Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 8, № 3(24). Сентябрь - декабрь 2010
Рукописи не горят. Рецензии

XXI ВЕК – ЭПОХА НОВЫХ ГИГАНТОВ?

Brazil as an economic superpower? Understanding Brazil’s Changing role in the Global Economy / Ed. L. Brainard, L. Martinez-Diaz. Washington D.C.: Brookings Institution Press. 2009. 291 p.
Бразилия – экономическая сверхдержава? Исследование новой роли Бразилии в глобальной экономике / Под ред. Л. Брайнарда и Л. Мартинеса-Диаса. Вашингтон: Брукингский институт. 2009. 291 с.
        


        В последнее время в научных публикациях по международной тематике можно наблюдать новый виток интереса к изучению международных прецедентов «мировых экономических чудес». Нарицательным стало «экономическое чудо», совершенное «чикагскими мальчиками» в Чили, а также стремительный рост, проявленный «азиатскими тиграми». Эволюция международных отношений в ХХI в. предложила исследователям свежую почву для размышлений, продемонстрировав бурное развитие региональных держав и представив миру новое геополитическое образование, получившее с легкой руки аналитиков из «Голдман Сакс» название БРИК в соответствии с первыми буквами четырех выделенных ими стран (Бразилия, Россия, Индия и Китай).
        По их мнению, каждое из четырех государств, помимо впечатляющего экономического роста, обладает особым конкурентным преимуществом в системе мирохозяйственных связей. Бразилия опирается на развитое сельское хозяйство, обеспечивающее внутренний рынок и составляющее значительную долю мирового рынка по отдельным видам продукции. Россия, располагая обширными запасами минеральных ресурсов, является их крупным мировым экспортером. Китай известен своими дешевыми трудовыми ресурсами, в силу чего стал крупнейшей в мире страной сборки и изготовления товаров многих западноевропейских и американских ТНК. Индия отличается дешевыми интеллектуальными ресурсами и высококвалифицированной рабочей силой, что приносит плоды сегодня и является долгосрочным инвестированием в развитие нации в будущем. Помимо этого, Индия на общемировом рынке труда является страной-донором, или экспортером, квалифицированной рабочей силы. Роль принимающей стороны этих потоков играют США, а также западноевропейские страны.
        Возникновение такого глобального блока оставляет большой простор для полемики на тему конфигурации системы международных отношений и моделей мирового развития. С одной стороны, невольно напрашивается обращение к концепции полярности мира1. С другой – разнородный состав участников группы БРИК, отличающихся друг от друга по исторически избранным траекториям развития, по системам управления в политической и экономической жизни, а также базовым социокультурным характеристикам, побуждает исследователей обратиться к более подробному изучения каждого из участников БРИК в отдельности.
        Акроним БРИК вызывает неоднозначное отношение. Высказываются мнения о том, что блок на самом деле следует именовать БИК (без участия России). Существует позиция, что группа должна включать в себя еще как минимум трех участников: ЮАР, Мексику и Германию. Между тем все исследователи сходятся в одном: безусловном участии и даже возможном лидерстве в блоке Бразилии. В последние годы на русском языке вышло несколько крупных работ, посвященных этой стране2.
        Политики стран Западного полушария с конца 1990-х годов неоднократно обвиняли США в потере интереса к Латинской Америке. Тем не менее крупные американские научно-исследовательские центры активно продолжали латиноамериканские исследования. Не мог остаться в стороне от этих процессов и Брукингский институт. В рамках специализированной программы «Латиноамериканская инициатива» Брукингский институт выступил одним из инициаторов созыва «Комиссии партнерства для Америк» под председательством Э. Зедильо и Т. Пикеринга. Рекомендации, выработанные по итогам ее заседаний, легли в основу формирования внешней политики США при администрации Б. Обамы в Западном полушарии.
        В своей книге «Дерзость надежды»3 тогдашний сенатор Б. Обама подчеркивал, что в Западном полушарии приоритетными для США должны стать Мексика, в силу фактора соседства, и Бразилия, благодаря своему новому статусу восходящей державы. Однако, во-первых, Бразилия продолжает страдать от социально-экономических проблем. Во-вторых, во внутренней политике при стабильном демократическом режиме не сложился консенсус в отношении открытия внутреннего рынка, несмотря на участие в международных процессах свободной торговли. Бразилия неоднократно выступала с инициативами изменения существующих правил свободной торговли, в частности, отмены субсидирования отдельных отраслей, которое применяется в развитых странах и является прямым вмешательством в свободную рыночную конкуренцию.
        Аналитики Брукингского института в первую очередь отметили, что бразильская проблематика приобрела повышенную актуальность именно во времена кризиса, так как эта держава сможет оказать значительное влияние на восстановление и реформирование всей мировой финансовой системы. Особого внимания заслуживает сам «путь восхождения», рецепты экономического успеха, анализ внутриполитических сил, способствовавших воплощению идеи величия (grandeza), а также оценка устойчивости бразильских достижений. В попытке найти ответы на вышеупомянутые вопросы в апреле 2008 г. в Вашингтоне прошла конференция, в которой приняли участие бразильские, европейские и американские эксперты. Обсуждения развернулись по пяти направлениям: роль Бразилии в мировом сельскохозяйственном и энергетическом рынке, ее торговая политика, ключевые социальные программы и социальная политика, а также деятельность и развитие бразильских ТНК.
        По итогам конференции был подготовлен рецензируемый сборник. К преимуществам издания относится международный состав участников и авторов, что позволило более многогранно рассмотреть ключевые аспекты «восхождения» Бразилии. Анализ небразильских исследователей проливает свет на проблематику в силу их способности к более отстраненному, независимому исследованию.
        Еще одним положительным моментом стало участие в проекте, наряду с исследователями Брукингского института (Л. Брайнард, Л. Мартинес-Диас), представителей Университета Сан-Паоло (Д. Баррос), Северозападного (Б. Росс Шнайдер) и Манчестерского университетов (Э. Аманн), Фонда Жетулио Варгаса (М. Нери) и CINDES (Центра по изучению интеграции и развития – П. де Мотта Вейга), практиков из Межамериканского банка развития (М. Мескита Морейра), консалтингового агентства PROSPECTIVA (Р. Сеннес и Т. Нарсисо), а также представителя ICONE (Международной конференции по атомной энергетике – А. Нассар).
        Спорным, на наш взгляд, является вынесение в название книги определения «сверхдержава». В истории международных отношений сложилась определенная традиция ранжирования государств. Так, «великими державами» в историческом контексте принято называть основных европейских игроков времен «европейского концерта». Под сверхдержавами читателю-международнику привычнее подразумевать США и СССР эпохи биполярности, по завершении которой некоторый период времени Соединенные Штаты именовались в прессе, в основном французской, гипердержавой. В это понятие журналисты вкладывали статус единственного в мире лидера и полюса силы в экономическом, политическом, военно-стратегическом, культурном, идеологическом и других смыслах. По нашему мнению, термин «сверхдержава» логично употреблять в отношении государства, лидирующего в нескольких ключевых областях, которые не ограничиваются экономической сферой. При этом авторы и составители сборника в подзаголовке объясняют, что в центре их интереса – роль Бразилии в мировой экономике.
        В первой главе аналитики оценивают изменение статуса Бразилии через призму продовольственной и энергетической безопасности. Оговоримся: если энергетическая безопасность была переведена в разряд стратегических государственных интересов с накала нефтяного шока 1970-х годов, то тема продовольственной безопасности приобрела актуальность в последнее время.
        В развитии энергетической отрасли Бразилия прошла большой путь, который позволил ей с начала 1990-х годов выйти на уровень энергетической самодостаточности, а в начале ХХI века стать одним из заметных игроков в мировых энергетических делах. Авторы раздела точно подметили: успешная энергетическая стратегия государства должна базироваться на пяти составляющих. Во-первых, необходимо обладать достаточным объемом качественных4 природных энергоресурсов. Во-вторых, у государства должна быть соответствующая технологическая база для поддержания всей энергоцепи начиная от добычи ресурсов и заканчивая их доставкой к потребителю. В-третьих, следует располагать финансовыми ресурсами, так как данная отрасль относится к разряду капиталоемких. В-четвертых, требуется определенный уровень инфраструктуры для прохождения всех этапов от добычи энергии до ее переработки и последующей передачи. Наконец, в-пятых, помимо внутреннего рынка, для экспортеров жизненно важен доступ на мировой рынок. Ограниченное количество стран мира могут похвастаться обладанием всех пяти факторов, поэтому часто недостающий элемент приходится искать на международном рынке. Возможен еще один вариант: государство таким образом перестраивает свой внутренний энергобаланс, чтобы избыточные составляющие могли заместить недостаток дефицитных видов ресурсов.
        Выбрав второй путь, Бразилия смогла добиться существенных достижений. В 2007 г. ее энергобалнс состоял в значительной степени из возобновляемых источников энергии (на биотопливо и электричество приходилось 45,8%). Натуральный газ, уголь и атомная энергия занимали гораздо меньшую долю. В последнее время, однако, доля добычи природного газа постепенно растет. В этой связи авторы задаются вопросом, не станет ли Бразилия жертвой «голландской болезни», свойственной многим странам-экспортерам энергоресурсов.
        Изменившаяся конъюнктура мирового рынка и внутренние бразильские меры по реформированию своего энергобаланса прямо повлияли на изменение ее статуса. Активные действия государства в нефтяной, газовой и электрической отрасли и частного капитала по инвестированию в разработку альтернативных источников энергии стали приносить свои плоды. С точки зрения использования невозобновляемых природных ресурсов Бразилия является примером альтернативного промышленного развития, построенного на отличной от развитых стран энергетической стратегии. На региональном уровне Бразилия может использовать энергетический фактор в качестве внешнеполитического козыря. В данном случае авторы противопоставляют бразильский внешнеполитический потенциал и персонифицированную и идеологизированную нефтяную дипломатию венесуэльского лидера У. Чавеса. Как верно отмечают Р. Убираси Сеннес и Т. Нарсисо, Южноамериканский континент разделен примерно поровну на экспортеров и импортеров энергоресурсов, при этом он крайне слабо консолидирован в энергетической сфере. Существующие проекты континентальных газопроводов и нефтепроводов (один из наиболее знаменитых – нефтепровод «Петросур» – принадлежит Венесуэле) продолжают оставаться на бумаге, а сотрудничество и торговля в регионе осуществляются больше на двустороннем уровне. Следовательно, бразильская энергетическая мощь может стать определяющим фактором для закрепления ее реального лидерства в регионе, а также способствовать интенсификации региональной интеграции, которая в настоящее время достигла своих естественных пределов5.
        Вопрос продовольственной безопасности и политики приводит авторов раздела к любопытным умозаключениям. Развитие сельскохозяйственного производства в Бразилии подтверждает действие процессов глобализации и все более взаимозависимый характер стран мира. Несмотря на привычное деление политической карты мира на 193 государство (по количеству членов ООН), все они представляют собой части единого организма. Так, рост среднего класса в Китае и Индии, двух крупнейших стран мира по количеству населения, естественным образом повысил мировое потребление продуктов питания и изменил набор продовольственной корзины и вкусовых предпочтений, повысив долю продуктов, относившихся ранее к линейке дорогих или экзотических. Исследователи отмечают взаимосвязь между повышением уровня спроса на мировом рынке и ростом производства продуктов питания в отдельных странах, к которым относится и Бразилия. В результате к началу второго десятилетия XXI в. бразильский экспорт сои составил около 40%, мяса птицы – 30%, кофе – 30%, говядины – 20%, табака – 20%, а апельсинового сока до 80 % мирового рынка. Более того, в настоящее время Бразилия достигла уровня продовольственной самодостаточности.
        Казалось бы, контроль над целыми сегментами мирового продовольственного рынка и отмеченная самодостаточность дают основание предполагать, что проблемы бедности, нищеты и голода не должны касаться Бразилии. Анализу внутриэкономической и социальной ситуации в стране посвящена отдельная глава. Исследователь М. Нери озаглавил свой раздел «Бразилия – общество равных возможностей», остановившись на подробном рассмотрении политики государства, распределения доходов и возможностей для населения страны. Латинская Америка в ХХI веке стала плацдармом прихода левых правительств к власти. В работах политологов-международников этот феномен получил название левого дрейфа. Если попытаться обратиться к мотивам и причинам подобного явления, то на поверхности окажутся повсеместные обвинения неолиберальных реформ, открытого регионализма и перехода к принципам и правилам свободной торговли и рыночной экономики.
        Нельзя согласиться с односторонне негативной трактовкой следования неолиберализму в регионе. Неолиберальные преобразования в экономике явились вынужденной мерой в ту пору, когда импортозамещающая индустриализация полностью исчерпала себя как парадигма развития и, напротив, стала превращаться в сдерживающий фактор роста. Экономические преобразования способствовали положительным изменениям в политической жизни и консолидации демократических режимов. Опосредованно неолиберальные реформы подготовили политическую систему и обеспечили установление таких правил, которые позволили кандидатам от левых партий прийти в конгрессы и парламенты и достичь президентского кресла посредством законных процедур выборов.
        В главе, посвященной торговой политики Бразилии, авторы отдельно останавливаются на ее деятельности в «группе двадцати» и ведущей роли в деле борьбы с субсидированием сельскохозяйственного производства развитыми странами. Столкнувшись с неготовностью «стран первого мира» начинать этот диалог, Бразилия сделала упор на диверсификации внешнеполитических контактов и поиске новых направлений сотрудничества. В бразильском случае подобным новшеством стало развитие и интенсификация связей по линии «Юг-Юг». Упоминание подобных тенденций логично требует продолжения анализа в русле не только экономической базы, но и изменившейся позиции Бразилии на мировой арене. Так, в частности, за пределами сборника остались проекты реформирования Совета Безопасности ООН. Между тем Бразилия – один из главных претендентов на вхождения в круг его постоянных членов.
        Отдельная большая тема – Бразилия в системе межамериканских связей. В регионе наблюдается концентрация участников вокруг двух полюсов и центров силы – Бразилии и Венесуэлы. Речь не идет пока о какой-либо конфронтации между двумя проектами. Тем не менее при совпадении позиций и широком декларировании желания создания региональных форумов без участия США, Латинская Америка в работе этих форумов распадается на несколько групп интересов при отсутствии общего знаменателя.
        Издание предлагает читателю основу для размышлений о развитии системы межамериканских отношений. При обилии фактического и источникового материала сборник логично структурирован, а информация в нем часто дана в графических таблицах и графиках. Это фундированное и разностороннее исследование

Анна Проценко,
кандидат политических наук        

Примечания

1 В мае 2010 г. в Центре политических исследований ИЛА РАН состоялся Круглый стол, посвященный обсуждению проекта о концепции полярности или полюсности. Подробнее с дискуссией можно будет ознакомиться на сайте ИЛА РАН.
2 См. Окунева Л.С. Бразилия: особенности демократического проекта: Страницы новейшей политической истории латиноамериканского гиганта (1960-е гг. – 2006 г.). М.: МГИМО-Университет, 2008; Давыдов В.М., Бобровников А.В. Роль восходящих гигантов в мировой политике (шансы Бразилии и Мексики в глобальном измерении) М.: ИЛА РАН, 2009.
3 Обама Б. Дерзость надежды. СПб.: Азбука-классики. 2008.
4 Говоря о качестве природных энергоресурсов мы подразумеваем нефть с большим октановым числом и меньшим содержанием примесей. При наличии и нефтяных, и газовых месторождений также учитывается показатель рентабельности, характеризующий наименьшие трудовые и финансовые издержки в процессе добычи.
5 Процессы экономической интеграции в регионе были запущены в 1964 г. с образованием ЛАСТ (Латиноамериканской ассоциации свободной торговли). Объединение, бурно развивающееся в первые годы, сошло на нет, столкнувшись с проблемой сильных различий в размерах экономик и внутренних рынков, при которых требовалось введение особых более мягких процедур для малых стран. Примерно такая же ситуация сегодня наблюдается в МЕРКОСУР, который распадается на два блока: крупных (Бразилия, Аргентина) и малых (Уругвай, Парагвай) стран, что до сих пор не позволяет поставить точку в процессе перехода к единой таможенной зоне, утвержденной в 1994 г. Асунсьонским договором.


                


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015