Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 8, № 3(24). Сентябрь - декабрь 2010
Форум крепит сообщество

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА США. БЕСЕДЫ ОБ АМЕРИКЕ


        В начале ХХI века экологическая проблематика стала одним из приоритетов международных отношений. Речь в первую очередь идет о проблемах изменения климата. Еще в конце 1980-х годов американские и западноевропейские экологи выдвинули концепцию «глобального потепления»: влияния выбросов окиси углерода на постепенное повышение среднегодовой температуры Земли. Эта концепция была позднее закреплена в серии международно-правовых документов. В 1992 г. Организация Объединенных Наций приняла Рамочную конвенцию по изменению климата, фиксирующую необходимость снижения парниковых выбросов для борьбы с глобальным потеплением. В дополнение к ней в 1997 г. был подписан Киотский протокол (Япония), фиксирующий квоты для стран по снижению выбросов оксида углерода.
        Проблема ратификации Киотского протокола стала предметом дипломатических конфликтов второй половины 2000-х годов. Страны ЕС и Япония приняли национальные программы перехода на энергосберегающие технологии и быстро ратифицировали этот документ. В 2005 г. к ним присоединилась и Россия, которая пока не достигла уровня парниковых выбросов 1990 года. США и КНР – ведущие потребители угольного и нефтегазового сырья – пока отказывались ратифицировать Киотский протокол. Для согласования позиций сторон международный саммит на острове Бали (декабрь 2007) постановил выработать к 2012 г. новый, более мягкий, вариант «пакта Киото». Но план Европейского Союза по спасению Киотского протокола, предложенный на саммите по проблемам изменения климата в Копенгагене (декабрь 2009), принят не был. Соединенные Штаты, Китай и страны Юго-Восточной Азии сочли его положения несовместимыми с национальными интересами. Появившиеся на этом фоне публикации в СМИ о начале медленного спада глобальной температуры с 2006 г. заставили многих политиков усомниться в правомерности концепции «парникового эффекта».
        Но конфликт вокруг проблемы «глобального потепления» – только часть более широкой проблемы. В 1972 г. Римский подготовил доклад «Пределы роста» («Limits of Growth»). В нем впервые были зафиксированы две ключевые для современной экополитики проблемы: (1) исчерпаемость природных ресурсов Земли и (2) невозможность продолжения перманентного экономического роста на базе индустриального общества. Для решения этих проблем эксперты Римского клуба предложили концепцию «устойчивого развития» (sustainable development): ограничение экономического роста ради сохранения устойчивости существующей экосистемы. В 1970-х и 1980-х годах тематика «устойчивого развития» широко обсуждалась на встречах «Трехсторонней комиссии» и саммитах «группы семи». В 1992 г. под эгидой ООН прошла Конференция ООН в Рио-де-Жанейро, которая провозгласила концепцию «устойчивого развития» императивом человечества.
        Такой подход вызвал, однако, настороженное отношение в «третьем мире». Китай, страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки восприняли концепцию «устойчивого развития» как попытку принудительного ограничения своего экономического роста. (Китайские эксперты даже изобрели специальный термин «экологический империализм»: политика закрепления экономического неравенства государств посредством спекуляций вокруг экологической тематики.) Попытки стран ЕС и США продавить тематику «устойчивого развития» на международном уровне вызвали их противодействие. Страны Латинской Америки отвергли принятую на саммите «Группы восьми» в Хайлигендамме (Германия, июнь 2007) инициативу по расширению полномочий Международной организации тропической древесины. Еще более серьезный конфликт разразился на саммите АТЭС в Сиднее (Австралия, сентябрь 2007), где США предложили странам Азиатско-Тихоокеанского региона сократить объемы потребления угля и производства каталитического крекинга (переработка нефти в легкие дестиллаты). «Левые режимы» Латинской Америки также попытались развернуть тематику «устойчивого развития» в выгодную им концепцию природной ренты: увеличения отчислений ТНК в национальные бюджеты стран, на территории которых осуществляется добыча углеводородов.
        Пришедшая к власти в 2009 г. администрация Барака Обамы попыталась наполнить концепцию «устойчивого развития» менее конфликтным содержанием. Во-первых, приоритетами развития американской экономики были объявлены снижение потребления нефти и расширение объемов использования биотоплива. (Эти приоритеты, правда, были сформулированы еще президентом Джорджем Бушем-младшим в послании Конгрессу 2007 года.) Во-вторых, в ходе визита в Пекин (ноябрь 2009) Б. Обама предложил включить проблему борьбы с изменением климата в повестку американо-китайского диалога. В-третьих, на саммите Организации Американских государств (апрель 2009) президент США предложил странам Латинской Америки взаимодействовать в области реализации Рио-де-Жанейрской декларации ООН 1992 года. Соединенные Штаты сделали заявку на лидерство в области борьбы с «глобальным потеплением» и перехода мировой экономики к модели «устойчивого развития». Вопрос о том, что понимают под «устойчивым развитием» в Вашингтоне, остался, однако, непроясненным.
        Тенденции современной экополитики побудили Научно-образовательный форум по международным отношениям провести седьмую встречу из цикла «Беседы об Америке» на тему «Устойчивое развитие и гражданское общество США 2000-х годов». Встреча состоялась 13 мая 2010 года. По традиции она прошла в Круглом зале Института стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова.
        В дискуссиях участвовали эксперты из МГИМО-Университета, Института США и Канады РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова, Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, Института востоковедения РАН, посольства США в Москве. Вел встречу директор НОФМО д.полит.н. А.Д. Богатуров. С базовым докладом выступил член-корреспондент РАН, председатель комиссии по экологической политике и охране окружающей среды Общественной палаты РФ Владимир Михайлович Захаров.
        В своем выступлении В.М. Захаров попытался сфокусировать внимание на отношении американской общественности к проблемам экологии. Толчком к общей «экологизации» американской политики стала, по его мнению, Конференция ООН в Рио-де-Жанейро 1992 года. После нее в США сложился консенсус относительно необходимости перехода к экологически ориентированной модели развития. Единой федеральной программы по введению экологических стандартов до настоящего времени нет. Но отдельные штаты (прежде всего – Калифорния и Флорида) самостоятельно инициируют программы поддержки национальных парков и заповедников, защиты лесных массивов, перехода на экологически чистое оборудование, включая автомобильные и авиационные двигатели. Существуют также специальные программы утверждения норм экологически ориентированного поведения в повседневной жизни: от запрета курения в общественных местах до высоких штрафов за загрязнение природных комплексов. Эти программы пользуются широкой поддержкой со стороны американской общественности. Большую популярность в американском обществе приобретает лозунг перехода к «устойчивой Америке» («Sustainable America») как модели «устойчивого развития».
        Большую поддержку экологическим программам оказывает американский бизнес. В.М. Захаров отметил, что именно деловые круги США спонсируют фонды поддержки развития культуры и экологии. Американский бизнес берет под защиту отдельные природные комплексы или финансирует программы перехода на экологически ориентированные стандарты поведения. Деловые круги Соединенных Штатов также инвестируют в (1) переоснащение предприятий более «экологичным» оборудованием и (2) переход американского транспорта на экологические стандарты (от снижения шумности авиационных двигателей до разработки менее энергоемких автомобилей). Это формирует «экологическую культуру» американского бизнеса. Инвестиции в экологические программы демонстрацией показателем уровня деловой культуры: показателем своеобразной социальной ответственности банка, компании или страхового фонда.
        Особняком, по мнению докладчика, стоит проблема американского «угольного лобби». США наряду с КНР выступают крупнейшим в мире потребителем угля, что само по себе повышает уровень выброса углекислого газа в атмосферу. Соединенные Штаты не приняли Венецианскую инициативу «группы семи» 1980 года1, предусматривавшую отказ от теплоэлектростанций (ТЭЦ). Последнее нередко используется странами ЕС для обвинения Вашингтона в недостаточном внимании к экологическим проблемам. Но, по мнению докладчика, влияние «угольного лобби» на политику США преувеличено СМИ. Американские потребители угольного топлива запустили серию программ, направленных на внедрение новых технологий, снижающих степень выброса оксида углерода. Это, по словам В.М. Захарова, выгодно отличает США от Китая, где ни государство, ни бизнес не предпринимают реальных шагов по снижению выбросов отходов от использования угля.
        Особую роль в экологической политике Соединенных Штатов играет гуманное отношение к домашним и диким животным. Любовь к природе – давняя традиция англосаксонской культуры. Теперь она, по словам В.М. Захарова, начинает выходить на новую основу. Американские штаты охотно запускают программы защиты отдельных видов животных, а американская общественность поощряет проживание диких животных в городах. (Достаточно вспомнить многочисленных белок в городских парах, которые стали символом восточного побережья США.) Все это, по мнению докладчика, формирует особую культуру сосуществования человека с дикими животными, которая может стать прообразом этических норм для общества «устойчивого развития».
        В.М. Захаров указал также на психологический аспект «экологизации» Америки. Речь идет о своеобразном комплексе вины американской общественности перед природой. В XVIII – XIX веках североамериканские колонисты уничтожили ряд видов диких животных. Теперь американское общество ощущает у себя наличие своеобразного «долга» перед природой. Американские СМИ поощряют подобные настроения для популяризации экологических программ. В прошлом подобное раскаянье американского общества за период рабства привело к уравниванию политических и социально-экономических прав различных расовых групп. Возможно, теперь «раскаянье перед природой» повысит экологические стандарты американской жизни.
        Доклад В.М. Захарова вызвал большой интерес аудитории. Большинство участников были настроены скептически. Наиболее близким к тональности доклада было выступление старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН, к.полит.н. Е.И. Глушенковой. Она указала, что выделенные В.М. Захаровым тенденции показывают готовность американской общественности принять концепцию «устойчивого развития». На протяжении 1990-х и 2000-х годов из числа развитых стран именно США выступали наибольшим скептиком в отношении экополитики. (Эксперты других стран объясняли это сильным влиянием бизнес-лобби на политику Белого дома и Конгресса.) В 2010-х годах ситуация может измениться. Американская общественность начинает принимать «экополитику» как норму повседневной жизни. Это в свою очередь ведет к коррективам внешнеполитического курса демократической администрации.
        Другие участники были настроены более скептично. Ведущий заседания д.полит.н. А.Д. Богатуров попросил докладчика прояснить степень участия бизнеса в формировании федеральных и местных экологических программ. Доцент МГИМО МИД России к.полит.н. С.С. Судаков обратил внимание на политику последних администраций США по защите национального автомобилестроения и устойчивый рост потребления автомобилей на американском внутреннем рынке. Заместитель директора московского представительства Фонда Макартуров к.полит.н. М.А. Троицкий отметил, что США начинают рассматривать собственное экологическое законодательство как образец для других государств. (Свидетельством чему была, например, дискуссия в американских СМИ 2007 г. о необходимости принуждать Китай к соблюдению экологических стандартов.)
        Главный научный сотрудник Института США и Канады РАН, д.полит.н. Э.Я. Баталов предложил вывести дискуссию на более широкий уровень. Экология, по его мнению, становится важным фактором межгосударственных отношений. По мере обострения прогнозируемого дефицита природных ресурсов ее значимость будет возрастать. Есть опасность, что Соединенные Штаты будут использовать экологическую мотивацию для установления контроля над залежами полезных ископаемых или определенными природными массивами, объявляемыми «общечеловеческим ресурсом».
        Звучали критические комментарии и в отношении самой концепции «устойчивого развития». Ведущий научный сотрудник ИПМБ РАН к.и.н. А.В. Фененко указал, что эта концепция появилась в докладах Римского клуба, который помещал ее в контекст ограничения экономического роста отдельных государств. Есть опасность, что США будут использовать ее как средство для ограничения роста стран Восточной Азии за счет ограничения их доступа к использованию дешевого сырья. Заведующий Сектором теории политики ИМЭМО РАН к.полит.н. Э.Г. Соловьев указал на растущие объемы потребления американской экономикой углеводородного сырья и активизации политики Вашингтона на Ближнем Востоке. Эти тенденции трудно согласовать с выводом докладчика о постепенном переходе Соединенных Штатов к нормам «устойчивого развития».
        Скептическую картину представил профессор МГИМО В.М. Кулагин. Он обратил внимание на тот факт, что США остаются лидером по объему выбросов оксида углерода. В отличие от стран ЕС или Японии, Вашингтон не запускает федеральную программу по сокращению парниковых выбросов. Не снижают американцы и доли энергоемкого транспорта – автомобилей и гражданской авиации, что отличает их от государств Евросоюза, где строительство скоростных железнодорожных магистралей позволяет снизить долю авиаперевозок и парниковых выбросов. В отличие от тематики прав человека и либеральной демократии американская общественность, по мнению В.М. Кулагина, пока не слишком чувствительна к экологическим проблемам.
        Критический настрой аудитории не повлиял на заключительное слово докладчика. Он вновь подчеркнул, что, несмотря на перипетии внешней политики и интриги части деловых кругов, США остаются страной с высокими стандартами экологической политики. «Общество потребления» с его ориентацией на массовый выпуск продукции начинает постепенно уступать место новой предпринимательской этике. Современную Америку трудно представить без всеобщего стремления вести более экологичный образ жизни.
        Главное, однако, не в этом. Седьмой раунд «Бесед об Америке» выявил интересную тенденцию: нарастающее расхождение в трактовке экополитики между специалистами-экологами и эксперами-международниками. Первые видят в растущем интересе к экологии результат общей озабоченности экологическими потрясениями последних лет. Вторые видят в этой тенденции, скорее, новую форму государственную соперничества: принуждения отдельных стран к определенному типу экономической политики или новую форму борьбы за природные ресурсы. Похоже, что понятие «экология» уже по-разному воспринимается в естественных науках и политике. Можно ли гарантировать, что нарастающая идеологизация экологических проблем не приведет к дискредитации самой тематики «устойчивого развития»?

Алексей Фененко        

Примечания

1 На саммите «группы семи» в Венеции 1980 г. страны Европейского сообщества предложили отказаться от ТЭЦ как экологически грязного источника энергии. США не согласились с их предложением.


                


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015