Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 9, № 1(25). Январь–апрель 2011
Мировой бизнес и политическая власть

ПЕТР КИРЮШИН

МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС В РОССИИ

Резюме
Начиная с 2000-х годов российский малый и средний бизнес (МСБ) становится объектом повышенного государственного интереса. Как показывает зарубежный опыт, во время кризиса МСБ может способствовать улучшению социально-экономической ситуации, а в стабильных условиях дает возможность для эффективного роста экономики. Для реализации потенциала МСБ государству необходимо выработать эффективные стратегии и осуществить их внедрение. Они должны быть направлены на интеграцию малого и среднего бизнеса в ассоциации и союзы, улучшение взаимодействия с крупным бизнесом, снижение административного давления, а также децентрализацию функций по развитию бизнеса.
Ключевые слова: малый и средний бизнес; взаимодействие бизнеса и власти; государственное управление.

Abstract
Since the beginning of the 2000s small and medium-scale businesses (SMB) became the major focus of the Russian authorities. The experience of the world's leading nations proves that SMB can improve the social and economic situation in crisis and become the trigger of growth of the economy in the stable period. For the realization of SME potential it is necessary to develop effective governmental strategies and innovative measures towards the integration of small and medium-scale businesses in associations and unions, improve the cooperation with big businesses, reduce administrative pressure and decentralize the functions for the development of the business.
Keywords: small and medium-scale businesses; business and government interaction; public administration.

        Малый и средний бизнес (МСБ) в конце 2000-х годов стал объектом повышенного интереса государства. В 2008 г. была создана специальная комиссия при Правительстве России, которую сейчас возглавляет первый вице-премьер И.И. Шувалов. Аналогичные органы стали создаваться в регионах. Президент страны стал более или менее регулярно проводить совещания относительно политических и экономических аспектов развития МСБ. На одном из них Д.А. Медведев даже заявил, что «без малого и среднего бизнеса у нашей страны нет будущего»1 .
        Активность государства в отношении развития МСБ отчасти отражает стремление власти повысить эффективность экономики с помощью малых и средних предприятий. Хотя аналогичные меры неоднократно предпринимались в прошлом, значимость МСБ для страны все еще невелика. Его доля в российском ВВП составляет 21%, в то время как в ЕС, развитых азиатских странах, США и государствах МЕРКОСУР этот показатель находится в диапазоне от 40 до 70%. Тенденция к поддержке МСБ государством характерна для многих стран. По данным Мирового банка, за период 2005–2006 годов в 112 странах мира было проведено 213 стимулирующих реформ в этой сфере.
        Меры по увеличению роли МСБ в российской экономике имели отчасти и конкретную антикризисную направленность. Государство хотело через поддержку мелкого и среднего предпринимателя решить некоторые текущие социально-экономические проблемы, обострившиеся в условиях кризиса 2008-2009 годов. Возможно, российское правительство учитывало заключения Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), согласно которым страны, в которых доля малого и среднего бизнеса составляет 60–70% ВВП, эффективнее преодолевают кризисы, по сравнению с теми, где эти показатели меньше.
        Основной ущерб отечественной экономике был нанесен кризисом 2008-2009 годов в результате воздействия на крупные предприятия. МСБ в этих условиях обладал рядом «антикризисных» свойств. Малые и средние компании более гибки по сравнению с крупными корпорациями. Они могут более оперативно вносить изменения в ценовую политику, ассортимент продукции, менять поставщиков, систему сбыта, впитывать высвободившиеся трудовые ресурсы. В новейшей российской истории были периоды, когда предпринимательство способствовало достижению социально-экономической стабильности в государстве во время кризисов. Например, в 1990-х годах решению проблем товарного дефицита (и ряда социальных проблем) способствовали «челноки» – предприниматели-индивидуалы, закупавшие товары за рубежом (в Китае, Южной Корее, Турции, Польше) и перепродававшие их на территории СССР.
        Кризис чаще всего рассматривается как отрицательное явление. Вместе с тем он может стать основанием для начала нового этапа развития, выдвижения новых инициатив. Этот тезис применим и к малому и среднему предпринимательству. Кризис как возможность для субъектов МСБ предполагает появление новых путей для вхождения в более плотную экономическую среду, увеличения объемов деятельности, выхода на новые рынки. Кризис как угроза определяется нехваткой кредитных ресурсов и ресурсов для развития, рисков, связанных с трудовыми отношениями.

1

        Анализ возможностей и ограничений развития МСБ требует определения его социально-экономических характеристик и отличительных особенностей. В таковым относится, во-первых, то обстоятельство, что малые и средние предприятия вносят значимый вклад в стабилизацию социальной ситуации в стране, решая наиболее острые проблемы, связанные с напряженностью в обществе (прежде всего, вопрос занятости), не требуя значительных затрат со стороны государственного бюджета.
        Во-вторых, МСБ производит и поставляет широкий спектр товаров и услуг, создает новые рынки, способствуя расширению ассортимента товаров и услуг.
        В-третьих, малые и средние компании способствуют повышению общеэкономической эффективности, выступая в качестве субподрядчика и поставщика крупных предприятий. В-четвертых, МСБ способствует снижению трансакционных издержек взаимодействия субъектов на рынке, гибко реагируя на изменения внешних условий, меняющиеся запросы и потребности клиентских групп, обеспечивая информационную открытость и близость к потребителю. Отдельно необходимо упомянуть о свойствах малого бизнеса создавать и внедрять инновации и его роли в формировании в обществе «духа предпринимательства».
        Экономика развитых стран представляет собой двухуровневую систему, один уровень которой составляют крупные компании, а другой – малые и средние предприятия. Общая эффективность определяется качеством функционирования каждого из этих уровней. Крупные (транснациональные) компании зачастую пользуются поддержкой правительств, формируют для себя индивидуальную институциональную среду с целью получения конкурентных преимуществ на мировых рынках. Такие компании, в основном придерживаясь общеэкономических правил, отклоняются от них по согласованию с государством, если тому не препятствуют наднациональные организации и институты.
        В отличие от крупных, малые и средние предприятия развитых стран обеспечивают благосостояние основной массы населения. Они чаще действуют на внутренних региональных рынках, не имея выхода и влияния на центральное правительство. Однако адекватные условия для развития МСБ создаются за счет эффективного государственно-частного взаимодействия: правительства привлекают компании при подготовке и изменении институциональной среды.
        Обозначенные выше особенности характерны для МСБ в развитых странах. В России они принимают несколько иные очертания.
        (1) Одним из важных факторов, влияющим на эффективность взаимодействия государства с малым и средним бизнесом в России, является непродолжительный, если сравнивать с развитыми странами, период существования самого института предпринимательства. Законодательная база для бизнеса на территории нашей страны была заложена в 1987 г. с принятием законов «Об индивидуальной трудовой деятельности» и «О кооперации в СССР». Очевидно, что за немногим более чем двадцатилетний период затруднительно построить эффективную систему государственно-частного взаимодействия. «Отягощающим» фактором послужило и то, что формирование отношений власти и предпринимательства сопровождалось частой сменой социально-экономических и политических реалий в условиях незрелости бизнес-среды.
        Низкая эффективность государственно-частного взаимодействия на начальном этапе можно проиллюстрировать. Постановлением Совета министров в 1987 г. было разрешено создать хозрасчетные центры научно-технического творчества молодежи. По замыслу предполагалось, что они станут основой инновационного развития экономики. Однако вскоре центры отошли от первоначальной ориентации, занявшись различными формами коммерческой деятельности, например, перепродажей сырья закупленного по государственной цене. При этом они не платили налогов, лишь отчисляя часть дохода в местные фонды, которые поощряли полулегальную деятельность центров такого рода.
        В дальнейшем факторами, препятствующими развитию предпринимательства в России, стала неразвитость правовой среды, отсутствие необходимой инфраструктуры, административные барьеры, криминал, социально-экономическая нестабильность. Показательно, что рост числа малых и средних предприятий в стране происходил до 1994 года, а в последующий период их число находилось на уровне, примерно 1 миллиона. В конце 1990-х годов мировая экономическая конъюнктура способствовала увеличению интереса власти к крупному бизнесу, а не к малому и среднему. Происходило укрепление позиций бюрократии, сочетавшееся с усилением административного давления на малое и среднее предпринимательство. В начале 2000-х годов малый и средний бизнес оказался на периферии российской политики и экономики.
        (2) Особой чертой взаимодействия власти с МСБ в России является «своизм» – стремление отдельных представителей малого и среднего бизнеса сформировать для себя индивидуальные условия при работе с чиновниками. Такие отношения, при которых общие правила игры для МСБ нарушаются в ущерб интересам отдельных игроков, существенно ограничивают возможности экономического роста страны. Во-первых, они подавляют состязательность и конкуренцию как фундаментальное свойство малого и среднего бизнеса. Во-вторых, создают барьеры для входа на рынок новых участников.
        Формирование данной модели является, по всей видимости, следствием трансформационного спада отечественной экономики в условиях, когда были ограничены возможности коллективного участия субъектов МСБ в согласованном взаимодействии для получения общеэкономической выгоды. Каждый субъект МСБ выживал в одиночку. При низком качестве институциональной среды это вело к порочной практике «решения конкретных вопросов с конкретными чиновниками».
        (3) Характерной чертой российского малого (преимущественно) и среднего предпринимательства является «третьестепенность» его инновационной функции. В США на долю малых предприятий приходится половина патентуемых инноваций. В России малые предприятия – сфера «экономического выживания» для значительной части населения. Инновационность малого бизнеса в России заключаются в активном внедрении и адаптации иностранных технологий. Малое предпринимательство оказывается своеобразной «губкой», впитывающей и распространяющей на локальном уровне инновации, созданные за рубежом. Слабость инновационной составляющей МСБ России связана с тем, что «низкоинтеллектуальная» деятельность в данном секторе (торговля, общественное питание) гораздо менее рискованна и более доходна. Вторая причина слабости «интеллектоемкого» бизнеса проистекает из отсутствия или слабости соответствующей инфраструктуры.
        (4) В качестве особенности отечественного МСБ можно выделить специфику конкуренции. Развитие конкуренции в предпринимательской среде между компаниями является существенным свойством МСБ в экономике развитых стран. В России МСБ вносит слабый вклад в формирование конкурентного поля как «своего», так и общего с крупным бизнесом. Это обусловлено тем, что, во-первых, деятельность корпораций и малых компаний находится в российской экономике в разных хозяйственных нишах. Во-вторых, отечественные представители МСБ склонны использовать нерыночные методы конкуренции. В частности, отечественные малые предприятия склонны ориентироваться на цены конкурентов, а не на спрос.
        Одним из определяющих для развития МСБ в России является социокультурный фактор. Согласно опросам, доля желающих стать предпринимателями в России составляет не более 2% населения. Очевидно, что это желание напрямую определяет потенциал развития МСБ в стране. Например, в Соединенных Штатах желающих заняться бизнесом около 70% населения. При этом если на долю малого предпринимательства в нашей стране приходится порядка 14% ВВП, то в США – около половины. По всей видимости, влияние на желание заниматься предпринимательством оказывает не только низкое качество институциональной среды. За рубежом дух предпринимательства в сочетании с развитым индивидуализмом во многом предопределяет большое стремление людей заниматься бизнесом. В целом, по оценкам экспертов развитие российского малого предпринимательства происходит по модели, свойственной странам «развивающихся рынков».

2

        В начале 2000-х интерес власти к малому и среднему бизнесу возобновился. Это было связано с тем, что российская экономика исчерпала резервы, на которых основывался экономический рост предыдущего периода. В то время малое и среднее предпринимательство находилось вне интересов политиков, однако ухудшение экономического положения в стране потребовало поиска и использования дополнительных ресурсов для подъема экономики. Помимо сокращения доли малоэффективной государственной собственности и иностранных инвестиций, в качестве мер по преодолению тяжелых социально-экономических условий рассматривалось стимулирование развития малого и среднего бизнеса.
        Для реализации потенциала развития МСБ была предпринята попытка снизить административное давление на него: за счет внедрения ряда мер, направленных на снятие бюрократического барьеров и замене их на другие формы – как государственного регулирования, так и саморегулирования хозяйственной деятельности. Основные направления реформ касались уменьшения количества проверок, упрощения процедуры получения лицензии, облегчения выхода на рынок. Также был внесен ряд поправок к законам: «О стандартизации и подтверждении соответствия», «Об организациях саморегулирования в Российской Федерации», поправки к Федеральному закону «О защите прав потребителей» и к Уголовному кодексу РФ. Тем не менее бюрократия смогла быстро адаптироваться к нововведениям, а проблемы, препятствующие развитию МСБ, остались неразрешенными.
        В дальнейшем государство приняло ряд законопроектов, направленных на поддержку малого и среднего бизнеса. Важным стало появление закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (2007). В нем определяются категории субъектов малого и среднего предпринимательства, даются основные цели и принципы государственной политики в отношении их развития и механизмы взаимодействия власти с ними. Другим важным документом стал Указ Президента Российской Федерации от 15 мая 2008 г. № 797 «О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности».
        Можно выделить следующие основные меры государственной поддержки МСБ:
        – упрощение доступа к финансовым ресурсам (с 2004 г. Российский банк развития оказал поддержку субъектам малого предпринимательства на сумму более 26 млрд. руб.);
        – повышение доли государственного заказа, распределяемого среди малого бизнеса (в обязательном порядке нужно закупать 20% товаров, работ и услуг, которые производят предприятия с численностью сотрудников до 100 человек);
        – уведомительный порядок начала предпринимательской деятельности по отдельным видам бизнеса (торговле, предоставлению гостиничных услуг, общественному питанию);
        – имущественная поддержка малого предпринимательства (федеральный закон предусматривает преимущественное право предоставления помещения для малого предпринимательства);
        – снижение налогового бремени (правительство значительно ослабило налоговое бремя – с 24 до 20% снизился налог на прибыль).
        Однако представители МСБ эффективность антикризисных мер правительства в текущем периоде оценивают как недостаточную. Об этом свидетельствуют результаты опроса осенью 2009 года, проведенного организацией малого и среднего предпринимательства «Опора России». Финансы доступнее не стали, ставки кредитов не изменились или даже повысились (так считают 83,4% опрошенных). Спрос на продукцию не изменился или немного понизился (68,4%). Суммы поборов чиновников остались прежними – об этом говорят практически все предприниматели (81,5%). Около трети компаний вынуждены сократить штат сотрудников, четверть – снизить зарплаты и отпускные цены на продукцию. Рентабельность бизнеса сократилась (61%).
        По оценкам экспертов, перечисленные меры носят поверхностный характер. Например, снижение налога на прибыль в условиях кризиса, когда доходы бизнеса падают и зачастую компании работают в убыток, нельзя считать действенной мерой. Более того, результаты реформ не позволили решить фундаментальных проблем МСБ: не была создана информационная инфраструктура (о возможностях, которые предоставляются государством, в частности, о госзаказе, знают 12–15% субъектов малого бизнеса). Не ведется публичный мониторинг результатов реформ, нет четких критериев эффективности деятельности чиновников.
        Ситуация усугубляется тем, что государ
        ство вводит меры, которые способствуют ухудшению положения российского МСБ. Увеличение единого социального налога с 2011 г. наносит удар по инновационному малому предпринимательству: при становлении инновационных компаний деньги в основном тратятся на зарплату: введение единого социального налога резко увеличило их расходы.
        Политика власти в отношении крупных предприятий не способствует развитию МСБ. Основные риски, обусловленные кризисом, связаны с крупными компаниями, делавшими заимствования за рубежом. Внимание государства концентрировалось на спасении «капитанов экономики». Однако эффективность их антикризисной деятельности вызывает сомнения: антикризисная политика оборачивается «выкачиванием денег из государства».
        Таким образом, недостаточная эффективность мер, направленных на развитие МСБ, а также стремление поддержать крупные предприятия, существенно уменьшает шансы на использование позитивных возможностей кризиса для малых и средних компаний. В этих условиях предприятия МСБ выбирают ограничительные стратегии: сокращают запасы товаров, ассортимент продукции, переходят исключительно на сдельную оплату, возвращаются к бартерным схемам, из-за резкого подорожания вследствие девальвации отказываются от закупки определенных позиций импортных товаров и комплектующих. В секторе малого предпринимательства преобладают стратегии специализации и сокращения издержек. Все это означает, что происходит примитивизация российской бизнес-среды.

3

        Повысить эффективность работы малых и средних компаний можно за счет использования интеграционных стратегий. В развитых странах МСБ часто эффективно работает за счет слаженных коллективных действий, что становится возможным благодаря их участию в саморегулируемых организациях – ассоциациях, союзах. Как показывает практика, результативность мер по созданию подобных организаций в России невелика. Основные причины – низкий уровень взаимного доверия, а также высокая «теневая» составляющая предпринимательства.
        Серьезным препятствием на пути развития является неразвитость традиции совместных действий МСБ. Исследования показывают, что в условиях слабой институциональной среды в развивающихся странах для отдельных участников МСБ гораздо проще найти индивидуальный подход к «своим» представителям местной и региональной власти, чем отстаивать свои интересы вместе с другими предприятиям. Это характерно и для России. Организаций «коллективного действия» среди малых и средних компаний немного. Более того, в литературе высказывается опасение относительно того, что по крайней мере некоторые организации малого и среднего бизнеса, если их начнет создаваться много, могут переключиться на создание препятствий для вхождения в рынок новых участников.
        На практике возможности коллективных действий по защите интересов и лоббированию в рамках даже таких серьезных организаций, как «Опора России» оказываются ограниченными. Примечательно, что число участников-представителей малого и среднего предпринимательства в подобных организациях по сравнению с развитыми странами невелико и составляет несколько процентов от общего количества зарегистрированных предприятий.
        Другой интеграционной стратегией может стать объединение МСБ с крупным бизнесом. Теоретически возможность организации субподрядов и выполнение функции поставщика должно повысить эффективность работы крупных предприятий, а появление новых заказов – помочь выжить малым предприятиям в условиях кризиса. В случае успеха эти меры окажут существенный «оздоравливающий» социально-экономический эффект. Однако на практике данный механизм связан с определенными рисками, причем для каждой из сторон. Даже в стабильные для экономики периоды и малые, и крупные предприятия зачастую плохо взаимодействуют между собой. Типичной практикой для МСБ в таких отношениях является срыв контрактов, исчезновение с полученным авансом, создание продукции низкого качества.
        Для крупных компаний характерно навязывание кабальных условий малым предприятиям. Примеры низкой эффективности данной формы интеграции в условиях кризиса отмечались неоднократно: на Урале некоторые крупные компании, скорее, делали заказы «своим» предприятиям, которые в качестве антикризисной меры были выделены за пределы комбинатов, чем предприятиям со стороны. В случае предоставления заказов «чужим» малым предприятиям корпорации требуют ценовых преференций и не платят по долгам.
        Хорошие возможности для развития МСБ представляет производственно-сбытовая интеграция. Она может повысить эффективность расходования государственных средств. Организация производственно-сбытовых цепочек, с одной стороны, позволяет получить мультипликативный эффект от целевого финансирования, а с другой – упрощает возможность контроля вложений и отдачи от них. Созданию таких цепочек благоприятствует конъюнктура на рынке малого предпринимательства. В России более двух третей всех сотрудников малых предприятий занято лишь на двух крупных вертикальных рынках – строительном и продовольственном. Создав благоприятные для малого бизнеса условия труда хотя бы на этих двух рынках, государство может обеспечить работой и прочие отрасли малого бизнеса. Это позволит сконцентрировать усилия по поддержке и развитию МСБ. Тем не менее препятствовать организации таким объединениям могут крупные компании, не заинтересованные в появлении эффективных конкурентов.
        Слабой стороной текущей государственной стратегии в отношении поддержки МСБ является ее «массовый», неизбирательный характер. И в условиях кризиса, и после него целесообразно выделить целевые группы, с которыми надо работать исходя из возможностей и потребностей в государственной помощи. В первую очередь это должны быть инновационные предприятия и предприятия с длительным циклом производства, оставшиеся без работы менеджеры МСБ. Меры поддержки этих субъектов бизнеса должны быть четко определены.
        Раскрытие потенциала российского малого и среднего предпринимательства невозможно только лишь за счет использования стимулирующих мер. В условиях отсутствия реальной заинтересованности политических элит, данные меры будут носить, скорее, декларативный характер и вряд ли приведут к серьезным позитивным сдвигам.
        Способствовать улучшению ситуации может углубление финансово-экономического кризиса. Если возобновится падение цен на энергоносители, а также на другое экспортируемое Россией сырье, то возникнут новые ограничения для функционирования экспортно-сырьевой модели развития России в ее нынешнем виде. В результате можно ожидать переориентации интереса власти в экономике с крупных и сверхкрупных компаний на малый и средний бизнес.
        МСБ в этих условиях может не только обеспечить повышение доходов государства, но и способствовать решению социально-экономических задач, связанных с занятостью населения и инновационным развитием. Снижение дохода государства от экспорта крупных корпораций позволит уменьшить влиятельность их лоббистов, ограничивающих возможность организации групп, отстаивающих в политике интересы малых и средних предприятий. Не исключена вероятность постепенного разрушения «унии» сверхкрупного и крупного бизнеса с государственной элитой. Косвенные доказательства отдаления власти от «особо приближенного» и экономически неэффективного крупного бизнеса появились: в 2009 г. президент Д.А. Медведев заявил о необходимости реорганизации или ликвидации некоторых госкорпораций, плохо выполняющих свои функции.
        Даже если изменение макроэкономической конъюнктуры поможет сформировать такие государственно-частные отношения, при которых власть на деле будет заинтересована в развитии МСБ, само по себе это не приведет к решению других проблем. Для этого в первую очередь необходимо выработаны механизмы снижения давления бюрократии на МСБ. В мировой практике при решении данной задачи традиционно используются два подхода – дерегулирование и дебюрократизация. Первый вариант предполагает решение вопроса административного давления за счет отказа от бюрократического регулирования части областей, связанных с деятельностью МСБ, и передачу их на саморегулирование. Однако такой подход может быть эффективен только при сильных гражданских институтах, способных оказывать влияние на бизнес. Мировой опыт показывает, что комплекс мер по дерегулированию малоэффективен в переходных экономиках.
        Другой подход – дебюрократизация – предполагает снижение административных барьеров, увеличение трансакционных издержек проведения проверок для контрольно-ревизионных служб, а также создание конкурентной среды между лицензирующими органами. Эффективность подобных мер была выявлена в России в начале 2000-х годов. Издержки предприятий, связанные с преодолением административных барьеров после первой волны дебюрократизации, снизились примерно на 25%. Однако к началу 2010-х годов наметилась тенденция к повышению издержек, которую связывают с остаточными явлениями кризиса и неполнотой принятых мер дебюрократизации.
        Этому подходу также присущи определенные недостатки. Меры по дебюрократизации должны касаться всего спектра контрольно-ревизионных органов, воздействующих на бизнес. В противном случае будет происходить не снижение административной нагрузки, а перераспределение источника давления на бизнес от наиболее слабых к более сильным слоям бюрократии. При этом административное давление смещается во внеправовую сферу. Очень важно, чтобы меры по дебюрократизации сопровождались повышением прозрачности и подконтрольности действий как бюрократии, так и бизнеса.
        Преодолеть стремление отдельных игроков создать для себя индивидуальные условия в ущерб другим, отрегулировать отношения МСБ и чиновников – задачи сложные и неразрешимые только в рамках мер по дебюрократизации. Вкладом в улучшение ситуации могла бы стать государственная поддержка саморегулируемых организаций. Однако эксперты считают, что функционирование этих организаций вряд ли будет высокоэффективным в нынешних условиях. Участие в ассоциациях и союзах малых предприятий для «успешных» представителей МСБ сопряжено с более крупными издержками, чем «частное» урегулирование отношений с конкретными чиновниками. В преодолении этой порочной практики заинтересованы прежде всего «компании-аутсайдеры», которые еще не успели «наработать» контакты с властью.
        Помимо этого, существует вероятность того, что подобные ассоциации могут возникать не с целью взаимного контроля и улучшения институциональной среды, а для коллективной защиты от входа на рынок новых участников. Слабая эффективность «антибюрократических» реформ 2000-х годов показывает, что даже при заинтересованности политической элиты, решение проблемы бюрократизации представляется достаточно трудным. Инновационной мерой для преодоления бюрократического барьера может стать привязка поощрительных схем для чиновников к результатам деятельности МСБ на подведомственной им территории. Для этого может быть использован, например, опыт Сингапура, где на каждом территориальном участке есть свой мини-ВВП. В случае роста показателя – растет и зарплата чиновников, если падает, то соответственно снижается и зарплата. Таким образом, МСБ и чиновники будут находиться «в одной лодке». Правда, всегда существует риск, что чиновники попытаются «стать на зарплату» к предпринимателям, и это окажется новой формой коррупции.
        Составляющей государственной стратегии целесообразно сделать децентрализацию ряда функций по развитию МСБ – передача их на уровень муниципалитетов. Полезным в этом отношении может оказаться китайский опыт. В России для развития МСБ используются властный ресурс федерального и регионального уровней. При этом многие инициативы субъектов федерации являются копиями инициатив из центра, не учитывающих региональную специфику. Муниципальная власть, наиболее близкая к МСБ, находится в отрыве от вышестоящих инициатив. В то же время официально лишенные функции оказания поддержки малому бизнесу муниципалитеты не могут успешно выполнять функцию проводника экономических интересов самого малого и среднего предпринимательства. Это обусловлено тем, что в процессе реформ не была создана эффективная административная система, включающая управление «на местах».
        В Китае действует иная модель. Местные лидеры наделены экономической автономией, необходимой для создания стимулов роста, но ограничены в реализации политических инициатив. Особенностью взаимодействия бизнеса и власти в Китае является «разведение» отношений государства с корпорациями и с МСБ: крупные предприятия в критических отраслях промышленности принадлежат госструктурам и находятся в сфере действия центрального контроля, а средние и малые предприятия относятся к коллективной и частной собственности и к ведению местных властей.
        Важной практической задачей является создание необходимой инфраструктуры для МСБ. Для этого, в частности, можно использовать опыт Евросоюза. В ЕС действуют бюро по сближению компаний, содействующие поиску партнеров в странах сообщества. Их основные задачи – предоставление предпринимателям комплекса подготовки кадров, маркетинг, передача технологий. Полезным для России может быть опыт Испании. В этой стране функционируют специальные региональные организации по разработке и реализации региональных стратегий МСБ. В этих стратегиях учитывается социально-экономические особенности региона: уровень экономического развития, специализацию производства, исторические и культурно-этнические особенности.
        Особая роль в развитии МСБ отводится стимулированию предпринимательской активности. Уже отмечалось, что сегодня в России только 2% трудоспособного населения хочет заниматься бизнесом. Но в начале 1990-х годов этот показатель в некоторых регионах доходил до 80%. Иными словами, несмотря на более тяжелые условия ведения бизнеса в те годы, желающих заниматься предпринимательством было гораздо больше, чем в настоящее время. Отчасти это можно объяснить формирования негативного образа предпринимательства. Поэтому требуются изменения не только в реальном пространстве взаимоотношений государства с малым и средним предпринимательством: необходимо формирование позитивного имиджа МСБ в сознании активной части населения. Решение этой задачи в сочетании с действиями по снижению административного давления и экономическому стимулированию должно способствовать появлению новых инициатив в среде малого и среднего бизнеса, а также раскрытию предпринимательского потенциала в обществе.

* * *

        Малое и среднее предпринимательство в России находится в довольно тяжелом положении. Ключевым фактором его улучшения должно стать появление реальной заинтересованности у политической элиты в развитии МСБ. Этому, по-видимому, препятствует далеко зашедший процесс «единения» власти именно с крупным бизнесом, жесткая ориентация политиков на стимулирование прежде всего «флагманского» предпринимательства.
        Стратегии стимулирования МСБ подразумевают преодоление административных барьеров, изменения практики «своих отношений» между чиновниками и отдельными предпринимателями, развитие инфраструктуры малого и среднего предпринимательства в регионах, а также организацию производственно-сбытовых цепочек. Особое место целесообразно отвести поощрению предпринимательской активности за счет формирования благоприятного имиджа бизнесменов в обществе. Необходимость серьезных экономических изменений, частью которых должно стать развитие МСБ, может потребовать реструктуризации взаимоотношений в государственной вертикали и расширения возможностей для действий властей на местном уровне.
        

Примечание

      1  Стенографический отчёт о совещании по вопросам снижения административных барьеров для субъектов малого и среднего бизнеса 5 августа 2009 года в Звенигороде. (http:// www.president.kremlin.ru/transcripts/ 5119).


        


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015