Главная | Новости | Для авторов | Редакционная коллегия | Архив номеров | Отклики | Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

J. Samuel Barkin. International Organization: Theories and Institutions. Palgrave Macmillan, 2006. 185 p.
Дж. Самюэль Баркин. Международные организации: теории и институты. Пальграв Макмиллан, 2006. 185 с.

        В начале XXI в. сложился значительный пласт литературы, посвященный проблемам таких ведущих международных организаций, как Организация Объединенных Наций (ООН), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Всемирная торговая организация (ВТО) или Международный валютный фонд (МВФ). Однако очень немногие исследования касаются общих вопросов теории международных организаций и проецируют теоретические выкладки на положение дел в конкретных институтах. Ценность работы Дж. Самюэля Баркина, адъюнкт-профессора Университета Флориды, состоит именно в том, что он пытается систематизировать все известные на сегодняшний день теории международных организаций и применить их для анализа всех видов институтов – от экономических и финансовых до занимающихся проблемами безопасности и техническим сотрудничеством.
        Автор фактически создает новый методологический подход для анализа международных организаций на основе уже имеющихся теорий. Примечательно, что этот подход претендует на универсальность, так как годится для изучения роли практически всех многосторонних институтов, в том числе неправительственных и смешанных.
        В концептуальном отношении рецензируемая работа выглядит хорошо структурированной, что помогает легко усваивать приведенную в ней информацию. Книга фактически состоит из двух частей: теоретической и прикладной. К заслугам Баркина можно отнести то, что он умело выделил те элементы общих теорий международных отношений, которые касаются только анализа многосторонних институтов. В разных ситуациях автор опирается то на различие между реалистским, интернационалистским и универсалистким подходами, то на разницу между рефлективизмом и рационализмом. Баркину удается не просто сравнивать и противопоставлять подходы, а использовать их для анализа одних и тех же ситуаций, рассматривая организации с разных точек зрения. Таким образом, исследователь сумел эффективно использовать имеющиеся методы изучения международных организаций и даже как-то объединить их.
        Баркин применяет четыре пары терминов, необходимых для систематизации теорий международных организаций: суверенитет и глобализация, могущество и взаимозависимость, режимы и институты, эффективность и идеи. Автора прежде всего интересуют терминологические различия и то влияние, которое оказывают абстрактные понятия на современные международные отношения.
        Обращаясь к первой паре, следует отметить, что в современных теориях процесс глобализации часто не способствует укреплению суверенитета национальных государств, а скорее наоборот – приводит к его ослаблению. Баркин анализирует эту проблему с точки зрения участия в ней международных организаций – рассматривать ли международные институты как самостоятельных игроков на внешнеполитической арене, или они служат вторичным инструментом внешней политики независимых государств? Отвечая на этот вопрос, автор обращается к различиям между реализмом, интернационализмом и универсализмом.
        Отталкиваясь от общих подходов, Баркин вычленяет только то, что касается теории международных организаций. Реалисты рассматривают многосторонние институты исключительно как инструмент политики государств. Интернационалисты сводят роль международных организаций к надзору за соблюдением правил игры во взаимоотношениях между отдельными государствами, хотя и признают первичную роль последних. Универсалисты считают, что международные институты выступают создателями и выразителями мнения глобального гражданского общества, где наибольшее значение имеют не государства, а люди, населяющие земной шар. С помощью интернационалистского подхода легче понять цели сотрудничества государств, а используя реалистский метод – осознать, как более сильные страны используют международные организации для достижения своих интересов в ущерб более слабым державам.
        Касаясь второй пары – различия между могуществом (под ним автор понимает стремление к превосходству) и взаимозависимостью – Баркин прибегает к использованию трех имеющихся подходов. По его мнению, реалисты рассматривают степень могущества как основной критерий для определения статуса держав в системе международных отношений. Интернационалисты и универсалисты соответственно указывают на то, что взаимозависимость рождает стремление государств к сотрудничеству или к замене государств централизованным аппаратом принятия решений.
        Баркин рассматривает могущество с двух точек зрения: могущество отдельных государств внутри международных организаций и самих многосторонних институтов. Внутри организаций государства могут обладать переговорной властью, влиять на определение повестки дня, формировать институциональную бюрократию и процедуры. Эти факторы воздействуют на распределение могущества между государствами внутри международных институтов. Например, различия в степени могущества могут быть зафиксированы в системе принятия решений: не все организации работают по принципу «одна страна, один голос» (МВФ, Совет Безопасности ООН). В то же время сами международные институты обладают способностью распространять и распределять потоки информации и легитимировать те или иные действия государств. Примером такой власти может служить деятельность Генерального секретаря ООН, чьи заявления существенно влияют на развитие международных отношений.
        Третья пара терминов «режимы – институты» отражает различия между двумя подходами к изучению международных организаций. Сторонники режимного подхода анализируют влияние многосторонних институтов на поведение других акторов мировой политики, в основном – государств. В этом случае международная организация предстает в роли разработчика норм и правил, которые во многом определяют международные отношения. Институционалисты, напротив, изучают деятельность международных институтов как самостоятельных акторов, пытаясь понять их внутреннюю структуру и реализуемый в их рамках механизм принятия решений. Фактически институциональный и режимный подходы избрали в качестве предмета изучения разные аспекты существования международных организаций и потому могут быть использованы при анализе деятельности одних и тех же институтов.
        В рамках институциональной школы получили развитие неофункциональный и неоинституциональный подходы. Первый смотрит на модификацию международных организаций с точки зрения изменения их функций. Второй изучает внутренние правила и нормы институтов, которые приводят к формированию международной бюрократии, преследующей и собственные цели.
        Наконец, четвертая пара – идеи и эффективность – основана на противопоставлении рационалистов и рефлективистов как разных направлений режимного подхода. Сторонники рационалистского направления исходят из того, что государства являются участниками большого международного рынка, стремящимися максимизировать свою прибыль в своеобразной торговле международными правовыми нормами и правилами. Международные институты призваны решить задачи минимизации трансакционных издержек, улучшения потоков информации и конкретизации прав собственности. В зависимости от успешности реализации этих задач определяется эффективность организаций.
        Рефлективисты в свою очередь акцентируют особое внимание на том, что международные организации необходимы для создания новых легитимных правил игры. По их мнению, институты определяют общечеловеческие ценности (рождая своего рода новые идеи) и с их помощью регулируют международные отношения, создавая своеобразные табу в отношениях между государствами. Эффективность организаций определяется самим фактом создания новых норм, косвенно ограничивающих варианты поведения государств.
        Применение перечисленных выше теоретических выкладок находит свое отражение во второй части книги, посвященной анализу деятельности конкретных международных организаций. Автор рассматривает многосторонние институты с точки зрения их роли как субъектов и форумов, а также с позиции режимного и институционального подходов. Например, Совет Безопасности ООН представляет собой скорее эффективный форум, на котором государства обмениваются мнениями и приходят к определенному согласию. Он не имеет самостоятельного бюрократического аппарата, а следовательно, как субъект мировой политики – власти, способной легитимировать те или иные идеи без посредничества государств. Поэтому рассматриваемый институт не способен подорвать суверенитет правительств своими ограничивающими действиями.
        Совет Безопасности эффективен как форум, на котором сами государства определяют легитимность применения силы в конкретных ситуациях, что наделяет этот орган ООН особыми полномочиями: влиять на развитие международных отношений как своего рода мировой полицейский. В то же время Секретариат ООН нередко выступает как полноценный субъект мировой политики. Его глава, Генеральный секретарь ООН, может силой слова легитимировать те или иные действия государств, а также оказывать «добрые услуги» (good offices) при урегулировании международных конфликтов. Кроме того, Секретариат ООН определяет повестку дня в современных международных отношениях, «заставляя» государства обсуждать определенные вопросы, не обращая внимания на другие. Генеральная Ассамблея ООН в свою очередь наделена большой властью как форум государств, легитимирующий идеи за счет принятия совместных резолюций, однако не имеющий необходимых средств для воплощения этих решений и потому не рассматривающийся в качестве самостоятельного игрока на международной арене.
        Переходя к рассмотрению конкретных областей межгосударственного сотрудничества, Баркин начинает обзор международных институтов со сферы коллективной безопасности. Организации, полагает он, не только легитимируют идеи и действия государств, но также имеют определенную эффективность в сфере разрешения международных конфликтов, обеспечения мира и стабильности. Департамент операций по поддержанию мира, входящий в состав Секретариата ООН, является эффективным игроком поскольку он руководит проведением миротворческих операций на территории всего земного шара. ОБСЕ играет роль легитимирующего института: она устанавливает определенные правила и нормы в сфере безопасности и одновременно использует свои ресурсы для проведения локальных операций. Со своей стороны Совет Безопасности ООН призван как эффективно разрешать международные кризисы, так и определять правила игры ради поддержания мира.
        Подобная схема применяется для изучения организаций в сфере прав человека и международных финансовых институтов. Например, Верховный комиссар ООН по правам человека наделен особыми полномочиями в сфере легитимации и создания определенных норм и правил поведения государств. А управляющие органы Всемирной продовольственной программы ООН нацелены на повышение эффективности гуманитарной помощи и конкретную деятельность, но не на выработку новых программных положений и целей этой организации.
        Экономические институты Баркин предпочитает рассматривать с точки зрения режимного и институционального подходов. Используя рационалистскую методику, автор заключает, что ВТО и МВФ имеют большое значение как институты, которые определяют правила игры и обеспечивают прозрачность отношений между государствами во всех трех аспектах, указанных рационалистами. Рефлективисты также признают режимные функции упомянутых институтов, говоря об их легитимирующих свойствах. МВФ и Мировой банк разрабатывают «правильную» модель экономического развития государств. В свою очередь ВТО создала модель международной торговли путем определения правил игры на мировом рынке.
        Баркин выделяет три типа организаций в сфере поддержки устойчивого развития. Одни институты выдают кредиты на развитие (Мировой банк), другие осуществляют безвозмездную помощь в развитии (Программа развития ООН), третьи предоставляют площадку для обсуждения проблем в данной области международных отношений (ЮНКТАД). При этом эффективность этих организаций оценивается с той точки зрения, насколько их деятельность полезнее, чем активность, обеспеченная двусторонними договоренностями государств. Мировой банк и МВФ выступают скорее в роли инструментов влияния наиболее развитых стран, а не рычагов, позволяющих повысить эффективность систем поддержки развития. ЮНКТАД играет роль легитимирующего механизма. Всем трем группам организаций в сфере поддержки развития удалось достичь значительных успехов в области легитимации. Международные институты смогли добиться увеличения затрат на поддержку наименее развитых стран, а также определить верные (с точки зрения международного сообщества) пути развития государств.
        Баркин также размышляет на тему современного состояния международных организаций и приходит к выводу, что сейчас все большее распространение получают так называемые «гибридные» организации, сочетающие в себе элементы межправительственного и неправительственного сотрудничества (Интерпол, Международная организация по стандартизации, Международный олимпийский комитет). Автор считает, что приведенные модели анализа могут во многом объяснить поведение и развитие этих организаций, помочь пониманию принципов их деятельности и организационных структур.
        Структура книги позволяет легко уложить ее в логичную схему, где прекрасно видна связь между отдельными элементами. Баркину удалось разработать и применить широкую методику анализа международных организаций, которая объединила в себе множество подходов, объясняющих разные аспекты деятельности институтов.
        Простая структура и четкий язык делают книгу незаменимым пособием для молодых исследователей и студентов. Автор не претендует на абсолютную истинность своих мыслей. Он предоставляет возможность самим проанализировать деятельность международных организаций, основываясь на полученных знаниях. Книга дает хороший обзор моделей анализа деятельности международных организаций. Опираясь на прочитанное, можно попытаться развить имеющиеся подходы или разрабатывать новые методики.
Евгений Клочихин
HTML-верстка Н. И. Нешева
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015