Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

ГРЕЗА ЛИБЕРАЛЬНОЙ ГЕГЕМОНИИ

Francis Fukuyama. After the Neocons. America at the Crossroads. London: Profile Books, 2006.
Фрэнсис Фукуяма. После неоконсерваторов. Америка на распутье, Лондон: Профайл букс, 2006.

        Перед нами новая книга американского политолога Френсиса Фукуямы, представлять которого нет необходимости. Мало кто из ныне живущих исследователей способен, так как он, с одинаковой силой и отстаивать свои взгляды и ѕопровергать их одновременно! Думаю, Фукуяма уже останется в истории как один из самых неординарных исследователей.
        Книгу хочется назвать смелой, даже несмотря на то, что к критике в адрес американских неоконсерваторов мы уже сильно привыкли. Смелость автора в том, что он шагнул гораздо дальше прикладной критики несуразной внешней политики администрации Дж. Буша («превентивная война», «американская исключительность», «демократизация», «смена режимов», «избирательное союзничество»). Фукуяма вторгся в вопросы генезиса неоконсервативного мышления и одновременно придумал собственную новую версию внешнеполитической стратегии США, назвав ее «реалистическим вильсонизмом».
        Давно выработав изрядный вкус к сенсации и эпатажу, автор и в этой книге балансирует «на грани дозволенного». В этом смысле знак вызова – намеки на не слишком тесные связи между неоконсерваторами и еврейским лобби в США и непривычное замечание о том, что «некоторые неоконсерваторы после событий 11 сентября "неправомерно интернизировали" жесткую стратегию Израиля в отношении арабов и автоматически применили ее к ситуации в США» (с. Х). Корни современной неоконсервативной идеологии Ф. Фукуяма советует искать в политических воззрениях выпускников нью-йоркского Сити-Колледж 1930-х и 1940-х годов. Это были молодые интеллектуалы – И. Кристол, С. Липсет, Д. Белл, Д. Селзник, П. Мойнихен, Н. Подгоретц. В отличие от престижных Гарвардского или Колумбийского университетов, нью-йоркский Сити-колледж не налагал «элитарных» ограничений на идеологию. В 1930-е годы многие из его выпускников еще придерживались левых взглядов троцкистской ориентации. Позднее, под влиянием информации об СССР, они разочаровались в марксизме, однако не утеряли присущего тому мессианизма.
        Победа во Второй мировой войне усилила морализаторские мотивы идеологии неоконсерваторов, которые одновременно были и антикоммунистами, и воинственными патриотами – безоговорочными сторонниками усиления глобального влияния Соединенных Штатов. В 1960-е годы на страницах журналов «The Public Interest» и «The National Interest», в которых активно сотрудничали Н. Глазер, Дж. Вильсон и П. Мойнихен, неоконсерваторы выступали с апологетикой Вьетнамской войны и критикой «новых левых». Они были противниками социальных программ в годы президентства Л. Джонсона (1963–1968).
        Важный вклад в становление внешнеполитической идеологии неоконсерватизма внес, по мнению автора, А. Вольстеттер – сотрудник «РЭНД корпорейшн» и профессор Чикагского университета; он был духовным наставником таких лиц в администрации Дж. Буша, как Р. Перл, П. Вулфовиц и З. Халилзад. Вольстеттер оппонировал политическому реализму Г. Киссиндежра и политике разрядки, поддерживая тезис о том, что «политический режим определяет внешнюю политику» и поэтому Советский Союз был готов пожертвовать миллионами граждан ради победы над США. Вольстеттер был уверен, что повышенная точность самонаводящихся ядерных боеголовок поможет США нанести успешный встречно-ответный удар по СССР в случае термоядерной войны, а точность нового конвенционального оружия – избежать массовых жертв при изменении характера «недружественных США» режимов в других странах мира. Вместе с сенатором Г. Джексоном он выступал против договоров ОСВ и ПРО в 1970-х годах, критиковал Договор о нераспространении ядерного оружия (1968) и был активным сторонником идеи Р. Рейгана объявить СССР «империей зла» (с. 36).
        В конце 1970-х годов в американской политической науке наметилось то, что Ф. Фукуяма назвал «великим смешением»: «стало довольно трудно отличить неоконсерватизм от других, традиционных течений американского консерватизма – консервативного либерализма, религиозного или социального консерватизма и американского национализма» (с. 38). В годы президентства Р. Рейгана (1981–1988) подавляющее большинство «неоконов» поддержало его курс на идеологизацию противоборства с Советским Союзом.
        «Неожиданный» распад СССР способствовал кризису неоконсерватизма. Среди его сторонников «уже не наблюдалось единства относительно степени поддержки Соединенными Штатами прав человека и демократии в других странах и меры участия Вашингтона в событиях во всех точках мира» (с. 39). Преодолеть этот кризис помогло новое поколение неоконсерваторов в лице сына Ирвига Кристола, Уильяма, и Роберта Кейгана, которые на страницах журнала «Foreign Affairs» в 1996 г. предложили что-то вроде «неорейганистской стратегии» для Республиканской партии. Тандем Кристол – Кейган провозгласил необходимость американского «благожелательного гегемонизма». Эта платформа и была названа «новым вильсонизмом» (или «вильсонизмом на стероидах»).
        Ф. Фукуяма подвергает сомнению такое определение, считая, что в отличие от классического «вильсонизма», также заинтересованного в распространении по миру американских ценностей, в идеологии неоконсерваторов отсутствует главное – опора на международные институты и международно-признанный правовой порядок. Взамен этого Кристол и Кейган делают ставку на «беспрецедентное военное превосходство США, возобновление приверженности Соединенных Штатов своим альянсам по всему земному шару и развитие национальной ПРО как средства защиты территории от атак потенциальных противников» (с. 41). В качестве центрального элемента «неорейганистской стратегии» ими и была выдвинута стратегия «смены режимов» путем их «принудительной демократизации».
        В присущей ему эпатажной стилистике Ф. Фукуяма сравнивает себя с Марксом, а неоконсерваторов – с ленинцами, которые волюнтаристски пытаются «подстегнуть» естественный ход истории, игнорируя при этом проблемы экономики и мирного строительства. «Смена режима трактуется ими не как проблема долгого и скрупулезного строительства либеральных демократических институтов, а, в первую очередь, с точки зрения свержения неугодного США правительства» (с. 63). Лозунг Фукуямы «Строить демократию нужно на основе сильного государства и сильных институтов» противостоит идее неоконсерваторов «каков режим, такие и институты».
        Автор приводит любопытные аргументы. После почти 50 лет преобладания демократической формы правления на Филиппинах по-прежнему остаются весьма шаткими «представления о демократии», а само это государство не впечатляет успехами даже в рамках АСЕАН. Многочисленные интервенции США на Кубе, в Доминиканской Республике, Гаити и Никарагуа не обеспечили этим странам прочности демократических институтов. Ситуация в Ираке в этом смысле представляется автору многократно более сложной. Он отмечает, что политические реформы в арабском мире желательны, но США не обладают на Ближнем Востоке моральным авторитетом и сталкиваются с дефицитом доверия к себе (с. 187).
        Любопытны следующие констатации американского исследователя: «волна демократизации» в мире начинает идти на спад (с. 57); «многие части бывшего коммунистического мира никуда не эволюционируют», а остаются в полуавторитарной «серой зоне» (с. 58) и далеко не все страны по культурно-историческим характеристикам способны усваивать американские демократические ценности. В противовес «неоконам» Ф. Фукуяма развивает версию «реалистического вильсонизма», отчетливо различая распространение американских ценностей, с одной стороны, и силовое утверждение демократии – с другой.
        Весьма знаменательно признание автора: «Мир ХХI века характеризуется наличием американской гегемонии и порожденной им волны антиамериканизма». В этой связи помочь Америке сориентироваться в ситуации как раз и призван «реалистический вильсонизм, способный научить нас лучше соизмерять применимость сил и средств в отношениях с другими странами» (с. 9). Конкретнее, автор предлагает отказаться от «стратегии превентивности» и начать снова всерьез относиться к международным институтам (с. 10).
        Фукуяма считает себя сторонником «многоинституционального» мира. Он критикует ООН за нежелание санкционировать вторжение США в Ирак в 2003 году, но и выступает за сохранение этой организации при всем скепсисе в отношении перспектив ее реформирования (с. 157). «Мир стал слишком сложным и многообразным, чтобы возлагать ответственность за него на какую-то одну глобальную структуру», – считает ученый (с. 162). Поэтому ООН, как он полагает, должна стать «одной из нескольких организаций, осуществляющих легитимные и эффективные международные действия». Ученому будущая ООН видится в окружении сетей тесно и на равноправной основе взаимодействующих НПО, предпринимательских объединений и торговых палат.
        «Жесткий реализм» не покидает Фукуяму. Единственным органом, способным легитимно организовать военное пространство Европы, например, он считает Североатлантический альянс: «У НАТО меньше проблем с легитимностью принятия решений, чем у ООН. Все члены НАТО – это либеральные демократии, имеющие схожие институты и разделяющие одни и те же ценности. Это организация, где у Соединенных Штатов много друзей, особенно после того, как в нее вступили новые демократии Восточной Европы, где главный критик США – Франция находится в "полу-изолированном" положении, а российского и китайского права вето не существует» (с. 173).
        Главной в «учении» Фукуямы остается идея «американской исключительности» и неизбежности «мира по-американски». «Реалистический вильсонизм» в его трактовке – версия оптимизации управления направленным движением мира в этом векторе. Сомнительно, но достойно осмысления.
Борис Мартынов,
доктор политических наук

HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015