Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Том 9, № 2(26). Май–август 2011
Рукописи не горят. Рецензии

МИР МЕЖДУ КРИЗИСАМИ?

Rachman G. Zero-sum Future: American Power in an Age of Anxiety. New York: Simon & Schuster, 2011. 340 p.
Рахман Г. Будущее с нулевой суммой: американское могущество в «тревожную эпоху». Нью-Йорк: Издательство Саймон энд Шустер, 2011. 340 с.                        

Сотрясающие Ближний Восток и Северную Африку отголоски глобального экономического кризиса напомнили о том, насколько опасно недооценивать последствия событий, с которыми столкнулся мир в 2008 году. Крах системы ипотечного кредитования в США повлек за собой «цепную реакцию», приведшую глобальную экономику к спаду, уступающему лишь Великой депрессии 1929–1933 годов. Прогнозы относительно того, каким будет мир на фоне одновременно последствий старого и предпосылок нового кризиса, стали предметом бесконечных дискуссий.
        Тем не менее книга колумниста британской газеты «Financial Times» Гидеона Рахмана, также посвященная кризису, заслуживает внимания. Во-первых, она появилась в тот момент, когда первоначальные эмоции, связанные с обвалом финансовых рынков по всему миру, несколько улеглись, а мрачные предсказания последствий кризиса, сделанные на волне паникерских настроений, не оправдались. Есть вероятность, что оценка последствий кризиса будет более взвешенной.
        Во-вторых, Г. Рахман относится к числу «лидеров мнений», то есть тех журналистов, кто оказывает направляющее воздействие на тон публичных дискуссий по наиболее острым проблемам. Наконец, большой профессиональный опыт Рахмана, успевшего поработать и в «Би-Би-Си», и в еженедельнике «Экономист», и наблюдавшего множество событий, описанных им в своей книге, делает его рассуждения особенно интересными.
        Повествовательная линия книги открывается серией очерков о том, каким образом происходило оформление либерального экономического и политического порядка в ключевых для мировой экономики странах и регионах. Данный порядок отождествляется Г. Рахманом с глобализацией (хотя сам автор иронично характеризует данный термин как «модное словечко»), создавшей международную среду, в которой взаимодействие участников является взаимовыгодным. Либерализация мировой экономики создала предпосылки для роста благосостояния во всем мире, что, по мнению автора, должно было привести к политическим реформам в странах с авторитарными режимами и снизить вероятность возникновения международных конфликтов.
        По мнению Г. Рахмана, ключевыми событиями, приведшими к формированию глобальной экономики, стали реформы Дэн Сяопина в Китае, экономический курс М. Тэтчер и Р. Рейгана, крах советской модели экономического развития, «бархатные революции» в Восточной Европе, новый этап в развитии западноевропейской интеграции на рубеже 1980–1990-х годов, а также экономические реформы в странах Латинской Америки и Индии, направившие их на путь либерализации.
        Все эти события, взятые вместе, начиная с 1978 (начало реформ в Китае) по 1991 г. (проведение операции «Буря в пустыне») знаменуют этап становления глобальной неолиберальной экономики. Международная операция против Ирака под эгидой ООН, призванная остановить агрессию Ирака в отношении Кувейта, как считает Рахман, ознаменовала наступление «эпохи оптимизма», пришедшей на смену «эпохе трансформации». Международный порядок стал характеризоваться не только окончательным утверждением либерализма в качестве идеологической основы международного развития, но и стремительным развитием новых технологий, породившим уверенность в возможности разрешения таких глобальных проблем, как изменение климата или нехватка ресурсов. «Эпоха оптимизма», по утверждению Рахмана, стала периодом абсолютного могущества США как гаранта благополучия и безопасности в мире. «Соединенные Штаты верили, что экономическая глобализация и свободный рынок были движущими силами процветания и мира во всем мире. Однако там, где рыночная экономика оказывалась неспособна обеспечить мир, процветание и стабильность, США были готовы использовать свое военное могущество для вмешательства» (с. 133).
        Приход к власти в США республиканцев во главе с Дж. Бушем-мл. не изменил основ миропорядка, сложившегося в «эпоху оптимизма». Между администрациями Клинтона и Буша было гораздо больше общего, чем считают многие. Главное, что их объединяло, – вера в благотворную роль глобализации в деле укрепления мира, стабильности и экономического процветания, а также решимость использовать возможности Америки для распространения демократических ценностей по всему миру. Схожесть подходов обоих президентов особенно отчетливо проявилась в вопросе сотрудничества с Китаем: и Клинтон, и Буш очень быстро отказались от воинственной предвыборной риторики и сделали выбор в пользу развития торговых связей с Пекином, полагая, что экономический рост рано или поздно приведет к демократизации Китая. При этом развитие мирохозяйственных связей и технологический прогресс, активно поощряемые Соединенными Штатами, были выгодны не только им и странам Европейского Союза. Они также привели к росту благосостояния и подарили надежду на лучшую жизнь сотням миллионов людей во всей Восточной и Юго-Восточной Азии, а также Индии и Латинской Америке.
        По мнению автора, агрессивный внешнеполитический курс, взятый на вооружение администрацией Дж. Буша-младшего, не затронул основы миропорядка, сложившегося в 1980-1990-х годах. Его острие было направлено на ограниченное количество «стран-изгоев». Вместе с тем стратегия США в отношении крупнейших мировых держав в этот период строилась на тех же самых принципах, которые составляли суть американской политики на протяжении всей «эпохи оптимизма». «США делали ставку на глобализацию и международную экономическую интеграцию для того, чтобы сгладить международные конфликты и способствовать демократическим изменениям в странах-потенциальных соперникаках США, таких, как Россия и Китай» (с. 168).
        Дорогостоящие военные операции в Ираке и Афганистане заметно пошатнули основы американского могущества. Но конец «эпохе оптимизма» положил мировой экономический кризис 2008 года. Он ознаменовал наступление «тревожной эпохи», главной отличительной чертой которой является утрата странами Запада, и прежде всего США, лидерских позиций. Описывая нынешнее состояние американской экономики, Г. Рахман приходит к пессимистическим выводам о том, что существующие в ней гигантские проблемы, которые администрация Б. Обамы так и не смогла разрешить, не только снизили потенциал влияния США в мире, но и подорвали веру в универсальную силу рыночных механизмов.
        Едва ли не в более плачевном состоянии, по мнению Рахмана, оказался Европейский Союз. Неспособность отдельных стран ЕС соблюсти бюджетную дисциплину создала почву для открытого конфликта между ними и более благополучными с экономической точки зрения участниками интеграционного процесса.
        Снижение совокупного лидерского потенциала Запада привело к тому, что в международные отношения стала возвращаться логика соперничества, «игры с нулевой суммой», когда достижение выгод возможно лишь за счет потерь у других.
        В условиях, когда кризис обострил множество глобальных проблем, стоящих перед человечеством, преобладание в межгосударственных отношениях логики «нулевой суммы» само по себе крайне опасно, сводя к минимуму шансы на решение наиболее острых вызовов, к числу которых Рахман относит спад мировой экономики, нехватку ресурсов, изменение климата, проблему бедности, рост числа «неудавшихся государств», распространение оружия массового уничтожения и терроризм. Если в «эпоху оптимизма» предполагалось, что их решение возьмут на себя США, то отныне решение любой из глобальных проблем требует выработки общей позиции и координации усилий всех крупных держав, прежде всего США и Китая.
        При этом объединившая крупнейшие экономики мира «группа двадцати», реанимированная в разгар кризиса и ставшая источником больших надежд на преодоление его последствий, вплоть до последнего времени так и не смогла принять сколько-нибудь значимых и действенных решений. Вопреки собственным обещаниям, принятым на антикризисном саммите 2008 года, большинство стран-участниц усилили протекционистские меры для защиты собственных экономик.
        Другим наглядным примером невозможности поиска совместных ответов на глобальные вызовы стал, по мнению автора, саммит в Копенгагене в декабре 2009 года, посвященный проблеме изменения климата. Для того чтобы добиться прогресса на данном направлении, государства, принимая на себя обязательства по снижению вредных выбросов в атмосферу, должны добровольно согласиться с ограничениями, которые данная мера наложит на их экономическое развитие. При этом ограничения должны устанавливаться всеми государствами одновременно, поскольку снижение выбросов со стороны отдельных стран не изменит общую картину. В данном случае в действие вновь вступает «логика нулевой суммы», при которой любая инициатива сопряжена со страхом предоставить преимущества своему сопернику.
        Учитывая ослабление США и их западноевропейских союзников, а также невозможность достижения коллективных договоренностей относительно решения крупнейших мировых проблем, Рахман предрекает значительный рост влияния «авторитарной оси» государств, к которой, по мнению автора, относятся прежде всего Китай и Россия, а также Иран и Венесуэла. Эти государства не в состоянии предложить миру столь же значимую идеологическую альтернативу, которой стал либерализм в «эпоху оптимизма». Их роль, скорее, деструктивна и будет заключаться в дальнейшем раскачивании основ и без того утратившего прочность миропорядка. В данном смысле Рахман предрекает интенсификацию старых и появление новых конфликтов в регионах, в которых расположены данные государства. Вырисовывается мрачная картина «мира с нулевой суммой», в котором острая борьба государств на фоне растущей разбалансированности мировой экономики приводит к росту глобальной бедности, усилению конфликтов и росту числа «неудавшихся государств», правительства которых неспособны контролировать собственную территорию и бороться с криминальными и террористическими группировками, неизбежно усиливающимися в условиях «вакуума власти».
        Можно ли остановить скатывание мира в пропасть «логики нулевой суммы»? Свои размышления на этот счет Г. Рахман суммирует в заключительной главе книги под названием «Спасти мир». Несмотря на то что идеи, лежавшие в основе «эпохи оптимизма», оказались дискредитированы в результате излишне самонадеянной политики США при Дж. Буше-мл. и последовавшего мирового экономического кризиса, альтернатив в современном мире им по-прежнему нет. Следовательно, у крупнейших мировых держав не остается другого выбора, кроме как попытаться восстановить доверие друг к другу и воссоздать условия, существовавшие в годы «эпохи оптимизма». Рецепт, который предлагает Рахман, – это сотрудничество и поиск «точек соприкосновения» ведущих государств в таких вопросах, как ядерная программа Ирана и сокращение ядерных вооружений, для чего США понадобится найти компромиссные решения, которые устроили бы Китай и Россию.
        Наиболее важным условием возврата к «эпохе оптимизма», по мнению автора, является преодоление дисбаланса в мировой экономике и наметившейся тенденции к росту протекционизма. В этом плане ключевым действующим лицам мировой экономики, таким, как Китай, США и Европейский Союз, по мнению Г. Рахмана, придется поступиться своими национальными интересами и пойти на шаги, жизненно важные для преодоления последствий кризиса. Китаю необходимо отказаться от жесткого регулирования курса юаня и позволить китайской валюте вырасти относительно доллара. Данная мера не только позволит погасить растущие протекционистские настроения в США, но и в долгосрочной перспективе положительно скажется на китайской экономике, увеличив благосостояние населения и создав новые заделы для роста.
        Европейский Союз должен найти в себе силы отказаться от изжившей себя системы дотаций для сельскохозяйственной промышленности (что позволит достичь прогресса на переговорах в рамках ВТО) и продолжить развитие интеграционного процесса параллельно с принятием новых членов, таких, как Украина, Турция, а в дальнейшем, возможно, и Россия. Особая ответственность, по мнению Г. Рахмана, лежит на американском руководстве, задачей которого является оздоровление американской экономики. При этом автор уверен, что руководству США, страны, которая не раз демонстрировала умение преодолевать трудности, под силу вернуть собственным гражданам чувство оптимизма и веры в благотворный характер глобализации.
        У думающего самостоятельно или стремящегося так думать читателя книга наверняка вызовет чувство разочарования – написанная легким и живым языком, наполненная множеством личных наблюдений и интересными подробностями из жизни ключевых персоналий «эпохи трансформации» и «эпохи оптимизма», она в то же время вобрала в себя все мыслимые клише и идеологемы Запада в отношении остального мира. Это и безусловная ценность глобализации как абсолютного блага, и неявное стремление противопоставить «хорошие демократические страны» «плохим авторитарным», и идеализация периода с конца 1970-х по 2008 годы, и вера в «моральное право» и даже «долг» Запада обустраивать мир в соответствии с собственными представлениями, используя там, где это необходимо, свои силовые возможности. Впрочем, ожидать иного от книги, которая очевидным образом адресована европейцам и американцам и автор которой не скрывает опасений по поводу растущих возможностей Китая и России, вряд ли приходится. Ее ценность для незападного читателя состоит, скорее, в том, что она в очередной раз демонстрирует масштабы мировоззренческой пропасти между Западом и остальным миром, преодоление которой, как представляется, должно предшествовать всем тем шагам, которые Г. Рахман предлагает для выхода из кризиса. Любопытно, очень показательно для тех, кто изучает формирование западного общественного мнения и …немного смешно.

Сергей Шилов


                                


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015