторике национальных интересов, зачастую вызывающей раздражение и непонимание на Западе. Вряд ли когда-нибудь в обозримом будущем идея отказа от части национальных интересов в пользу «общечеловеческих» найдет отклик у руководства России или широкой российской общественности.
        Еще один важный урок был извлечен из последствий горбачевской смены курса в отношении восточноевропейских стран – союзниц Москвы. Предоставив государствам Центральной и Восточной Европы практически неограниченную свободу политического выбора, горбачевское руководство не смогло «конвертировать» свою добрую волю в снижение враждебности со стороны этих государств в отношении России.
        Преодолеть негативное наследие «социалистического интернационализма» всего за несколько лет было вряд ли возможно. Однако свой вклад в напряженность отношений между Москвой и ее бывшими союзниками также внесли неуспех советской перестройки и последующее ослабление России. Любят сильных и успешных, а вовсе не уступчивых – такой логичный вывод сделали из данного исторического опыта российские политики середины 2000-х годов.
        При всех просчетах горбачевского руководства именно оно дало первый и главный толчок сближению России с Европой. Этот процесс начался в тот момент, когда советское руководство признало европейские гуманитарные ценности, включая защиту прав человека, а также его политических и религиозных свобод. Произошло это на Венской встрече СБСЕ в 1989 году, подробно описанной в учебнике Ю.А. Дубинина, Б.Ф. Мартынова и Т.В. Юрьевой. Из этой же книги читатель также узнает, что идея построения «общих пространств» России с Европейскими сообществами появилась впервые не в 2005 году, когда было подписано соответствующее соглашение между Москвой и Брюсселем, а пятнадцатью годами раньше. Совместные гуманитарное и правовое «пространства», основанных на равноправном участии Востока и Запада Европы, М.С. Горбачев предполагал начать строить еще в 1989 году (II, с. 160–161).
        Рост интереса к истории международных отношений и внешней политики России со стороны специалистов-практиков, занятых интеллектуальным и организационным обеспечением современной российской внешней политики, стал примечательной тенденцией последних лет. Умение свободно оперировать ранее не слишком востребованными знаниями по истории международных отношений становится важным навыком успешного практика-международника нового поколения. Отрадно, что в условиях растущего спроса не создается дефицита предложения. Новые учебники мгимовской серии, проливающие свет на функционирование международной системы в условиях кризиса и трансформации – хорошее тому подтверждение.
Михаил Троицкий,
кандидат политических наук

Примечания

      1Предыдущий «мгимовский выплеск» пришелся на 2004 год, когда вышли в свет сразу три учебника по истории международных отношений: Ревякин А.В. История международных отношений в Новое время (М.: РОССПЭН, 2004. 265 с.); Дегоев В.В. Внешняя политика России и международные системы: 1700–1918 гг. (М.: РОССПЭН, 2004. 496 с.); Наринский М.М. История международных отношений. 1945–1975 (М.: РОССПЭН, 2004. 264 с.). Тогда же силами профессорско-преподавательского состава МГИМО-Университета под редакцией А.В. Торкунова было выпущено подробное учебное пособие по международной системе начала XXI века: Современные международные отношения и мировая политика (М.: Просвещение – МГИМО, 2004. 991 с.).
      2Системная история международных отношений. 1918–2003 / Отв. ред. А.Д. Богатуров. М.: Культурная революция, 2006. Т. 1. 478 с.; т. 2 . 720 с.
      3Здесь и далее по тексту под римской цифрой I обозначен учебник А.Ю. Сидорова и Н.Е. Клейменвой; под цифрой II – учебник Ю.А. Дубинина, Б.Ф. Мартынова, Т.В. Юрьевой.


HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015