Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 10, № 1(28). Январь-апрель 2012
Рукописи не горят. Рецензии

МОРФОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ

Clarke K.A., Primo D.M. A Model Discipline: Political Science and the Logic of Representations. NY: Oxford University Press, 2012. 232 р. Кларк К.А., Примо Д.М. Дисциплина моделей: политическая наука и логика представления. Нью-Йорк: Оксфорд Юниверсити Пресс, 2012. 232 с.

 


   Отечественные авторы все больше внимания уделяют разработке общих и частных вопросов теории международных отношений1. Одновременно накоплен большой эмпирический материал прикладного анализа конкретных ситуаций. Вместе с тем в современной российской литературе по международным отношениям и политическим наукам, при всем ее разнообразии, сохраняется одна существенная лакуна. По большей части за пределами специального критического анализа остается один из базовых компонентов науки – исследовательский метод2.
   В этом смысле отечественное сообщество международников разительно отличается от западных школ, для которых методология уже несколько десятилетий остается предметом особого внимания и жарких научных дискуссий3. Столь пристальное внимание к методу неудивительно. Наряду с теорией и данными, исследовательский метод формирует фундамент научной деятельности. Очевидно, что развитие методологии политических наук расширит их познавательные возможности. Некорректное же ее применение ставит под сомнение результаты любого даже самого авторитетного анализа. В этой связи достижения западных исследователей в прояснении тонкостей методологии социальных наук представляют интерес.
   Весомый вклад в обсуждение этой проблематики вносит книга американских политологов К. Кларка и Д. Примо «Дисциплина моделей: политическая наука и логика представления». Ее прочтение станет удачной исходной точкой для погружения в современные зарубежные дискуссии о методах научной работы. Целью книги стала систематическая критика исследовательской логики, доминирующей в западной науке. Отмечая ее фундаментальные недостатки, авторы формулируют альтернативное видение задач и способов научной работы. Авторские выводы строятся как на изучении положений наиболее влиятельных работ по методологии социальных исследований, так и на анализе отдельных научных статей, соответствующих современным догмам или, наоборот, явно выходящих за их рамки. В результате относительно небольшая книга дает глубокое представление о принципах построения политологических исследований.
   Исходный тезис авторов – основным элементом современной западной науки являются концептуальные и эмпирические модели. И хотя исследователи, как правило, заявляют в качестве своей задачи развитие теории, их деятельность скорее представляет собой манипулирование моделями разного уровня. Такое смещение акцентов, в свою очередь, ставит под сомнение логику доказывания, доминирующую в научных статьях большинства авторов. В отличие от теорий, модели не требуют обоснования собственной истинности. Более того, такое обоснование является невозможным строго логически. Критерием оправданности использования моделей, по мнению К. Кларка и Д. Примо, является их полезность.
   В последние десятилетия двухступенчатый формат исследовательской работы, отражающий гипотетико-дедуктивную логику анализа, укрепился в качестве преобладающей формы научного анализа. Он предполагает первоначальное формулирование теоретических положений в форме гипотезы и последующее ее подтверждение на основе эмпирических данных. Причем, по возможности, с привлечением больших объемов данных, агрегируемых с помощью количественных методик. По мнению авторов, исследовательская практика существенно отклоняется от этого алгоритма анализа. Прежде всего, на первом этапе происходит формулирование не теории как таковой, а модели, то есть аналитической схемы реальности, построенной на определенных теоретических предположениях. Одни и те же предположения могут быть использованы для формулирования нескольких моделей, и, наоборот, отдельная модель может включать набор различных теоретических предположений.
   Принципиальным для логики К. Кларка и Д. Примо является само понятие модели, которая представляет собой упрощенное отражение действительности (авторы сравнивают ее с географической картой). В результате, вопрос об истинности модели, в смысле ее соответствия реальности, становится абсурдным. Она отражает отдельные характеристики реальности и игнорирует другие, то есть является отчасти истинной, отчасти ложной4. Исходя из этого, авторы опровергают необходимость проверки теоретических моделей эмпирическими данными. По их мнению, результат такой проверки, как правило, тривиален. Вместо этого они определяют четыре функции, в выполнении которых теоретические модели могут быть полезны. Они могут выступать основой для формулирования других моделей, применяться для классификации накопленной информации о каких-либо процессах или явлениях, для объяснения закономерностей между явлениями и, наконец, для прогнозирования развития ситуации в будущем. Ни одно из этих применений не является проверкой модели, в строгом смысле. Все они априори исходят из того, что логически непротиворечивая теоретическая модель корректно отражает значимые аспекты реальности.
   К. Кларк и Д. Примо не только подвергают сомнению полезность проверки теоретических моделей на предмет их истинности. Они также обосновывают ее невозможность с использованием укрепившейся в западном исследовательском сообществе методологии количественного анализа. В то же время их выводы существенно отличаются от распространенной в отечественной литературе критики статистических методик. Авторы отмечают, что эти инструменты предполагают проверку теоретических моделей не реальностью как таковой, а другими – эмпирическими – моделями, конструируемыми на основе заранее отобранных и структурированных данных. Эмпирическая модель представляет собой аналитический инструмент, определяющий отношения между двумя или более переменными. При всех отличиях от теоретических моделей, их объединяет принцип схематического отражения реальности.
   В социальных науках проверка отношений между переменными осуществляется тремя различными способами: верификацией, фальсификацией и байесовским методом. Хотя каждый из них способен дать достаточно обоснованное подтверждение корректности эмпирической модели, ни один не позволяет доказать верность теоретических закономерностей, положенных в ее основу. Таким образом, инструмент, который значительной частью западных исследователей рассматривается как единственно научный, попросту не решает тех задач, для которых используется. По мнению авторов, эмпирические модели полезны для прогнозирования развития политических процессов и тенденций, многомерного измерения различных политических явлений и описания отношений между ними, но не для проверки теорий.
   Подробное изучение двух типов аналитических схем позволяет авторам скорректировать представление о способах их применения в политическом исследовании. Вместо сопоставления теории с реальностью, они предлагают использовать теоретические и эмпирические модели как взаимодополняющие инструменты. Эмпирические модели позволяют уточнять теоретические, а те в свою очередь дают логические объяснения отношениям между переменными. Сами по себе статистические корреляции не раскрывают причинно-следственные связи между явлениями и требуют теоретической интерпретации. Таким образом, отношения между двумя основными типами аналитических схем носят не иерархический, а взаимообусловленный характер.
   Реформаторский пафос авторов выглядит несколько радикальным. Внимательное прочтение их работы приводит к выводу, что на самом деле предложенные изменения в технологии научной работы не столь существенны, как они их позиционируют. Вместе с тем К. Кларк и Д. Примо предлагают более широкий взгляд по сравнению с доминирующими представлениями на задачи и возможности исследовательской деятельности. В этом смысле они, безусловно, вносят серьезный вклад в развитие международно-политических исследований. Несмотря на то, что К. Кларк и Д. Примо апеллируют преимущественно к количественным политическим исследованиям, сформулированные ими выводы могут с успехом применяться и при осуществлении качественного анализа, а значит – актуальны для российских исследователей.

Игорь Истомин,
кандидат политических наук

Примечания

1 Среди ключевых работ можно упомянуть: Цыганков П.А. Теория международных отношений. М.: Гардарики, 2003; Лебедева М.М. Мировая политика. М.: Аспект Пресс, 2003; Мировая политика: теория, методология, прикладной анализ / под ред. А.А. Кокошина, А.Д. Богатурова. М.: КомКнига, 2005; Современная мировая политика: прикладной анализ / Отв. ред. А.Д. Богатуров. М.: Аспект Пресс, 2009; Основы общей теории международных отношений / под ред. А.С. Маныкина. М.: Издво МГУ, 2009 [Cygankov P.A. Teorija mezhdunarodnyh otnoshenij. M.: Gardariki, 2003; Lebedeva M.M. Mirovaja politika. M.: Aspekt Press, 2003; Mirovaja politika: teorija, metodologija, prikladnoj analiz / pod red. A.A. Kokoshina, A.D. Bogaturova. M.: KomKniga, 2005; Sovremennaja mirovaja politika: prikladnoj analiz / Otv. red. A.D. Bogaturov. M.: Aspekt Press, 2009; Osnovy obwej teorii mezhdunarodnyh otnoshenij / pod red. A.S. Manykina. M.: Izdvo MGU, 2009].
2 По сути, круг отечественных работ по этой проблематике ограничивается трудами: Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений. М.: НОФМО, 2002; Боришполец К.П. Методы политических исследований. М.: Аспект Пресс, 2005; Хрусталев М.А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. Очерки теории и методологии. М.: НОФМО, 2008 [Bogaturov A.D., Kosolapov N.A., Hrustalev M.A. Ocherki teorii i metodologii politicheskogo analiza mezhdunarodnyh otnoshenij. M.: NOFMO, 2002; Borishpolec K.P. Metody politicheskih issledovanij. M.: Aspekt Press, 2005; Hrustalev M.A. Analiz mezhdunarodnyh situacij i politicheskaja jekspertiza. Ocherki teorii i metodologii. M.: NOFMO, 2008].
3 Квинтэссенция основных конкурирующих подходов содержится в ставших уже классическими для западной политологии трудах: King G., Keohane R., Verba S. Designing Social Inquiry: Scientific Inference in Qualitative Research. Princeton: Princeton University Press, 1994. и George A.L., Bennett A. Case Study Analysis and Theory Development. Cambridge: MIT Press, 2005.
4 В действительности она всегда остается ложной, потому что частичная истина уже не является истиной.


HTML-верстка А. Б. Родионова

© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015