Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 9, № 1(25). Январь–апрель 2011
Форум крепит сообщество

 

БЕСЕДЫ ОБ АМЕРИКЕ. ПЕРСПЕКТИВЫ АМЕРИКАНСКОЙ ЭКОНОМИКИ

        Традиционно форумские «Беседы об Америке» посвящены актуальным проблемам американской политической жизни или российско-американских отношений. Исключением стала восьмая встреча, состоявшаяся 11 ноября 2010 года. Поводом к ее проведению было обсуждение доклада руководителя Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН к.э.н. Элины Всеволодовны Кириченко «Государственная экономическая политика в США: кризис позади или в перспективе?»
        С 1960-х годов отечественные американисты фокусировали внимание на проблемах изменения военно-политической стратегии США и развитии американских военных программ. В 1990-х годах на первый план вышло изучение внешнеполитической стратегии Соединенных Штатов и роли Вашингтона в создании нового мирового порядка. К началу 2010-х годов возник запрос на ускоренное развитие экономического направления американистики. Причиной этому стали объективные тенденции мировой политики.
        Первая – мировой финансовый кризис 2008– 2009 годов, показавший глобальную взаимозависимость финансовых рынков. Вторая – происходящее в современном мире перераспределение экономических потенциалов. За минувшие двадцать лет ведущие экономические центры 1980-х годов (США, Япония, Германия) были потеснены Китаем, Индией, странами Юго-Восточной Азии. Изменилась и роль ведущих поставщиков энергоносителей: такие страны, как Россия, Саудовская Аравия накопили крупные золотовалютные резервы, стали держателями государственных ценных бумаг США и начали скупать собственность в странах ЕС.
        Еще до начала мирового финансового кризиса британские эксперты изобрели в 2006 г. понятие «Пекинский консенсус». С 1989 г. современная мировая экономика базировалась на «Вашингтонском консенсусе», предусматривавшем верховенство принципов рыночной экономики, свободной торговли, приватизации, сокращения государственных расходов и преобладания сферы услуг над промышленным производством. «Пекинский консенсус» мог быть основан на сочетании государственных и рыночных механизмов экономического регулирования, возвратной роли протекционизма и создании благоприятной среды для привлечения иностранных инвестиций в производство. Скептики рассматривали новое понятие как игру ума западных интеллектуалов, напоминая, что экономический рост КНР и стран Юго-Восточной Азии основан на выносе в этот регион американских производств. Но в ходе кризиса 2008 г. почти все ведущие страны мира (включая США) пошли на протекционистские меры. «Пекинский консенсус» перестал казаться утопией.
        Более того: период 2008–2011 годов стал временем стремительной «экономизации» международных отношений. Антикризисные саммиты «группы двадцати» в Вашингтоне (2008) и Лондоне (2009) выработали «негативную повестку»: не вводить национальных протекционистских мер, не подрывать систему FOREX посредством искусственного завышения или занижения валютных курсов, ограничить выплаты зарплат и премий топ-менеджерам и не отказываться от системы свободной торговли. Состоявшийся в 2009 г. Екатеринбургский саммит «Группы БРИК» (Бразилия, Россия, Индия, Китай) постулировал (1) ответственность преимущественно развитых стран за финансовый кризис, (2) необходимость проведения реформы МВФ и (3) пополнение списка мировых резервных валют.
        В такой ситуации изучение социально-экономических процессов в США становится важнейшим аспектом анализа тенденций развития мировой политики 2010-х годов. Речь идет о том, хватит ли у Вашингтона внутренних ресурсов для поддержания стабильности действующей мировой финансовой системы. В этом смысле обсуждавшийся доклад позволил наметить несколько ключевых проблем в этой теме:
        (1) условия, на которых основано социально-экономическое лидерство Соединенных Штатов в современном мире;
        (2) трансформация деятельности институтов США в условиях кризиса;
        (3) развитие американской стратегии ответа на глобальные вызовы начала XXI века;
        (4) роль США в современной мировой финансовой системе;
        (5) национальный подход к энергетической и экологической безопасности;
        (6) влияние процессов миграции на социально-экономическое развитие страны.
        Для обсуждения доклада Э.В. Кириченко НОФМО пригласил экспертов из МГИМО (У) МИД РФ, МГУ им. М.В. Ломоносова, ИМЭМО РАН, Института США и Канады РАН, Института стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ им. М.В. Ломоносова, Института востоковедения РАН, Посольства США в Москве, Московского представительства Фонда Макартуров. Были приглашены исследователи, профессионально занимавшиеся проблемами американской экономики (д.э.н. В.Б. Супян, д.э.н. А.С. Булатов и др.). Вел встречу директор НОФМО д.полит.н. А.Д. Богатуров. По традиции она прошла в круглом зале ИСАА при МГУ.
        В своем выступлении Э.В. Кириченко сфокусировала внимание на четырех выводах. Первый – вопрос об окончании финансово-экономического кризиса. Согласно официальным данным кризис закончился в июле 2009 года, когда было остановлено падение ВВП. Но кризисные тенденции в американской экономике сохранялись и позднее. Так, спад ВВП США в 2009 г. составил 2,4%. В 2010 г. темпы роста составили всего 1,7–2%. Несмотря на возобновление экономического роста, Соединенные Штаты пока не восстановили экономических показателей докризисного 2006 года. Кризисные тенденции сохраняются и на рынке недвижимости, где остается большое количество непроданных жилых объектов. Американская экономика остается в неопределенном состоянии, и говорить о преодолении кризиса преждевременно.
        Второй – мероприятия администраций США по преодолению финансового кризиса. Э.В. Кириченко подчеркнула, что в действительности антикризисную борьбу начала республиканская администрация Дж. Буша-младшего. Приятый в сентябре 2008 г. «План Полсона» предполагал выкуп государством долговых обязательств проблемных банков и выдачу государственных кредитов крупным предприятиям с целью предотвращения их банкротства. Администрация Б. Обамы только продолжила реализацию основных положений «плана Полсона». Принятый демократами «Закон об экстренной стабилизации» предусматривал выдачу кредитов крупному бизнесу на сумму в 300 млрд. до конца 2010 года, и в последующем – еще 300 млрд. Отсюда – естестственное разочарование американских избирателей. Основными получателями помощи стали, по их мнению, банки и автомобильные гиганты, в то время как большая часть населения Соединенных Штатов самостоятельно выбиралась из кризиса.
        Третий – взаимодействие Министерства финансов США с Федеральной резервной системой (ФРС). По мнению Э.В. Кириченко, успешный характер этого взаимодействия позволил Соединенным Штатам переломить к середине 2009 г. тенденцию к экономическому спаду. Но эта тенденция привела к раскручиванию инфляции. С начала 2010 г. администрация Б. Обамы начала осторожно обсуждать возможность ужесточения монетарной политики. Последнее приведет к усилению налогов для малого и среднего бизнеса, что в свою очередь приведет к росту недовольства политикой Б. Обамы.
        Четвертый вывод – скептицизм в отношении долгосрочной стратегии демократов. Администрация Б. Обамы пришла к власти под лозунгом проведения реформ в области здравоохранения, образования, социальных проектов и изменения структуры энергобаланса США за счет расширения использования экологически чистых источников энергии. Целью этих реформ было, по мнению Э.В. Кириченко, сглаживание социального неравенства в Соединенных Штатах. В области долгосрочной экономической политики Белый дом провозгласил курс на поддержку научных исследований, прежде всего в области информатики и биотехнологий. Но ни один из крупных законопроектов администрации Б. Обамы не получил поддержки Конгресса: не были приняты ни «Закон о чистой энергетике», ни «Закон о миграционной политике». Переход Конгресса под контроль республиканцев делает перспективы их принятия еще более призрачными.
        В заключение Э.В. Кириченко отметила, что экономическая активность демократов будет, по-видимому, снижаться. Белый дом будет вынужден больше координировать свою политику с республиканцами. Разговоры о «новом пакете реформ» выступают, скорее, программой для переизбрания президента Б. Обамы на второй срок. Есть вероятность повторения сценария 1995 года, когда республиканцы, получив контроль над Конгрессом, заблокировали реформаторские инициативы администрации У. Клинтона (1993–2000).
        Выводы исследовательской группы ИМЭМО РАН вызвали интерес участников. Они попытались вывести экономический диалог на более широкие обобщения. Проф. А.Д. Богатуров поставил вопрос о том, почему, несмотря на крупные финансовые вливания, американский крупный бизнес все же не доволен политикой администрации Б. Обамы. Заведующий сектором теории политики ИМЭМО РАН к.полит.н. Э.Г. Соловьев поставил вопрос о перспективах сокращения уровня безработицы в США и, следовательно, перспективах переизбрания президенты Б. Обамы на второй срок. Ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН к.и.н. А.В. Фененко указал, что кризис, по-видимому, поставил под сомнение проводимую Соединенными Штатами с 1970-х годов модель деиндустриализации и построения «экономики услуг». Еще более жестко эту проблему сформулировал доцент МГИМО (У) МИД России И.Н. Тимофеев, отметивший переразвитость американского рынка маркетинговых услуг в условиях отсутствия реальных научно-технических инноваций.
        Большое внимание участники встречи уделили укрепляющейся модели американо-китайской модели экономического взаимодействия. Доцент МГИМО (У) МИД России к.э.н. Д.А. Дегтерев указал, что США, равно как и страны ЕС, слишком опрометчиво провели деиндустриализацию. Монополистом мирового производства постепенно становится Китай: Пекин начинает рассматривать Америку не как источник технологических инноваций, а как рынок сбыта для своих товаров. Заведующий Сектором внешней и внутренней политики США к.полит. н. Ф.Г. Войтоловский подчеркнул, что курс администрации Б. Обамы на построение «новой экономики» будет способствовать дальнейшей деиндустриализации Соединенных Штатов и укреплению их зависимости от китайского производства. Одну из возможных альтернатив Ф.Г. Войтоловский видит в попытках Вашингтона искусственно поднять индийское производство как альтернативу растущему экономическому влиянию КНР.
        Взгляд Э.Г. Кириченко на перспективы развития американской экономики был, однако, более оптимистичным. Модель американо-китайского взаимодействия создает, по ее мнению, и комплекс проблем для Пекина, который все сильнее привязывается к рынку сбыта США. Крупный американский бизнес недоволен не самой стратегией администрации Обамы, а попытками демократов урезать полномочия крупных банков. Соединенные Штаты в самом деле сделали ставку на сферу услуг. Но «экономика услуг» способна (при наличии соответствующей мировой конъюнктуры) и создавать новые рабочие места. Единственной реальной проблемой выступает рост безработицы, причем тенденция к ее росту, возможно, будет сохраняться на протяжении следующих 7 лет. В этом смысле, по мнению Э.В. Кириченко, важна способность президента Б. Обамы не увязнуть в законопроектах, а создать реальные рычаги стимулирования занятости.
        Ряд участников пожелали сделать расширенные комментарии. Заместитель директора ИСК РАН д.э.н., проф. В.Б. Супян сфокусировал внимание на четырех моментах. Во-первых, по его мнению, в США победившая на президентских выборах партия всегда проигрывает промежуточные выборы. Поэтому не стоит рассматривать победу республиканцев на ноябрьских выборах 2010 г. как крах экономической стратегии администрации Б. Обамы.
        Во-вторых, В.Б. Супян подчеркнул, что республиканские публицисты не случайно называют президента Б. Обаму «социалистом»: в американском обществе крепнет ощущение, что государственный интервенционизм демократов переходит невидимую грань допустимого. Принцип свободы предпринимательства всегда выступал основой американской экономической модели. Попытки администрации Б. Обамы подражать «новому курсу» Ф.Д. Рузвельта (1933–1945) нарушают сложившийся в американском общественном мнении консенсус относительно разумных пределов государственного вмешательства в экономику.
        В-третьих, среди американских экономистов растет ощущение, что действия администрации Обамы не излечивают проблему, а загоняют ее вглубь. Эту тенденцию В.Б. Супян увязал с ведущимися среди американских экономистов дискуссиями о роли «нового курса» Рузвельта. До конца прошлого столетия американцы видели в Ф. Рузвельте «спасителя Америки». Теперь все больше американских экономистов утверждают, что опора на рыночные механизмы, возможно, позволила бы вывести Соединенные Штаты из «Великой депрессии» быстрее, а политика Рузвельта, напротив, продлила депрессию до начала 1940-х годов. Разумеется, данная точка зрения остается дискуссионной. Но она показывает, что значительная часть американского экспертного сообщества не просто критикует этатизм администрации Б. Обамы, но и ставит под сомнение саму идейно-политическую базу его политики.
        В-четвертых, по мнению В.Б. Супяна, действия президента Обамы могут вызвать негативный эффект в американской политике. Под предлогом критики демократов происходит консолидация белого и не очень молодого населения США. Мировоззрение этого поколения сложилось в 1970-х и 1980-х года – на волне неолиберальной экономической политики демократов 1960-х годов. У этой части американского электората сам принцип государственного вмешательства в экономику вызывает настороженное отношение. Ситуация усугубляется попытками демократов расширить социальные гарантии (особенно в сфере здравоохранения) бедных слоев США. «Пожилой белый электорат» видит в этом расовую подоплеку: попытку «черного президента» усилить налоговое бремя на «белую Америку» ради поддержки других расовых групп.
        Иные конфликтные грани выделил А.Д. Богатуров. Политика администрации Б. Обамы привела, по его мнению, к трем группам противоречий. Первое – «покушение на белизну», то есть снятие последних привилегий белого населения США. Вторая – покушение на индивидуальную свободу американцев. Третье – конвертация неопределенного экономического эффекта в политическую нестабильность. Стратегический курс администрации Б. Обамы, возможно, правильный. Но немедленного экономического эффекта для большинства американцев его мероприятия пока не дали. Отсюда – нарастание сомнения в выбранной демократами модели преодоления кризиса.
        Попытку увязать экономическую стратегию демократов с политической жизнью США предприняла и профессор МГИМО проф. О.В. Гаман-Голутвина. Она обратила внимание на прошедшую летом – осенью 2010 г. череду отставок экономических советников президента Обамы. Возможно, причиной стало их разочарование в слишком медленном преодолении экономического кризиса. Но возможны и другие объяснения. Даже в сложный период 2008–2009 годов Китай сохранил экономический рост и накопление золотовалютных резервов, включая покупку долговых обязательств Соединенных Штатов. Успехи Пекина могли, по мнению О.В. Гаман-Голутвиной, породить у американских экономистов сомнения относительно успешности и безальтернативности экономической модели США. Вряд ли случайно, что именно в 2009–2010 годах на американский книжный рынок произошел массовый выброс публицистической литературы о растущей опасности со стороны КНР.
        Отвечая на замечания, Э.В. Кириченко указала на три принципиальных, с ее точки зрения, момента. Рецидивы кризисных явления возможны, но американская экономика подтвердила присущий ей запас прочности и сумела сохранить базовые принципы мировой экономической системы. Более того, вопреки распространившейся точки зрения, Соединенные Штаты не намерены раскачивать лодку мировой экономики играми в «валютные войны», которые только подтолкнут Китай, Россию или ЕС к еще большему протекционизму. Это нарушит столь важное для США единство мировой экономической системы.
        Это замечание позволило завершить восьмую встречу «Бесед» на ноте осторожного оптимизма. Российские эксперты признают наличие серьезных трудностей в экономике Соединенных Штатов. Но говорить о реализации сценария «перенапряжения Америки» преждевременно. Вашингтон сумел сохранить за собой статус мирового экономического лидера и вряд ли утратит его в ближайшее десятилетие. С точки зрения мировой экономики мир 2010-х годов не будет сильно отличаться от мира 2000-х, если только в нем не произойдет крупных потрясений военно-политического плана.
        Среди современных российских политологов популярна точка зрения о том, что при определенных условиях американская элита может свернуть проект глобальной экономики и возродить протекционистские системы. Такие прогнозы неприемлемы для экономистов. С позиции экономической науки современный мир обрел единство, и транснациональный сектор мировой экономики с его глобальными интересами – не пустые слова. Свобода действий элит ограничена сложившейся мировой финансовой системой. Отказ от нее может привести к потрясениям, сопоставимым по масштабам с мировыми войнами ХХ века.
        История, однако, знает периоды, когда политические элиты делали ставку на реализацию самых неожиданных проектов. Как будет развиваться ситуация, если принцип свободной торговли будет подрывать конкурентные преимущества американской промышленности? Какую цену готовы заплатить американские элиты за сохранение существующей системы свободной торговли и глобального оборота капиталов? Экономисты дают осторожно оптимистические оценки. Политологам ситуация, однако, не кажется столь благоприятной.

А.Ф.


                        


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015