Главная|Новости|Для авторов|Редакционная коллегия|Архив номеров|Отклики|Поиск | Публикационная этика | Прикладной анализ | English version
Текущий номер. Том 13, № 1 (40). Январь–март 2015
Реальность и теория
Аналитические призмы
Фиксируем тенденцию
Двое русских – три мнения
Рецензии
Persona Grata
Бизнес и власть
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Балтийский Исследовательский Центр
Сайт Содружество
 
Рукописи не горят. Рецензии

НЕИСТОЩИМЫЙ МЕССИАНИЗМ АМЕРИКАНСКОЙ ИДЕИ

McFaul M. Advancing Democracy Abroad. Why We Should and How We Can. Lanham: Rowman & Littlefield Publishers, 2010.
Макфол М. Распространение демократии за границей: почему мы должны и каким образом мы можем. Лэнхем: Роуман анд Литлефилд Паблишерс, 2010.


        У комментаторов, следящих за действиями Б. Обамы, стало создаваться впечатление, что Соединенные Штаты начали отходить от линии на распространение демократии, ставшей традиционной для них за последние два десятилетия1.Означают ли проступившие изменения отказ от стратегических целей Вашингтонга и прежде поставленных задач, которые не являлись изобретением неоконсерваторов, а в той или иной форме определяли внешнюю политику США на протяжении значительной части американской истории2?
        По мере накопления свидетельств новаций в деятельности администрации Б. Обамы на международной арене становятся заметными и элементы ее преемственности по отношению к наследию прошлых десятилетий. В частности, появляются примеры сохраняющейся озабоченности США проблемой распространения демократии и защиты прав человека по всему миру3. Книга специального помощника президента по России, сотрудника аппарата Совета национальной безопасности США М. Макфола «Распространение демократии за рубежом: почему мы должны и каким образом мы можем» представляется одним из косвенных тому подтверждений.
        В монографии отмечено, что она была написана автором в бытность профессором Стэнфордского университета еще до назначения на официальный пост в январе 2009 г. и отражает исключительно его личные взгляды. Тем не менее можно предположить, что позиция М. Макфола за прошедший год фундаментально не изменилась, зато с учетом занимаемого им положения, он обладает определенным влиянием на политику администрации4.
        Отношение М. Макфола к деятельности команды Дж. Буша-мл. по распространению демократии менее критично, чем можно было бы ожидать с учетом его партийной принадлежности. Отмечая отдельные ошибки политики предыдущей администрации, он в то же время стремится дать ей объективную оценку. В частности, он подчеркивает, что прошедшее десятилетие сопровождалось как расширением круга демократических стран (прежде всего на постсоветском пространстве и в Азии), так и укреплением лагеря противников демократии, к которым он относит Россию, Венесуэлу, Иран, Китай – не все откаты от демократии, как и не все достижения на этом направлении, стоит связывать с действиями республиканцев (с. 6). Тем не менее негативное отношение к американской внешней политике, сложившееся в 2000-х годах как за рубежом, так и внутри страны свидетельствует о необходимости ее адаптации.
        В связи с тем что действия администрации Дж. Буша-мл. во многом дискредитировали идею опоры на ценности во внешней политики, в книге автор пробует решить три основные задачи: доказать, почему демократии лучше авторитарных режимов, объяснить, в чем преимущества демократизации других стран для США и, наконец, попытаться сформулировать основы возможной стратегии Соединенных Штатов с учетом негативного опыта последних лет. По сути автор стремится реабилитировать политику распространения демократии в обновленной форме.
        В манере изложения автор стремится придерживаться высоких научных стандартов. Не удивительно, что он с самого начала сталкивается с проблемой определения демократии, не решенной в современной политологии. В работе он опирается на традиционное для американских исследователей институциональное понимание политического режима (с. 28). Демократия в этой трактовке представляет собой набор институтов, которые обеспечивают равноправную конкуренцию между субъектами в процессе принятия политических решений. Такой подход хотя и считается минималистским, не отождествляет демократическое правление исключительно с проведением выборов, так как делает необходимым достижение равенства возможностей субъектов, участвующих в электоральной борьбе.
        В перечислении институтов, гарантирующих такое равенство, присутствует гораздо меньшая точность. М. Макфол отсылает к характеристикам либеральной демократии, сформулированным Л. Даймондом, но тут же оговаривается, что в полной мере им не соответствует ни одно из существующих государств. Далее по тексту при установлении степени демократичности страны автор неоднократно опирается на индекс американской неправительственной организации «Фридом хаус», который не является общепризнанным.
        С учетом сформулированного определения, М. Макфол переходит к рассмотрению преимуществ демократии перед другими политическими режимами (с. 35–37). Внимательный взгляд на представленные аргументы позволяет выявить их тавтологичность: все они так или иначе сводятся к тому, что демократии ставят политическую власть в прямую, эффективно осуществляемую зависимость от решений граждан страны и тем самым заставляют ее работать в их интересах.
        Хотя М. Макфол признает, что не все демократические режимы действуют в интересах своих граждан, он утверждает, что в среднем их эффективность выше, чем у других режимов. В данном случае вскрывается проблема, которая неизбежна для исследований на данную тему. Рассуждения «о демократии вообще» не учитывают специфику и обусловленность политического режима в каждом случае местными особенностями. Автор подчеркивает, что не существует единой модели демократии и в каждом случае политический режим должен соответствовать тому обществу, в котором он осуществляется. Вместе с тем возникает вопрос, насколько в этом случае допустимо говорить о демократиях в принципе потому, что такие рассуждения зачастую напоминают размышления о «средней температуре по больнице».
        От обсуждения преимуществ демократии М. Макфол переходит к рассмотрению существующих ей альтернатив. Он отмечает, что в современном мире даже диктаторские режимы либо пытаются имитировать демократическое правление, либо по крайней мере заявляют о своей приверженности ему. Практически единственным источником пропаганды антидемократических ценностей остается часть радикальных исламистов, но их слабость и изолированность позволяют сделать вывод, что никогда ранее интеллектуальная оппозиция демократии не была столь слаба (с. 37–41). Более того, автор подчеркивает, что демократия – универсальная ценность, которая пользуется подавляющей поддержкой населения всех регионов мира (с. 41–45). Автор стремится ответить критикам, утверждающим, что авторитарные режимы более эффективны в стимулировании экономического роста и более стабильны политически. На основе статистических показателей он демонстрирует, что хотя в ряде случаев недемократиям действительно удается добиться более высоких темпов развития, в большинстве случаев это не так. Аналогичным образом он показывает, что по мере экономического развития степень выживаемости демократических режимов возрастает и с учетом наличия институционализированного механизма передачи власти (чего нет во многих авторитарных режимах), они оказываются предпочтительными с точки зрения целей долговременной политической стабильности. Более того, апеллируя к популярной на Западе концепции «демократического мира», он отмечает, что демократии безопаснее для соседних государств.
        Последний тезис логически связан с обоснованием необходимости сохранения демократизации мира в качестве одного из приоритетов американской политики. М. Макфол подчеркивает, что хотя не все союзники США разделяют американские ценности, демократии никогда не оказывались среди врагов Америки. После того как противники Соединенных Штатов вставали на демократический путь развития, они очень быстро превращались в их союзников. Так было с Великобританией в XIX веке, так произошло и с государствами Центрально-Восточной Европы после 1991 года5.Даже те авторитарные режимы, которые на какое-то время оказывались друзьями Вашингтона (что было не редким явлением во второй половине XX века), неизбежно превращались в обузу, либо впрямую требуя экономической помощи за лояльность (как, например, Египет), либо негативно влияя на образ Америки и ее способность мягкого влияния в мире (как диктатуры Латинской Америки). По мнению автора, создавая более безопасное окружение для Америки, демократизация сулит США экономические выгоды, прежде всего благодаря возможности сократить издержки на военные нужды. Хотя приводимый М. Макфолом анализ эмпирического опыта достаточно убедителен, его ценность снижается тем, что он не рассматривает альтернативных переменных, способных объяснить те же результаты.
        Автор признает, что политика демократизации не способна решить всех проблем, стоящих перед Америкой. Более того в краткосрочной перспективе она даже способна формировать новые угрозы для США. В то же время в долгосрочной перспективе эта стратегия соответствует американским интересам.
        Понятие национального интереса оказывается центральным в подходе М. Макфола. Автор утверждает, что деятельность на каком-то одном внешнеполитическом направлении не может и не должна подменять собой полноценную внешнюю политику. Необходимо, чтобы она входила во внешнеполитический курс в качестве органичного элемента в сочетании с другими стратегическими задачами. В данном случае либерал М. Макфол сближается с бывшим неоконсерватором Ф. Фукуямой6 написавшем о необходимости построения американской внешней политики на принципах «реалистического вильсонианства». Оба исследователя стремятся найти баланс между конъюнктурными, текущими интересами и подходами к существующей международно-политической реальности и долгосрочным стремлением преобразования глобального ландшафта «под себя».
        В отличие от своего более именитого коллеги7, М. Макфол пробует сформулировать развернутую программу мероприятий по осуществлению политики распространения демократии на ближайшие годы. Она состоит из четырех основных элементов: оптимизации применения несилового, дипломатического инструментария; перестройки системы финансирования программ демократизации; институционального разграничения адаптивного и преобразовательного компонентов внешней политики, интернационализации усилий.
        В первую очередь, М. Макфол советует восстановить мягкую мощь Америки, а для этого отказаться от практик, нарушающих права человека, и укрепить систему демократического правления в самих Соединенных Штатах. США также стоит умерить публичную риторику в поддержку демократизации, чтобы избежать необоснованных, завышенных ожиданий, хотя и не отказываться от нее полностью. Необходимо максимально ограничить применение инструментов жесткой силы для достижения этой задачи, так как это контрпродуктивно. Одновременно, нужно подталкивать союзные авторитарные режимы к построению институтов либеральной демократии и пытаться выстроить более теплые отношения с враждебными авторитарными режимами. Борьба с США неоднократно становилась источником легитимации для диктатур в глазах населения своих стран. Наоборот, политика вовлечения дает Вашингтону больше механизмов воздействия на иностранные правительства. Наибольшие же усилия автор рекомендует сосредоточить на странах, которые «застряли» в ходе перехода к демократии, где режим носит полуавторитарный характер или демократическое правление неустойчиво.
        Именно в этих странах американские финансовые вливания могут принести наибольшую отдачу. Программы американской помощи в сфере распространения демократии более полезны, если они оказывают непрямую поддержку различным институтам гражданского общества, в первую очередь независимым СМИ. В то же время, в связи с финансированием процесса демократизации, неизбежно встает опасность дискредитации местных оппозиционных сил из-за их связей с Соединенными Штатами. В этом отношении М. Макфол советует как можно больше дистанцировать программы помощи от традиционного внешнеполитического аппарата. Он предлагает создать специальное министерство развития и демократии, которое получило бы равный статус с Госдепартаментом и Пентагоном.
        С учетом закрепившегося в мире в последнее десятилетие настороженного отношения к проблеме распространения демократии, необходимо также способствовать интернационализации усилий в ее решении. США должны более активно использовать свое влияние на международные межправительственные и неправительственные организации для того, чтобы они взяли на себя основную ответственность за реализацию политики демократизации. Это позволит не только избежать обвинений в адрес США во вмешательстве внутренние дела и неоимпериализме, но и существенно расширить ресурсную базу такой деятельности без увеличения финансовой нагрузки на американский бюджет.
        Работа М. Макфола представляет собой авторский вариант стратегии распространения демократии на второе десятилетие XXI века. По сравнению с внешнеполитическим курсом Дж. Буша решение задачи всеобщей и полной демократизации мира отодвигается на более отдаленный срок, но не снимается. В условиях нехватки ресурсов для прямого и открытого насаждения демократии, она предлагает ряд изощренных способов и инструментов реализации этой политики. Знакомство с книгой полезно для постижения логики рассуждения одного из ведущих американских русоведов, а также для общего интеллектуального отрезвления тех, кто излишне увлечен поиском новаций в американской политике

Игорь Истомин
        

Примечания

1 Существенно снизилось значение этого аспекта в отношениях с крупнейшими международными партнерами, такими, как Китай и Россия. Новое руководство страны постаралось дистанцироваться от концепции «смены режимов». Амбиции Вашингтона в отношении государствостроительства в Афганистане и Ираке были значительно ограничены, и даже в ходе серьезных выступлений оппозиции в Иране реакция США оставалась достаточно сдержанной.
2 История формирования фундаментальных оснований американской внешней политики и внешнеполитической идеологии подробно проанализированы в работе отечественного исследователя Э.Я. Баталова (см.: Баталов Э.Я. Мировое развитие и мировой порядок (анализ современных американских концепций). М.: РОССПЭН, 2005.)
3 В частности, их можно проследить в акцентировании ценностного аспекта, в программной речи госсекретаря Х. Клинтон по европейской безопасности, в поддержке компании «Гугл», выступающей против цензуры Интернета в Китае, а также во встрече Б. Обамы с Далай Ламой.
4 Тем более что он работал в команде кандидата Б. Обамы практически с начала президентской кампании, то есть совмещал написание книги с подготовкой первоначальной стратегии для нынешнего президента.
5 Обратные примеры, когда государства превращались в противников Америки, несмотря на прошедший процесс демократизации (в эту категорию автор относит и политику России в последние годы), связан с незавершенностью демократического транзита, и начинающемся в результате откате от завоеванных позиций.
6 Fukuyama F. America at the Crossroads: Democracy, Power, and the Neoconservative Legacy. Yale: Yale University Press, 2006.
7 Что естественно, так как она была опубликована в середине второго срока Дж. Буша, когда важно было зафиксировать возможное направление дальнейшей эволюции внешнеполитического курса.


HTML-верстка А. Б. Родионова
© Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2003-2015