Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 8, № 3(24). Сентябрь - декабрь 2010
Рукописи не горят. Рецензии

ЗАЧЕМ ВОЖДЯМ НЕПРАВДА

John J. Mearsheimer. Why Leaders Lie? The Truth about Lying in International Politics. New York: Oxford University Press, 2011. 160 p.
Джон Миршаймер. Почему лгут лидеры? Правда о лжи в международной политике. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2011. 160 с.
        


        Основоположник «наступательного реализма», профессор Чикагского университета Джон Миршаймер считается одной из ведущих фигур современной теории международных отношений. Многие его работы полемичны. Достаточно вспомнить нашумевшую книгу (в соавторстве со Стивеном Уолтом) о произральском лобби в американской политике. Новое произведение Миршаймера также содержит заряд политической публицистики и посвящено проблеме лжи в международной политике – тем более актуальной, что неудачное для Америки предприятие в Ираке во многом, как выяснилось, было инициировано искажением информации, за которую должна нести ответственность администрация Дж. Буша-младшего.
        Миршаймер оговаривается: он рассматривает ложь исключительно с утилитарной точки зрения, оставляя за скобками ее моральные аспекты. Кроме того, он сознательно ограничивает анализ только теми случаями, в которых лидеры идут на обман не ради самих себя или своего ближайшего окружения, а во имя стратегических интересов нации.
        Ложь – прямое утверждение, которое содержит в себе неправду, с целью убедить других поверить в истинность фальсификации. Акт лжи может состоять в создании и распространении фальсифицированных сведений или в отрицании фактов, которые действительно имели место.
        Автор книги последовательно рассматривает типы лжи, наиболее распространенные в международной политике, иллюстрируя их примерами. Прежде всего это «межгосударственная ложь». По мнению Миршаймера, государства врут друг другу гораздо реже, чем это может показаться, на первый взгляд. «В действительности лидеры и их дипломатические представители говорят друг другу правду гораздо чаще, нежели лгут. Даже в тех случаях, когда они стремятся обмануть друг друга, они, скорее, будут использовать метод утаивания, а не прямую ложь» (с. 25). Автор признается, что он не без труда смог отыскать случаи явной лжи в межгосударственных отношениях. Относительная редкость прямого обмана объясняется не моральными соображениями или заботой о репутации: ради безопасности своего государства лидеры готовы действовать безжалостно и применять обман, а репутация не имеет особого значения в вопросах геополитики. Однако дефицит доверия и всеобщая подозрительность в международных отношениях приводит к тому, что «одурачить» другие государства, как правило, бывает нелегко.
        Миршаймер насчитал десять разновидностей межгосударственной лжи. Например, блеф в виде угрозы применить военную силу, хотя на самом деле государство не намерено развязывать войну (действия Германии во время Марокканского кризиса 1905–1906 годов). Ложь с целью спровоцировать противника на начало военных действий (знаменитая Эмская депеша, «отредактированная» О. Бисмарком, побудившая Францию объявить войну Пруссии в 1870 году). Один из самых распространенных видов межгосударственной лжи встречается на переговорах, когда государства стремятся обеспечить себе наиболее выгодные условия при заключении соглашений1.
        Все остальные типы лжи адресованы не только внешней, но и внутренней аудитории. Причем ложь, направленная на свой собственный народ, встречается гораздо чаще: люди, как правило, склонны доверять своим лидерам, и поэтому ввести их в заблуждение намного легче, чем зарубежные правительства, которые всегда недоверчивы. Как подчеркивает Миршаймер, обманом своего народа в вопросах внешней политики чаще всего грешат демократические режимы.
        «Раздувание страха» (fearmongering) – это ситуации, когда лидеры сознательно преувеличивают масштабы внешней угрозы. Кампании по раздуванию страха направлены не только на «человека с улицы», но и на экспертно-политическое сообщество, которое, по мнению руководства страны, «недооценивает» степень угрозы. Так, летом 1941 г. президент Франклин Рузвельт сделал лживые заявления о том, что немецкая подводная лодка якобы первой атаковала американский эсминец. Тем самым Рузвельт пытался настроить колеблющееся общественное мнение против нацистской Германии в надежде втянуть США во Вторую мировую войну. В августе 1964 г. похожее поведение продемонстрировал президент Л. Джонсон, который обвинил Северный Вьетнам в нападении на американский военный корабль в Тонкинском заливе. Именно после сфабрикованного Тонкинского инцидента началась военная интервенция США в Индокитае. Наконец, администрация Дж. Буша-мл. развернула мощнейшую информационную кампанию перед вторжением в Ирак в марте 2003 года, обвиняя режим Саддама Хусейна в попытках создания оружия массового уничтожения (ОМУ) и намекая на его тесные связи с Аль-Каидой – утверждения, лживость которых стала очевидной очень скоро после начала войны.
        «Стратегическое прикрытие» (strategic cover-ups) описывает ситуации, когда ложь призвана скрыть провал внешнеполитической акции либо засекретить высокоэффективную стратегию, которая может быть неоднозначно воспринята в своей стране или за рубежом. Так, для того чтобы добиться мирного разрешения Карибского кризиса, президент Дж. Кеннеди заключил в начале 1960-х годов с СССР устное соглашение о выводе из Турции американских ракет «Юпитер». Однако он вынужден был скрывать эту сделку, поскольку хорошо понимал, что она может не понравиться американскому общественному мнению и союзникам по НАТО, особенно Турции. Еще один пример – секретная договоренность между Токио и Вашингтоном, заключенная в 1969 году, в соответствии с которой американские военные корабли с ядерным оружием могли заходить в японские порты. Японские руководители неоднократно лгали, публично отрицая существование такого соглашения.
        «Националистические мифы» нацелены на изображение своей нации в максимально благоприятном свете и на очернение этносов-конкурентов. Мифы в основном продуцируются национальными элитами, чтобы усилить групповую солидарность и укрепить государственность. Кроме того, они могут использоваться для приобретения легитимности на международной арене. Так, руководство Израиля создало миф о том, что в 1947 г. палестинцы покинули свои территории под давлением арабских государств, тогда как на самом деле именно Израиль применил тогда этнические чистки, чтобы изгнать палестинцев с их земель.
        «Либеральная ложь» имеет место тогда, когда государственные деятели нарушают закрепленные в международном праве принципы и нормы, но при этом декларируют свою приверженность принципам гуманизма, справедливости и либерализма. Так, американцы в последние месяцы Второй мировой войны подвергли массированным бомбардировкам японские города, в результате чего погибли 900 тыс. человек гражданского населения.
        Ложь может быть полезна для защиты национальных интересов государства на международной арене. Однако, по мнению Миршаймера, она нередко сопряжена со значительными издержками и рисками.
        Если обман разоблачен, это может ухудшить отношения между странами. Именно это произошло, после того как в 1960 г. президент Д.Эйзенхауэр был уличен во лжи в результате инцидента с самолетом-шпионом «У-2». Планировавшийся между США и СССР саммит был сорван.
        Даже удачно запущенная ложь может иметь эффект, противоположный ожидаемому. Так, американцы в конце 1950-х годов поверили в ложь Н. Хрущева, преувеличивавшего ракетную мощь СССР. Но вместо более уступчивой позиции в отношении Советского Союза, на что рассчитывал Хрущев, Соединенные Штаты удвоили усилия по наращиванию собственного военного потенциала.
        Однако наиболее пагубный эффект ложь способна оказать внутри страны, приводя к «разложению» демократического организма и создавая угрозу отчуждения общества от политиков-лжецов. Если лидеры решаются на обман в отношении общества, это означает, что они не верят в способность своего народа принимать разумные и ответственные решения по тем или иным внешнеполитическим проблемам.
        Иногда действительно случается так, что руководство страны гораздо дальновиднее, чем большинство избирателей. Рузвельт прибегал ко лжи, чтобы ускорить вступление США во Вторую мировую войну, когда большинство американцев еще не осознавало масштабов нацистской угрозы. Но возможно и обратное: не общество, а сами лидеры ошибаются в оценке угрозы и проталкивают стратегически неверный курс. Вероятность этого особенно велика, если лоббируемая правительством политика встречает сопротивление не только общественного мнения, но и экспертных кругов. «Если лидеры действительно располагают вескими и рациональными аргументами в защиту своей внешней политики, – подчеркивает Миршаймер, – то в большинстве случаев они смогут отстоять ее на открытом рынке идей и им не придется лгать обществу» (с. 92).
        По мнению автора, искушение лгать своему народу в вопросах международной политики наиболее характерно для лидеров тех демократий, которые не сталкиваются с прямыми и очевидными внешними угрозами, требующими военного ответа. Эти страны освобождены от «войн по необходимости», но могут позволить себе «войны по добровольному выбору» (wars of choice). Именно таким государством сегодня являются Соединенные Штаты. Обладая самой мощной в мире военной машиной и имея естественную защиту в виде двух океанических барьеров, Америка как будто застрахована от внешних угроз. Однако неуемное желание значительной части политического класса США править миром толкает Америку на постоянные «крестовые походы»: после завершения противостояния с СССР Америка участвовала в пяти войнах. Вывод Миршаймера пессимистичен: до тех пора пока американская внешняя политика будет мотивироваться глобальными амбициями, а не разумными соображениями национальной безопасности, лидеры в Вашингтоне будут снова и снова вводить в заблуждение собственный народ, выдавая малозначительные международные проблемы за реальные угроз. Эта ложь, по мнению автора, опасна не только размыванием демократических институтов, но и тем, что может привести к новым катастрофам, подобным Вьетнаму и Ираку.
        Книгу Миршаймера трудно назвать теоретическим трудом в полном смысле слова. Скорее, это систематизированный аналитический обзор, в котором явно проглядывает «злоба дня», особенно с учетом того, что немало страниц посвящено иракской авантюре Дж. Буша. Осуждая политику неоконсерваторов, Миршаймер не подвергает сомнению тот факт, что «архитекторы» войны в Ираке лгали общественности не из эгоистических соображений, а исходя из своего понимания национальных интересов Америки. Это несколько не вяжется с финальными выводами книги, в которых автор пишет о пагубной роли имперских амбиций политиков, толкающих Америку на ведение ненужных ей войн. Можно ли считать, что такие лидеры действуют исключительно во имя интересов страны, пусть и превратно понимаемых, или, скорее, речь идет об их персональном властолюбии?
        К сожалению, предлагаемый Миршаймером анализ основан преимущественно на материале событий, относящихся к внешней политике либеральных демократий. Это естественно, поскольку книга предназначена в первую очередь западному, американскому, читателю. Однако тема внешнеполитической лжи в недемократических режимах тоже существует и нуждается в не менее пристальном рассмотрении2. Книга будет интересна как начинающим исследователям, так и маститым профессионалам.

Артем Лукин,
кандидат политических наук        

Примечания

1 В качестве примера Миршаймер приводит случай с Грецией, которая в ходе переговоров в конце 1990-х годов сознательно солгала своим партнерам по Евросоюзу о размере своего бюджетного дефицита, чтобы получить допуск в еврозону.
2 Разумеется, ее освоение будет делом более сложным хотя бы по той причине, что процесс принятия внешнеполитических решений за стенами Кремля или Чжуннаньхая гораздо менее прозрачен, чем в Белом доме или на Даунинг-стрит.


                


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015