Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 9, № 3(27). Сентябрь-декабрь 2011
Рукописи не горят. Рецензии

РЕТРОСПЕКТИВА АФГАНСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

Бойко В.С. Власть и оппозиция в Афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг. Москва-Барнаул, 2010. 392 с.

   Рецензируемая монография – труд барнаульского афганиста В.С. Бойко, в одиночку ведущего на Алтае работу над этой сложной тематикой. В то же время его с полным основанием можно причислить к школе афганистики Института востоковедения РАН, с которым автор тесно связан долгие годы. Монография стала результатом многолетней кропотливой работы. На основе уникальных материалов в ней воссоздана политическая история Афганистана в 1919 – 1953 годах. Автор попытался посмотреть на политический процесс как на противоборство власти и оппозиции, что позволило ему выделить ряд новых закономерностей, прийти к оригинальным выводам.

   Исторический период до активного вмешательства СССР в афганские дела малоизвестен научному сообществу и широкой читательской аудитории. Современный афганский конфликт зачастую представляется как синдром, присущий государству с короткой политической историей и отсутствием политических традиций. Для реконструкции политического прошлого Афганистана во всем его богатстве и разнообразии необходимы комплексные исторические исследования, соединяющие в себе как советские/российские, так и зарубежные источники. Необходимо и изучение документов, находящихся в архивах стран Евросоюза, Азии и в США.
   Учитывая, что в исследуемый период первостепенным внешним игроком в Афганистане была Великобритания, особенно ценными являются материалы британских хранилищ. Именно такое исследование, основанное на уникальных источниках, провел В.С. Бойко. Среди них документы труднодоступного для иностранцев Центрального государственного архива Республики Узбекистан, архива департамента по делам Индии, Британской библиотеки, Национального архива Великобритании, документальные коллекции ряда колледжей Кембриджского и Оксфордского университетов, Королевского института международных отношений (Лондон), материалы частных коллекций видных востоковедов и политиков.
   Основное внимание в работе уделено внутриполитическим процессам, однако благодаря комплексному подходу автора к изучению политики сменявших друг друга режимов, монография содержит ценный материал для оценки поведения Афганистана на международной арене и позволяет выявить региональные и внерегиональные факторы, оказавшие влияние на внутреннюю ситуацию в стране.
   В книге автор показывает, как с приходом к власти Аманулла-хана Афганистан пошел по пути модернизации и с какими трудностями столкнулся. Рассматривается кризис его правления, децентрализация власти в Афганистане и гражданская война 1929 года. Далее в фокус исследования попадает внутренняя и внешняя политика Надир-шаха и его последователей. Работа заканчивается анализом попыток модернизации общественных отношений в 1940-х – начале 1950-х годов. Автор завершает исследование истории Афганистана в момент, когда с уходом Великобритании сложилась новая структура региональной подсистемы международных отношений на рубежах Центральной и Южной Азии.
   В рецензируемой монографии по-новому освещается целый ряд важных эпизодов внутриполитической истории Афганистана и международных отношений на афганском направлении. К таким эпизодам относится, в частности, третья англо-афганская война 1919 года, сигналом к которой для Аманулла-хана послужил расстрел англичанами участников праздничных собраний в г. Амритсаре (Индия), а также разведданные, полученные при помощи первого (и неофициального) представителя России в Кабуле К. Сливицкого (с. 30–40). Новые руководители Афганистана, окрыленные первой победой, стали претендовать на центрально-азиатское лидерство под знаменем панисламизма. Но на проведение такой политики не хватило сил – сказывалась фрагментарность самого афганского общества и нехватка кадров у нового кабульского режима (с. 40–65).
   Автор рассмотрел причины и события, повлекшие за собой эмиграцию жителей советской Средней Азии в Афганистан, эволюцию групп эмигрантов в рамках афганского общества и их участие в борьбе за власть. В монографии предпринято детальное описание и анализ гражданской войны, охватившей Афганистан в конце 1920-х – начале 1930-х годов, – первого конфликта такого рода на позднеколониальном Востоке (с. 110–229).
   Впервые предметом научно-биографического описания стал состав руководящих структур созданного повстанцами-представителями национальных меньшинств и их предводителем, таджиком Хабибуллой Бачаи Сакао, государства «Кабулистан», просуществовавшего 9 месяцев (с. 141–164).
   В работе особое внимание уделено афганскому духовенству. Его политизация происходила медленно и прерывно. Во всяком случае, к 1950-м годам в Афганистане не наблюдалось проявлений исламизма – данный феномен возник в более поздний период и в изменившихся международных условиях.
   Анализируя международные отношения Афганистана, В.С. Бойко приходит к выводу о том, что наименее проблемным для суверенитета Афганистана был британский фактор. Вопреки существующим в советской историографии мнениям, британская элита не ставила задачи захвата Афганистана, а стремилась сохранить его буферное положение. Более того, с целью укрепления своих северо-западных (индийских) рубежей Великобритания периодически оказывала экономическую и военную помощь Афганистану, что было закреплено в «плане Ланкастера» (с. 258).
   Советская Россия/СССР первоначально рассматривали Афганистан как «коридор» в Индию. Однако к началу 1930-х годов, после провала советско-афганской операции 1929 г. по восстановлению власти Амануллы-хана, СССР вернулся к концепции буферизации Афганистана. Между тем плохо скрытое военное вмешательство СССР в афганские дела в 1929 г. и игнорирование интересов части афганской элиты (амануллистов) подтолкнуло ее к ориентации на Германию. В дальнейшем СССР оставался второстепенным экономическим партнером Афганистана. Лишь после ухода из региона Великобритании ему удалось частично заполнить образовавшийся вакуум.
   Кроме Великобритании и СССР, важную роль в афганских делах играли Турция, Иран и Индия (последняя преимущественно как составляющая британской политики). С Афганистаном были тесно связаны пуштунские группировки индо-афганского приграничья, имевшие, однако, собственные политические приоритеты, не совпадавшие с взглядами афганских пуштунов. В контексте внутриафганской политики на основе материалов Национального архива Великобритании, Британской библиотеки и Центра исследования Южной Азии Кембриджского университета, автор анализирует проблему Пуштунистана – одну из сложнейших в афгано-пакистанских отношениях и в Южной Азии в целом.
   Изменение в расстановке внешнеполитических сил произошло после Второй мировой войны: усилился интерес СССР к Афганистану, на смену распавшейся британской колониальной империи пришли США. Автор характеризует первые шаги США в Южной Азии как «осторожное полунезнание и полупартнерство с конкурентами» (с. 327) Вхождение США в афганскую политику началось с проекта инфраструктурной перестройки Гильмендской долины – неудачный с экономической точки зрения проект позволил США закрепиться в афганском внешнеполитическом спектре.
   Очень благоприятные позиции в Афганистане имела Германия. Уже в межвоенный период ей удалось создать имидж дружественного партнера и претендовать на статус «третьей силы». Часть афганской элиты была готова к сотрудничеству даже с фашисткой Германией, но Берлин сделал ставку на Амануллу-хана, что оказалось ошибкой. В сфере влияния Германии оказалась и политически активная часть среднеазиатской эмиграции. Однако ее усилия по созданию южного фронта против СССР были нейтрализованы советской разведкой (с. 256–258).
   В послевоенный период заинтересованные державы сделали ставку на создание политических партий в Афганистане: Советский Союз опирался на движение «Виш Зальмиян», Великобритания же надеялась на внедрение в Афганистане собственного партийного опыта. На основе материалов Национального архива Великобритании и Архива внешней политики России автор анализирует первый афганский проект политической институционализации сверху. В целом, воздействие внешних факторов на политические процессы в Афганистане в первой половине XX в. характеризуется им как «неглубокое». В.С. Бойко выступает против характеристики исследуемого периода как нового витка «большой игры» – согласно его мнению, в комбинации многовекторных взаимодействий внутренних и внешних сил афганская составляющая играла самостоятельную роль (с. 328).
   Автор делает вывод о наличии в Афганистане позитивного исторического опыта реформ и диалога политических сил, устойчивого внутри- и внешнеполитического развития, опыта оригинальных инициатив в различных сферах общественной жизни, в общем, того, что можно использовать нынешним руководителям для вывода страны из затяжного кризиса.

Алексей Дундич

 

 

 

 


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015